psyhologies.ru
тесты
текст: Юрий Зубцов 

Прошло ли мое соперничество с братьями и сестрами?

Сестра-отличница, которая вечно права, брат-задира, изводящий своими шутками... Нам кажется, что наши детские обиды остались в далеком прошлом. Порой это всего лишь иллюзия.
alt

Стоит лишь собраться всей семьей, и можете быть уверены: этот момент почти наверняка наступит. Старшая сестра сделает замечание – тем самым тоном, который вас бесил еще в глубоком детстве. Неуклюже пошутит младший брат, а мама восторженно чмокнет его в щеку... И не успеем мы и глазом моргнуть, как детская ревность, обиды и огорчения наполнят нас, словно бы мы перенеслись в машине времени на много лет назад.

Счастье уникальности

Наше детское соперничество с братьями и сестрами никогда не проходит бесследно. «Роль брата или сестры в формировании личности очень важна, важнее, чем битва за обладание материнской любовью, – пишет французский психолог Марсель Руфо (Marcel Rufo). – Наличие другого позволяет – через схожесть и различие – лучше определить себя»*. Но сделать это нелегко, ведь соперничество между братьями и сестрами разыгрывается не один на один. Эти отношения всегда подразумевают третью сторону – родителей – и стремление выделиться, отличиться перед ними. И от их позиции зависит многое.

А родительская позиция редко бывает объективной. «Во всех семьях есть любимчики – папины, мамины или общие, – отмечает Марсель Руфо. – Знаю, говоря это, я могу шокировать многих: родители хотят быть справедливыми во всем, и в особенности в распределении любви. И тем не менее я настаиваю на сказанном». И дело совсем не обязательно в том, что родители явно предпочитают одного из детей. Их могут любить одинаково сильно, но не одинаковым образом. Слишком многое зависит от того, родились ли они в счастливые или тревожные времена, от того, первенец это или долгожданная дочка после трех мальчиков, от того, похож ли ребенок на безалаберного дядюшку или на утонченную бабушку-поэтессу. Дети чутко улавливают разницу в отношении к себе и, не зная причин, воспринимают ее как проявление неравенства. А потому стараются изо всех сил быть похожими на брата или сестру – или любой ценой отличаться от них – вместо того, чтобы раскрываться и быть счастливыми в своей собственной уникальности.

Соперники или сообщники?

Соперничество, изначально заложенное в отношениях между братьями и сестрами, может осложняться многими обстоятельствами, например, разводом. «Уход из семьи отца или матери может увеличить ту ответственность, что лежит на плечах у старшего, – констатирует Марсель Руфо. – Девочка компенсирует отсутствие матери, а мальчик берет на себя часть власти ушедшего из семьи отца». Свои сложности переживают семьи с детьми от разных браков. Особый случай – тяжелая болезнь одного из детей, который автоматически перетягивает на себя все внимание и заботу. Любая из этих ситуаций обостряет соперничество и заметно ослабляет другой необходимый элемент братско-сестринских отношений – сообщничество. Стоит ли удивляться, что семейные встречи превращаются в разбирательство: мы припоминаем друг другу давние обиды в надежде хотя бы сейчас восстановить справедливость.

Но и тогда, когда отношения братьев и сестер выглядят безоблачными, не стоит обольщаться. Вполне возможно, что соперничество в этом случае разыгрывается уже совсем на другой сцене. Скажем, женщина способна раз за разом вступать в любовные отношения с женатыми мужчинами только для того, чтобы противостоять сопернице – как в детстве противостояла сестре. А мужчина может исступленно конкурировать с коллегами, добиваясь признания начальника, – как добивался внимания отца, который больше общался с другим сыном. Даже выбирая спутников жизни, мы нередко ищем сходства с братьями и сестрами или, напротив, выраженного отличия.

Можно ли уберечь от тягот и опасностей соперничества собственных детей? Вряд ли, да это и не нужно. «Зависть – двигатель любой конкуренции, – подчеркивает Марсель Руфо. – Тот, кто завидует или ревнует, мучается от успехов другого и хочет одержать над ним верх, что означает стать лучше». Так что, видя ссору детей, не стоит вмешиваться слишком рано: надо дать им возможность самим постоять за себя. Иначе дети могут «застыть» в определенных ролях: девочка, которая хочет доминировать, мальчик, который не может за себя постоять без мамы… А ведь через пять минут, возможно, они бы пришли к согласию. «Соревнование между детьми необходимо, но оно должно быть конструктивно, – уверен Марсель Руфо. – Для этого нужно больше обращать внимания на те качества, которые отличают детей друг от друга, стараясь их развить, и относиться к каждому ребенку в соответствии с его возрастом и особенностями личности». Иными словами, мы не только должны любить детей действительно по-разному, но сами и принимать это.

* М. Руфо «Братья и сестры, болезнь любви» (У-Фактория, 2006).

читайте также«Я ненавижу свою сеcтру»
  • 1
  • 2
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье