psyhologies.ru
тесты
текст: Николай Проценко 

Могут ли дети научиться контролировать эмоции?

Дети, пережившие жестокое обращение, сексуальное насилие или другие тяжелые психологические травмы, обычно испытывают более сильные эмоции, чем их сверстники. Они также с трудом их контролируют, однако ученые уверены, что этому можно научиться.
Портрет серьезного подростка ФОТО Getty Images 

Группа исследователей из Вашингтонского университета под руководством психолога Кейт Маклафлин (Kate Mclaughlin) изучила, что происходит в мозгу подростков, переживших жестокое обращение в детстве, когда они смотрят на изображения, вызывающие эмоциональные реакции, и пытаются их контролировать.

В исследовании участвовали 42 подростка (мальчики и девочки) в возрасте от 13 до 19 лет, половина из них в детстве пережила физическое или сексуальное насилие. Ученые отслеживали активность мозга подростков, просматривавших фотографии, с помощью магнитно-резонансной томографии.

Подросткам показывали нейтральные, «приятные» и «неприятные» изображения и просили не ограничивать свои естественные эмоции. В качестве нейтральных изображений были представлены виды природы или фотографии объектов вроде кофейной чашки или очков. На «приятных» и «неприятных» изображениях были представлены люди с различными выражениями лица – например, улыбающаяся счастливая семья или двое агрессивно спорящих людей.

читайте также

Шлепать: можно, нужно или нельзя?

Шлепать детей: вы за или против?

Активность мозга у подростков из двух групп (испытавших и не испытавших насилие в детстве) практически не отличалась при просмотре «приятных» фотографий. Но когда дело дошло до «неприятных» изображений, у подростков, переживших насилие, обнаружилась повышенная активность в областях мозга, которые отвечают за определение потенциальных угроз, – включая миндалевидное тело, которое играет ключевую роль в формировании эмоций и определении угроз. Кейт Маклафлин объясняет это тем, что мозг в обстановке постоянной опасности привыкает находиться в состоянии повышенной бдительности, пытаясь всюду обнаружить потенциальные угрозы.

Во втором эксперименте участникам показывали другие фотографии, но просили постараться усилить свои эмоциональные реакции на «приятные» изображения и подавлять реакцию на «неприятные». Для этого их обучили технике «когнитивной переоценки», которая заключается в том, чтобы попробовать иначе посмотреть на ситуацию – к примеру, внушая себе, что люди на «приятных» фотографиях – знакомые и члены семьи или что испытуемые сами участвуют в происходящем. В случае с «неприятными» изображениями предлагалось, напротив, внушать себе, что все изображенное происходит с незнакомыми людьми или вообще является ненастоящим.

читайте также

О пользе «плохих» эмоций

И снова у участников из обоих групп наблюдалась схожая активность мозга при просмотре «приятных» изображений. Однако «неприятные» изображения вызвали высокую активность префронтальной коры у подростков, пострадавших от насилия: они пытались подавить эмоциональную реакцию. Префронтальная кора связана с мышлением высшего порядка, она интегрирует информацию, поступающую из различных областей мозга, контролирует эмоции и поведение и руководит принятием решений.

В результате активность в миндалевидном теле мозга изменилась у подростков из обоих групп примерно в одинаковой степени – хотя пострадавшим от насилия потребовалось больше усилий, чтобы контролировать свои эмоции. Техники, подобные «когнитивной переоценке», уже применяются в терапии детей, пострадавших от психологических травм. Кейт Маклафлин считает, что данное исследование подтверждает их эффективность и может способствовать разработке новых методов лечения.

Подробнее см К. McLaughlin «Child maltreatment and neural systems underlying emotion regulation», Journal of the American Academy of Child & Adolescent Psychiatry, 2015, vol. 54, № 9.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье