psyhologies.ru
тесты
текст: Дарья Михеева 
PSYCHOLOGIES №31

Старший, средний, младший

Гипотеза о том, что очередность рождения детей в семье определяет особенности их личности, сохранилась со времен, когда складывались народные сказки. С помощью специалистов мы попытались выяснить, так ли это на самом деле.
alt

«Я всегда удивляюсь, почему мой муж и его младший брат такие разные, — признается 30-летняя Ксения. — Андрей — ответственный, организованный человек, а его брат — весельчак и лентяй. По всем меркам старший успешнее младшего: лучше учился, работает в более престижной компании. Но у его брата гораздо больше друзей, и мне кажется, что при всей его неорганизованности ему живется радостнее».

Старшие — консерваторы и перфекционисты, младшие — дерзкие смельчаки и творческие натуры, утверждает американский историк науки Фрэнк Саллоуэй (Frank Sulloway)*. Он исследовал биографии 7 тысяч исторических и научных деятелей, радикально повлиявших на атмосферу своей эпохи, и обнаружил: среди младших (не первенцев) в 18 раз больше революционеров (а также ученых, «перевернувших мир»), чем среди старших. Австралийский психолог Уолтер Тоумен (Walter Toman), изучив тысячи современных семей, увидел, что модели поведения во многом определяются «порядковым номером» ребенка в семье**. «Многие из тех, кто занимает сходные позиции в семьях, действительно имеют похожие психологические характеристики, — говорит семейный психотерапевт Александр Черников. — Так, на консультации клиенты нередко говорят о себе: «Мне всегда приходится непросто, потому что я слишком серьезно (неуверенно, легко) ко всему отношусь, я ведь был старшим (средним, младшим)».

На формирование индивидуальных различий влияет не только место ребенка среди братьев и сестер. «Важный фактор — это стиль отношения родителей к детям. С появлением каждого следующего ребенка их реакции и поведение меняются, — объясняет Александр Черников. — Меняется ситуация в семье, материальное положение, одна и та же женщина в 20 и в 35 лет имеет разный жизненный опыт». Кем же лучше быть, старшим, младшим, средним? Однозначного ответа нет: у каждой позиции есть свои плюсы и минусы.

Если их двое

Если в семье два ребенка, кажется, что им должно быть проще, ведь у каждого только один конкурент. Но соперничество один на один может быть жестким, особенно если у детей маленькая разница в возрасте. С появлением младшего старший переживает кризис перераспределения ролей. «Девочка воспринимает рождение младшего проще, чем мальчик, обычно с удовольствием включаясь в его воспитание, — говорит Елена Морозова. — А первенцу-мальчику порой бывает трудно, особенно если младшая, наоборот, девочка и в чем-то его обгоняет (скажем, в учебе). Он может начать хуже себя вести или учиться». Но и младшему нелегко: чувствуя, что причиняет старшему страдания, он не может понять почему. Он часто сталкивается с тем, что старший (авторитет и кумир!) отвергает его любовь и восхищение. Это может приводить к поискам всевозможных способов загладить воображаемую вину: младший может принять бессознательную установку на поражение, чтобы хоть в чем-то отдать старшему первенство.

Старший: много внимания, много ожиданий

«Он появился в семье первым и какое-то время остается единственным, — говорит детский психолог Елена Морозова. — Как правило, ему уделяют много времени, с ним много занимаются. Но ему достаются и тревоги, и неуверенность молодых родителей». Мужчина и женщина становятся отцом и матерью именно благодаря ему; с ним вместе они проживают заново то наследство, которое вынесли из своего детства и с которым, возможно, не до конца разобрались. «До рождения первенца, — поясняет Елена Морозова, — мы не имеем другого опыта воспитания, кроме того, как воспитывали нас самих. Поэтому со своим первым ребенком мы либо повторяем родительский стиль воспитания, либо пытаемся все делать наоборот. Отказ от привычного стиля ничуть не лучше слепого следования ему: он также демонстрирует нашу зависимость от родителей. Образно говоря, первенец оказывается промокашкой, которую первой прикладывают к кляксе и которая впитывает больше всего чернил».

Пока он у родителей один, он все время на передовой — внимание взрослых сосредоточено только на нем. Такая позиция может восприниматься как привилегированная, но, как только его поведение перестает устраивать родителей, возникает конфликт, и взрослые нередко готовы отстаивать свою позицию до победного конца (ведь еще нет следующих детей, которые будут претендовать на их внимание). И, конечно, рано или поздно старший сталкивается с испытанием, которым для него неизбежно становится рождение брата или сестры.

Младший: любимчик, конкурент

История вопроса

Сэр Фрэнсис Гальтон (Francis Galton), английский антрополог, основатель дифференциальной психологии, в конце XIX века первым заговорил о влиянии порядка рождения в семье на способности ребенка. В начале ХХ века Альфред Адлер (Alfred Adler), австрийский психолог и ученик Фрейда, описал тип личности, характерный для единственного ребенка ребенка в семье, для второго, для младшего. Лилиан Бельмон (Lillian Belmont) и Фрэнсис Маролла (Franсis Marolla), голландские психологи, в 1973 году исследовали несколько десятков тысяч юношей и установили, что чем больше у ребенка старших братьев и сестер, тем ниже его интеллектуальные способности. Американские психологи Роберт Зайонц (Robert Zajonc) и Грегори Маркус (Gregory Marcus) попытались объяснить этот феномен: первенец растет в обществе родителей, взрослых людей, которые много знают (среди первенцев больше всего нобелевских лауреатов). Второй ребенок общается уже не только с родителями, но и со старшим братом или сестрой, которые знают гораздо меньше, чем взрослые, третий — с родителями, старшим, средним… Общий интеллектуальный уровень семейной среды снижается по мере увеличения количества детей, что влияет на развитие младшего ребенка.

Самый младший в семье имеет дело с опытными родителями, которые меньше тревожатся, чем после рождения первенца. У него больше шансов стать любимчиком, и часто родители склонны, не отдавая себе отчета, задерживать его взросление, оставляя его «своим малышом». У последнего ребенка нет соперника, идущего ему на смену, благодаря которому он чувствовал бы потребность поскорее вырасти, научиться чему-то, — ему некуда торопиться. «Младшим свойственны беззаботность, оптимизм и готовность принимать чужое покровительство, — говорит Александр Черников. — У них могут возникнуть проблемы с самодисциплиной, им бывает трудно самостоятельно принимать решения». Быть любимчиком не так уж и выгодно: чтобы продолжать нравиться, он подчиняется желаниям родителей. Но так он еще больше противопоставляет себя старшим братьям и сестрам, которые, конечно же, ревнуют. «Не все проявления ревности очевидны для родителей. Так, если старшие играют с малышом, как с куклой, родители обычно одобряют их поведение. Но на самом деле старшие таким образом обезвреживают потенциального конкурента, не давая ему расти: они всегда готовы помочь малышу одеться или покормить его, хотя он уже умеет делать это сам», — объясняет Елена Морозова.

«Он знает, что силой в отношениях ничего не добьешься, — продолжает Александр Черников. — Поэтому часто вырабатывает обходные пути достижения своих целей». Младшие становятся настоящими мастерами общения, «ведь им приходится жить в обществе старших и учиться выстраивать с ними отношения, — говорит Елена Морозова. — Семья — первый социальный институт, с которым сталкивается ребенок, и старший проходит его, общаясь только со взрослыми, второй простраивает отношения с партнером-соперником. А младшему достается еще больше партнеров, его опыт богаче и разнообразнее». Но в то же время школа жизни младшего суровее: родители всегда пойдут навстречу ребенку, а старшие брат или сестра такими снисходительными не будут, поэтому у младшего есть опыт борьбы (чаще всего закулисной) за свое место в семье.

Есть вопрос?

  • Институт гармоничного развития и адаптации, тел.: (495) 650 5291, 629 4629.
  • Кафедра детской и подростковой психиатрии, психотерапии и медицинской психологии РМАПО, тел.: (495) 954 1314.
  • Институт практической психологии и психоанализа, тел.: (495) 682 1114.

Средний: найти свою нишу

Ни старший, ни младший, он ищет свое место. Побыв младшим и (не вполне) насладившись родительским вниманием, он зачастую слишком рано теряет привилегированную позицию. Но быть средним порой оказывается легче: «Благодаря отсутствию излишнего родительского давления (завышенных родительских ожиданий, как у старшего, и гиперопеки, как у младшего), средний ребенок живет своей жизнью, той, которая нужна ему самому», — поясняет Елена Морозова. Средние часто бывают спокойнее, безмятежнее… и налаживают мир между старшим и младшим. «Промежуточная позиция средних детей, — продолжает Александр Черников, — стимулирует развитие у них социальных навыков. Став взрослыми, многие из них хорошо умеют вести переговоры и ладить с разными людьми».

Почему мы в это верим

Любопытна аналогия, использованная американским социологом Далтоном Конли (Dalton Conley): «Очередность рождения значит примерно столько же, сколько знак зодиака, который не значит ровным счетом ничего. Как в астрологии, видя совпадение, мы говорим: „Ну еще бы, он же Телец!“, здесь мы скажем: „Естественно, он же первенец — агрессивный зануда, который хочет всех контролировать!“ А в тех случаях, где действительность не вписывается в схему, мы этого даже не замечаем».

Очередность рождения — значимый, но не единственный фактор, который влияет на наши индивидуальные особенности. «Она может способствовать проявлению некоторых черт характера, но не меньшую роль играют множество других вещей, — заключает Елена Морозова. — Это и атмосфера в семье, и ее экономическое положение, и распределение функций между матерью и отцом, и внешние влияния. Данные об очередности рождения стоит принимать во внимание, но нельзя считать их единственной истиной и уж тем более приговором судьбы».

* F. Sulloway «Born to Rebel: Birth Order, Family Dynamics and Creative Lives». Pantheon Books, 1996.** W. Toman. «Family Constellation». Springer Publishing Company, 1993.

Об этом

Родителям:

  • Марсель Руфо. «Братья и сестры, болезнь любви». У-Фактория, 2006.
  • Елена Силина, Л. Баландина. «Какие они, дети из многодетных семей». Пермь, 2005.

Детям:

  • Реннаут Клайва, Ингер Лисе Белсвик. «И не забывай гладить котенка». Самокат, 2006книга поможет ребенку разобраться со сложными чувствами, которые он переживает после появления в семье малыша.

«Семейный сценарий можно изменить»

Наши консультанты

Марина Егорова — доктор психологических наук, профессор, заведующая кафедрой психогенетики факультета психологии МГУ.

Psychologies:  Насколько важна очередность рождения для формирования личности?
Марина Егорова:  Нельзя утверждать, что сложности чьей-либо взрослой жизни могут автоматически вытекать только из того, каким по счету родился ребенок. Однако очередность рождения может влиять, скажем, на развитие интеллекта. Современные исследования показывают, что у средних и младших детей в целом интеллект ниже — хотя стоит иметь в виду, что он часто измеряется по тестам академической успешности, а это не единственный критерий оценки интеллектуальных способностей. Также исследования показывают: чем больше разница в возрасте, тем меньше действует правило более низкого уровня интеллекта у каждого следующего ребенка. Наоборот, младшие оказываются в более выгодной позиции, потому что старшие дети их стимулируют интеллектуально.
Порядок рождения влияет только на интеллект?
М. Е.: Не только. Американские возрастные психологи Джером Кэган и Джей Стивен Резник (Jerome Kagan, J. Steven Reznick) исследовали феномен заторможенности у детей, который проявляется как боязнь незнакомых людей и страх перед непривычными игрушками. Обнаружилось, этот эффект чаще наблюдается у тех, кто имеет старшего брата или сестру. Дело в том, что в семье они постоянно контактируют с кем-то, чьи действия нельзя предугадать: ожидать от мамы, что она напугает, было бы странно, а трехлетний брат или сестра вполне способны это сделать. И у младшего ребенка может возникнуть ощущение, что мир непредсказуем, и желание от него спрятаться.
Не значит ли это, что легче тем, кто растет один?
М. Е.: Родителям стоит иметь эти данные в виду, но при этом и понимать, что любой выбор жизненного пути — это в том числе и выбор рисков. Один ребенок — это определенные особенности воспитания, в семье, где он единственный, волнуются за него больше, чем в многодетной… Пятеро детей — это другие риски, но и они не фатальны; просто, зная о них, родители могут предупреждать трудные ситуации.
Вырастая, можем ли мы изменить то, что впитано в родительской семье?
М. Е.: От семьи мы получаем две вещи: среду и генотип. Генотип мы изменить не можем. Сценарий же, заданный семейной средой, изменить непросто, но возможно. В этом смысле большую роль играет любовь: это тот самый опыт особого контакта с другим человеком, благодаря которому можно помочь себе измениться. Другой путь — психотерапия: в ее основе лежит идея, что, каким бы ни был предшествующий опыт, у нас всегда есть возможность беспредельно меняться.

Подготовила Жанна Сергеева

Источник фотографий: Shutterstock.com
P на эту тему
  •   

Psy like
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Принять свое несовершенствоПринять свое несовершенствоПринятие себя требует серьезной внутренней работы. Одним удается спокойно относиться к своим недостаткам, другие пытаются держать все под контролем. Чтобы достичь внутреннего равновесия, необходимо перестать спасаться бегством и решиться заглянуть в себя. Как мы устроены? Чего боимся? Что мешает быть собой? Ответы помогут вспомнить о талантах, нереализованных амбициях, признать свою красоту и начать заботиться о себе. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты