psyhologies.ru
тесты
текст: Подготовила Дарья Громова 

Спор о воспитании: объяснять или командовать?

Родители должны настаивать на своем, добиваться выполнения правил, в один голос утверждают психоаналитик Клод Альмос и педиатр Альдо Наури. Педиатр считает, что решения не обсуждаются, а психоаналитик уверена, что разговор необходим. Страстный спор о воспитании детей, в котором у каждого – своя правда.
Девочка прыгает на кровати ФОТО Getty Images 
Клод Альмос:  

В книге «Почему одной любви недостаточно» я дала одно объяснение, которое мне представляется очень важным: сегодня люди склонны сводить к одной лишь любви отношения между родителями и детьми, не задаваясь вопросом о специфике родительской любви. А ведь она не ограничивается чувствами, она подразумевает еще и воспитание. И это воспитание, абсолютно необходимое для выстраивания личности ребенка, не может совершаться без строгости. А сегодня как раз это и пугает. По двум причинам: с одной стороны, люди путают строгость с репрессиями, подавлением; с другой – они плохо поняли мысль Франсуазы Дольто. Первую часть ее высказывания все знают: «Ребенок – это совершенно отдельное существо, которое надо уважать»; но есть и вторая часть: «…это существо формирующееся, которое не может сформироваться без воспитания взрослыми». Совместить позицию родительской значимости и уважения к ребенку чрезвычайно трудно. Приходится задаться вопросом о самой природе этой значимости, и вот тут наши мнения совершенно расходятся.

читайте также«Мамы, а вы устаете от своих детей?»
Альдо Наури:  

Я думаю, что наши расхождения касаются не природы значимости родителей, а способов ее осуществления на практике.

К. А.:  

Я так не считаю. Мы с вами принципиально по-разному смотрим на отношения родителей и детей, которые вы определяете как иерархию. Это неверно. Да, конечно, командуют родители, но, в противоположность диктатору, который диктует свои собственные законы, родители всего лишь передают ребенку правила, которым они сами тоже подчиняются. Это не иерархия, а разница положений.

Клод Альмос: «Воспитание, абсолютно необходимое для выстраивания личности ребенка, не может совершаться без строгости. А сегодня именно строгость пугает.»

А. Н.:  

Как это? Отношения между родителями и детьми вертикальные, а значит, иерархические. Как раз из-за неверно понятых идей Франсуазы Дольто мы имеем дело с лозунгом «Ты на все имеешь право». Это помещает ребенка в горизонтальные отношения с родителями. В своей педиатрической практике я постоянно вижу, какой вред приносит детям воспитание, когда воспитатели не умеют говорить «нет». Я думаю, что ребенку невозможно объяснять все. Гораздо спокойнее иметь родителя, который говорит: «Пусть тебе это не нравится, но ничего не поделаешь». Он делает свою родительскую работу. Если родитель пускается в объяснения, он ставит ребенка в невозможное положение. Он говорит ему: «Мой подход тебе не нравится, но ты должен все равно любить меня». Сегодняшние родители постоянно изощряются в том, как бы понравиться своим детям, они все время хотят их соблазнить. А ведь соблазнение есть противоположность воспитания.

К. А.:  

Соблазнение, несомненно, есть противоположность воспитания. Но объяснения не связаны с соблазнением. Как психоаналитик, я наблюдаю множество детей, у которых нет проблем, связанных с какими-то особенно тяжкими обстоятельствами; у них просто отсутствуют воспитательные ориентиры. Такие дети очень быстро выправляются: я объясняю правила так, чтобы ребенок их понял и чтобы родители смогли в дальнейшем добиваться от него соблюдения этих правил. По большей части этого бывает достаточно. Объяснять не означает ни извиняться, ни оправдываться.

А. Н.:  

Так же, как и мне приходится объяснять и родителям, и ребенку, что такое правила. И мне хотелось бы в своих книгах обратиться к родителям, чтобы предупредить их. Потому что если бы у взрослых людей хватало решимости добиваться от детей послушания, они бы к нам не ходили – ни к вам, ни ко мне.

читайте также

21 принцип хорошего воспитания глазами ребенка

К. А.:  

Я думаю, что родители должны объяснять ребенку пределы дозволенного. Если вечером он то и дело вскакивает с кровати, они объясняют, что ему нужно спать, а им – какое-то время побыть без него. Они объясняют это раз, другой, может быть, третий. Но потом они просто ставят его перед фактом: «Это так, и нечего больше спорить!» Настоять на своем важно, но и объяснить тоже важно. Потому что цель воспитания не в том, чтобы ребенок слушался, покоряясь взрослому. Цель в том, чтобы он совершил внутреннюю работу, чтобы отказаться от немедленного удовлетворения своих желаний, от «принципа удовольствия», от всемогущества. Для этого нужно, чтобы родители твердо обозначили ему запреты, но в то же время дали возможность понять, для чего эти запреты служат.

А. Н.:  

По-моему, это работает, только если родитель полон решимости, если в глубине души он чувствует, что его слова имеют абсолютно фундаментальное значение для ребенка. Во все времена как только рождался ребенок, родители становились родителями. Они не ждали появления Дольто, чтобы узнать о том, что должны уважать своих детей! Но сегодня на них обрушивается масса противоречивой информации. С одной стороны, естественная склонность родителей воспитывать по-прежнему существует, но столько уже наговорено насчет «ребенка-короля», что они чувствуют себя виноватыми. Если же им объяснить, что воспитывать – это нормально, все получится.

«Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа»
Памела Друкерман«Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа» Здоровые границы – один из основных принципов французского воспитания. У родителей своя жизнь, у ребенка – своя. Он не центр мироздания. Может быть, поэтому французские дети не закатывают истерики и понимают, что значит «нет»?
К. А.:  

У нас с вами фундаментальное расхождение в том, каким должно быть воспитание. Возьмем, например, соску. Вы в своей книге говорите, что родители должны с двухлетнего возраста без всяких объяснений изымать у ребенка соску, бутылочку с молоком, игрушку, с которой он привык засыпать. На меня тоже производит удручающее впечатление вид четырехлетних детей с соской во рту. Но ребенку можно объяснить, что соску у него заберут, потому что теперь он разговаривает, у него есть слова, чтобы сказать, если что-то не так, если ему нужно, чтобы его успокоили. Когда это объяснено, тогда уже говорят «стоп» и выбрасывают соску. И тут совершенно не нужно устраивать ребенку учебный курс на 50 часов!

А. Н.:  

Проблема сегодня как раз в том, что родители устраивают учебный курс на 50 часов! А потом они считают, что если ребенок все понял, то он сам избавится от соски!

К. А.:  

Если где-то случаются перегибы, это не повод возвращаться к тому, что было прежде! В сказанном вами меня смущает то, что растерянные родители прочитают вашу книгу и станут буквально применять то, что там написано. Когда ребенка перестают кормить из бутылочки – а инициатива в этом исходит от матери – он какое-то время неизбежно переживает фрустрацию. Но если ему объяснить, что он, теряя это удовольствие, откроет для себя радость быть большим, все пройдет! Опираясь на любовь матери и ее слова, ребенок преодолеет этот этап. Если же этого не делать, то это будет называться злоупотреблением властью и насилием, которое может иметь тяжелые последствия. Потому что задача не только в том, чтобы ребенок больше не пользовался бутылочкой. Задача в том, чтобы он больше не испытывал в этом потребности, потому что он перешел к чему-то другому. Иначе у него на всю жизнь останется пустота, которую ничем не заполнить.

читайте также

Уроки жизни от наших детей

А. Н.:  

Он сам прекрасно все поймет! Именно в этом мы с вами полностью расходимся. Вы видите этого ребенка в свете психоаналитических концепций, а я его вижу в повседневной жизни. Приспособляемость ребенка к создаваемым для него условиям, когда родитель чувствует, что прав, такова, что можно обойтись и без слов. Ребенок обладает удивительной способностью к адаптации: он всегда сумеет приспособиться к тем условиям, которые ему предложили и которые для него имеют значение истины, потому что других он не знает.

Альдо Наури: «Приспособляемость ребенка к создаваемым для него условиям такова, что если родитель чувствует свою правоту, то можно обойтись и без слов.»

К. А.:  

То, что вы говорите, ужасно, потому что, исходя из этого, ребенку можно скормить что угодно! Я не подозреваю лично вас, Альдо Наури, в том, что вы собираетесь это делать. Но я думаю, что в сегодняшней обстановке высказанные вами идеи, могут быть применены самым худшим образом. Это правда, что психологи и психоаналитики слишком часто делали упор на «разглагольствования» с детьми. Но альтернатива не определяется как «либо разглагольствования, либо молчание». Отказ от объяснений – это всегда насилие. И это не единственное насилие, к которому вы призываете. Например, запрещать ребенку мастурбировать – это тоже насилие. Так же как и не давать ему, как вы это рекомендуете, информации по вопросам секса. Я каждый день принимаю у себя в кабинете взрослых людей, которые рассказывают, какую цену им пришлось заплатить за отсутствие информации о сексуальности. Говорить ребенку: «Не трогай свои половые органы прилюдно, это интимное дело, делай это у себя в комнате» очень важно. Но запрещать это делать – разрушительно. Когда вы советуете это в книге, предназначенной для широкой публики, вы можете себе представить, какой вред это может нанести? Это отбрасывает людей на несколько столетий назад.

читайте досье

Дети: уважать и воспитывать

А. Н.:  

Не надо представлять меня в карикатурном виде; в своей книге я говорю о навязчивой мастурбации. Я вам отвечу так же, как мне однажды сказала Франсуаза Дольто. Я ей говорил о вреде, который наносит родителям неправильное понимание того, что она говорит в передачах на радио. Так она ответила: «Дорогой собрат, надо в чем-то идти на риск». Я этот риск принимаю. Я не хочу сказать, что мои советы сотворят чудо, я только хочу призвать родителей принимать свое положение без боязни и не испытывать постоянный страх, что они могут травмировать своих детей! Когда мы без боязни принимаем свое собственное желание – «Иди к себе в комнату, я хочу поспать» – ребенок слушается. А когда он чувствует, что находится со взрослым на одном уровне, это вызывает неуверенность. Именно в этом смысле я говорю об иерархии. Внутри семейной структуры родитель занимает место, расположенное выше. Стоит отойти от осознания этого, как мы впадаем в «ребенкопоклонство».

К. А.:  

Ребенка не надо ни превращать в объект поклонения, ни дрессировать. Это существо, которое надо воспитывать, в том смысле, который придавала этому Франсуаза Дольто, то есть гуманизировать, очеловечивать. И я надеюсь, что то, о чем я говорю, поможет ему избежать визитов к психоаналитику!

Клод Альмос (Claude Halmos), психоаналитик, последовательница Жака Лакана и Франсуазы Дольто. Автор книг «Говорить значит жить» («Parler, c'est vivre», Nil Editions, 1997), «Почему одной любви недостаточно» («Pourquoi l'amour ne suffit pas», Evolution Edition, 2009). В книге «Авторитет. Объяснения для родителей» («L'Autorite Expliquee Aux Parents», Nil, 2011) она объясняет, почему, прежде чем настаивать на соблюдении правил, необходимо добиться, чтобы ребенок их усвоил.

Альдо Наури (Aldo Naouri), педиатр, автор многих книг, в том числе «Место для отца» («Une place pour le pere», Seuil, 1999), «Девочки и их матери» («Les filles et leurs mères», Odile Jacob, 1998). Его теории всегда вызывали множество критических замечаний со стороны психологов и психоаналитиков. В книге «Воспитывать своих детей – насущная задача» («Eduquer ses enfants: L'urgence aujourd'hui», Odile Jacob, 2008) он призывает родителей быть строгими и пользоватьcя своим положением в семье без страха и смущения.

В чем они согласны друг с другом?

  • Усвоение пределов дозволенного и правил необходимо для развития ребенка.
  • Строгость, осознание своей родительской значимости – составная часть воспитание, «одной любви недостаточно».
  • Торговаться с ребенком пагубно, потому что это ставит его на одну ступень с родителями.
  • Наказание необходимо, но оно не должно быть ни жестоким, ни унизительным.
читайте такжеФрансуаза Дольто, с уважением к детям
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье