psyhologies.ru
тесты

8 сторон жизни, о которых взрослым стоит задуматься

Каждый раз, когда происходит что-то страшное, мы пытаемся найти ответ на вопрос: почему так вышло? Можно ли было предотвратить это событие? Этими же вопросами задается героиня романа Лайонел Шрайвер*.
alt

Лайонел Шрайвер (Lionel Shriver) – американская журналистка и писательница, автор 11 книг. Она родилась в 1957 году, закончила Колумбийский университет (США), в настоящее время живет в Лондоне.

«Надо поговорить о Кевине» – длинная история, кульминацией которой становится кровавый эпизод: старшеклассник расстреливает из арбалета 11 человек, включая своих одноклассников и членов собственной семьи. Но этот роман не только о подростковом насилии. Он также о жизни в семье, о том, что она такое и зачем это нам нужно. О том, как меняются отношения между мужчиной и женщиной, когда каждый из любовников становится еще и родителем. В этой ситуации старшим предстоит находить (или не находить) общий язык не только друг с другом, но и с теми юными людьми, которые благодаря им появились на свет. И отсюда не следует, что этих новых людей легко понять или что ими просто управлять. Выясняется, что родительская власть – палка о двух концах: дети также обладают великим могуществом. Например, они могут быть нашей радостью и гордостью, но в их силах и заставить нас страдать, стыдиться и приходить в отчаяние. Также этот роман (как и все хорошие книги) – о любви и смысле жизни и о поисках этих важных для нас вещей.

читайте также«Трава» и подростки: найти верные слова

Отчаяние

«Отчаявшиеся люди часто выбирают кратковременное облегчение в обмен на отдаленные потери».

Наказание

«Пристыдить можно только тех, у кого есть совесть. Наказать можно только тех, у кого есть надежды или привязанности, кому не все равно, что о них думают. По-настоящему наказать можно только тех, в ком есть хоть малая толика добра».

Истинная любовь

«У истинной любви больше общего с ненавистью и яростью, чем с добротой и вежливостью».

Дурная слава

«Марк Дэвид Чепмен получает письма от фанатов, которые не может получать Джон Леннон; Ричард Рамирез, «Ночной охотник», уничтожил шансы дюжины женщин на счастливый брак, но сам до сих пор получает предложения от женщин, желающих выйти за него замуж. В стране, которая не видит различий между славой и дурной славой, последнее гораздо доступнее. В результате я нынче удивляюсь не частоте публичных буйств с автоматическим оружием, а тому, что не каждый честолюбивый гражданин Америки забрался на крышу торгового центра с заряженной винтовкой».

Вандализм

«Большинство детей любит портить вещи. Разорвать легче, чем склеить… Так что уничтожение – разновидность лени. И все же оно приносит удовлетворение: я ломаю, следовательно, я существую. Кроме того, от большинства людей созидание требует собранности, сосредоточенности, напряжения, в то время как вандализм предлагает облегчение. Надо быть настоящим художником, чтобы позитивно выразить бесконтрольность. В разрушении есть ощущение собственности, интимности, присвоения… Мотивом разрушения может быть нечто не более сложное, чем жадность, загребущая, недальновидная жадность».

читайте такжеПережить бунт подростка

Американцы

«Американцы толстые, косноязычные и невежественные. Они требовательные, властные и капризные. Они самодовольны и кичатся своей драгоценной демократией и смотрят свысока на другие народы, поскольку считают, что все понимают… и не важно, что половина взрослого населения не голосует. И еще они хвастливы. Веришь или нет, но в Европе считается неприличным изливать на новых знакомых, что ты учился в Гарварде и владеешь большим домом, и сколько он стоит, и какие знаменитости приходят к тебе на ужин. И американцам даже в голову не приходит, что где-то считается совершенно неприемлемым сообщать о своем пристрастии к анальному сексу человеку, с которым ты пять минут назад познакомился на вечеринке… Поскольку вся концепция личной жизни здесь перевернута с ног на голову. Вот почему доверчивость американцев превращается в недостаток, а наивность доходит до глупости. И самое худшее, они понятия не имеют, что весь остальной мир их терпеть не может».

Зачем люди заводят детей

«Я часто возвращаюсь к замечанию, сделанному тобой… до того, как мы стали родителями. «По меньшей мере ребенок – это ответ на Главный вопрос». Однако если не было никаких причин для жизни без ребенка, откуда было взяться причинам жить с ребенком? Ответить на чью-то жизнь последующей жизнью – значит просто переложить бремя поиска цели на следующее поколение. Этот перенос равносилен трусливой и потенциально бесконечной отсрочке. Ответом ваших детей, вероятно, также окажется рождение потомства и, следовательно, навязывание собственной бессмысленности существования их отпрыскам».

Дела родителей

«Подозреваю, что дети хотят видеть родителей занятыми; они не хотят, чтобы родители заполняли свое расписание их мелкими нуждами. Дети жаждут уверенности в том, что есть и другие дела, важные дела, иногда более важные, чем они сами».

* Л. Шрайвер «Надо поговорить о Кевине» («We need to talk about Kevin»), в русском переводе «Цена нелюбви» (Центрполиграф, 2009).

читайте такжеТильда Суинтон
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье