psyhologies.ru
тесты
текст: Вита Малыгина,  Елена Хилтунен 

Счастливые – какой ценой?

Для взрослых и детей приоритет сегодня один – жить полной жизнью, ощущая себя счастливыми и благополучными. Как помочь достичь этого своему ребенку? Сравним стремления родителей и мнения специалистов.
alt

Нам хорошо знакомы эти дети. Десятилетний Никита профессионально гоняет на роликах, неплохо разбирается в кино, учит английский с детского сада и не помнит времени, когда не умел обращаться с компьютером. Он любит читать и не прочь обсудить вопросы экологии, но у него проблемы с почерком, и учителя утверждают, что Никите все еще трудно сосредоточиться. Даше – восемь, по утрам она тщательно продумывает свой наряд. Она обожает «Фабрику звезд» и кукол Братц, но днем после школы все еще просит, чтобы няня поиграла с ней в «магазин».

Никита и Даша – обычные дети «из хороших семей». Они выглядят вполне благополучными, ни в чем не нуждаются, но можно ли назвать их счастливыми? Специалисты считают, что именно этот вопрос на самом деле беспокоит родителей, когда они говорят на приеме у психолога: «Она совсем не читает», «Ему скучно в школе», «Он не хочет взрослеть». На самом деле папы и мамы хотели бы задать один-единственный вопрос: «Достаточно ли счастлив мой ребенок?» – и получить на него внятный ответ.

alt

ЮЛИЯ ГИППЕНРЕЙТЕР

Доктор психологических наук, профессор, автор бестселлера «Общаться с ребенком. Как?» (ЧеРо, 2004).

«Совсем коротко я бы сказала так: счастливым растет ребенок, у которого умные, внимательные и дружные между собой родители».

Всего лишь «маленький взрослый»...

Сегодня забота о счастье и благополучии детей нам кажется естественной. Но еще 100 лет назад большинство родителей в разных странах мирах считали, что главная цель воспитания – добиться беспрекословного повиновения старшим. «Большую часть своей истории человечество снисходительно и неуважительно относилось к детям», – рассказывает историк психологии Екатерина Бакшутова. Детей считали несовершенными взрослыми, одевали во взрослую одежду (даже в рыцарские доспехи), наравне со взрослыми арестовывали, наказывали и... казнили. Потеря ребенка не была трагедией, наоборот, родители воспринимали детей как собственность, которой они вправе распоряжаться по своему усмотрению. Ситуация стала меняться лишь с конца XVI века. Крупнейший французский демограф и историк Филипп Арьес считал, что преодоление безразличного отношения к детству началось с появлением в это время в живописи портретов умерших детей.

Спустя еще 100 лет появляются первые детские книги, одежда... В начале ХIХ века некоторые матери из «образованных» семей решаются нянчить и воспитывать детей сами, реже применяется физическое наказание, врачи пытаются понять особенности детского организма. «Теперь с детьми считаются, за ними признается право быть кем-то особенным, как если бы общественное сознание лишь сейчас открыло для себя, что душа ребенка тоже бессмертна», – писал об этом времени Филипп Арьес.

---------------------------------------------------------------------

Зачем ему взрослеть

«Проблема не в уровне интеллекта прародителей, а в другой практике общественных отношений, ином разделении труда и иной системе детско-родительских отношений. У наших предков – и взрослых, и детей – была общая жизнь: дети участвовали в быту практически наравне со старшими. Необходимости в воспитании как особой деятельности не было: ребенок непосредственно, на примере окружающих, видел себя в будущем и стремился скорее стать взрослым.

В современном обществе все не так: произошло разделение на «мир взрослых» и «мир детей», между которыми огромная временная и смысловая пропасть. Именно в этом корень многих проблем, переживаемых современными родителями. Ребенок еще должен понять: хорошо ли быть взрослым, есть ли смысл к этому стремиться? А взрослый вынужден придумывать, как приобщить ребенка к своему миру, его смыслам, как заинтересовать подготовкой к тому будущему, которое ему пока недоступно и наступит нескоро. Ребенок, не открывающий для себя смысла развития, не может быть счастливым. Ситуация усугубляется тем, что взрослая жизнь родителей (их изнуряющая работа, конфликтные взаимоотношения, неудовлетворенность собственным существованием, которую дети чувствуют) часто выступает для детей в непривлекательном и даже отталкивающем виде. В таких условиях передача опыта и смыслов исключена, дети не желают взрослеть, не хотят идти в школу, развлечения вытесняют из их жизни другие занятия».

*Галина Бурменская – кандидат психологических наук, преподаватель МГУ им. М.В. Ломоносова, автор (совместно с О. Карабановой и А. Лидерсом) книги «Возрастно-психологическое консультирование. Проблемы психического развития детей» (МГУ, 1990).

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье