psyhologies.ru
тесты
текст: Юрий Зубцов 
PSYCHOLOGIES №10

Что нас мотивирует: почему принцип кнута и пряника не работает

Часто мы не можем заставить себя сделать что-то, даже зная, как это важно и нужно. Следует ли себя принуждать и где источник той силы, которая побуждает действовать, – внутри нас или вовне? У теории самодетерминации есть ответы на эти вопросы.
мотивация

В каких ситуациях мы делаем нечто с таким удовольствием, что единственное наше желание – продолжать это делать и дальше, а в каких мы ждем вознаграждения извне? Этим вопросом задался психолог Эдвард Деси в начале 70-х годов прошлого века. Он попытался разграничить внешнюю и внутреннюю мотивацию. Вскоре к нему присоединился коллега по Рочестерскому университету (США) Ричард Райан, и на свет появилась теория самодетерминации (психологи используют иногда сокращение СДТ), которая стала частью общих изменений в психологии как науке.

«Если раньше доминировали школы, каждая из которых была отдельной державой со своими авторитетами, то в те годы началось движение к общей системе понятий, – рассказывает психолог Дмитрий Леонтьев. – Новые лидеры уже не имели сакрального статуса. Произошла и технологическая демократизация – научные журналы стали доступны более широкому кругу исследователей». Психология мотивации отказалась от постановки глобальных вопросов, например о том, что вообще нами движет – либидо или поиск смысла жизни.

Мы хотим чувствовать себя инициаторами собственных действий – это одно из главных условий мотивации

При всей красоте такой вопрос не имеет отношения к науке: ни один ответ нельзя подтвердить экспериментально. «Вместо этого психологи занялись вопросами ситуативной мотивации – почему я что-то делаю в данный момент. Это именно то, что можно исследовать и доказать», – продолжает Дмитрий Леонтьев. Появление СДТ, по его мнению, стало очень важным событием в психологии.

Три основные потребности

мотивация

Что побуждает нас к действию? Основу мотивации составляют наши базовые потребности.

Первая – потребность в автономии: мы хотим чувствовать себя инициаторами собственных действий. Одно дело – идти в магазин, потому что нам захотелось чего-то вкусного, и совсем другое – если жена или муж прожужжали все уши, что в холодильнике шаром покати.

Вторая – потребность в компетентности: мы хотим успешно справляться с тем, что делаем, чувствовать свое мастерство. Хорошо, конечно, стать великим скрипачом или футболистом, чье искусство признает весь мир, но и простая похвала начальства, коллег, фанатов или слушателей удовлетворяет эту потребность хотя бы отчасти.

И третья – потребность в отношениях с другими людьми. Тут все просто: нам хорошо, когда окружающие нас принимают, слышат, любят и не забывают об этом сообщать. Теория самодетерминации, опираясь на множество эмпирических данных, доказывает, что удовлетворение именно этих базовых потребностей обеспечивает наше психологическое благополучие. И служит лучшим стимулом к совершению любых действий. Главный вывод сторонников СТД состоит в следующем.

Неважно, обещают ли нам пряник за наши действия или грозят ударить кнутом, – в обоих случаях инициаторами выступаем не мы сами

Награды и наказания далеко не всегда эффективны. Более того, они нарушают потребность в автономии, и негативные побочные следствия этого нарушения намного серьезнее, чем нам кажется. Неважно, обещают ли нам пряник за наши действия или грозят ударить кнутом, если мы их не совершим, – в обоих случаях инициаторами выступаем не мы сами. «Прибегать к кнуту и прянику, очевидно, проще для тех, перед кем стоит задача мотивировать: мы склонны выбирать то, что проще, – говорит Дмитрий Леонтьев. – Но если внешняя мотивация еще может помочь при решении краткосрочных, тактических задач, то она абсолютно не поможет в решении стратегических. Здесь без внутренней мотивации ничего не добиться». Разумеется, полная картина сложнее.

Например, внешняя мотивация разделяется на негативную (условный кнут) и позитивную (пряник). Наилучшие результаты дает сочетание позитивной внешней и внутренней мотивации (для которого есть термин «континуум автономности»). А сочетание негативной внешней мотивации с отсутствием внутренней гарантирует, что ничего не выйдет. Но и из краткого пересказа ясно: очень многое в нашей жизни устроено, мягко говоря, не оптимальным образом.

Пределы контроля

мотивация

«Свобода – основа нашей мотивации. Это главный тезис теории самодетерминации, – констатирует психолог Тамара Гордеева. – Мы же постоянно пытаемся контролировать детей, мужей, жен, друзей и, уж конечно, – тех, кто у нас в подчинении на работе. Все это происходит почти незаметно и называется разными словами. Родители называют это заботой и воспитанием, учителя – обучением, а руководители – эффективным управлением. Но по существу все это – контроль, который подрывает внутреннюю мотивацию».

Если ребенок считает нашу похвалу средством контроля, способом заставить его учиться, результата не будет

Практические выводы из теории самодетерминации затрагивают едва ли не все сферы нашей жизни, часто весьма неожиданные. Например, миллионы больных забывают принимать лекарства. Дмитрий Леонтьев приводит пример, описанный Эдвардом Деси. Женщина безрезультатно лечилась от серьезного недуга – до тех пор, пока у нее не поменялся врач.

Новый терапевт начал визит с вопроса: «Когда вам удобнее принимать лекарства?» Та, подумав, ответила, что вечером. Вскоре симптомы исчезли. Таблетки остались теми же, дело было лишь в том, что прежний врач требовал принимать их с утра, когда женщина забывала о лекарствах за повседневными хлопотами. И хотя время приема не имело принципиального значения для эффективности лечения, один врач верил в контроль и дисциплину, а другой дал пациентке свободу действий, поддержав ее потребность в автономии.

Детям тоже нужен выбор

мотивация

В идеях СДТ нуждается и система образования, почти полностью построенная на внешней (и отнюдь не всегда позитивной) мотивации. «Свобода может проявляться в том, как учитель ведет урок, задает ли он вопросы, отвечает ли сам на вопросы детей – или требует открыть учебник на такой-то странице, записать с доски такое-то решение задачи и сделать к такому-то числу работу над ошибками, оформив ее только так – и никак иначе, – говорит Тамара Гордеева. – Свобода в том, чтобы дети сами выбирали вариант решения задачи или то произведение, которое они будут изучать: «Тихий Дон» или «Поднятую целину», «Войну и мир» или «Анну Каренину». Вариантов бесконечно много, и важно их видеть и не упускать».

Бесполезно, считают наши эксперты, пытаться заставить детей учиться с помощью оценок. И даже с помощью похвал – они тоже могут «выключать» собственную мотивацию ребенка. Если ребенок считает нашу похвалу средством контроля, способом заставить его учиться, результата не будет.

Предложите ребенку выбрать, какую кашу он хочет и с чем – с изюмом или черносливом, с бананом или курагой? Это мотивирует его больше, чем награда за съеденную кашу

Похвала должна восприниматься как поддержка и признание компетентности ребенка, его мастерства. «Чем больше мы пытаемся контролировать ребенка, тем более глубокую яму мы роем. Мы можем думать, что нами движет любовь к ребенку и желание, чтобы он был успешным в будущем, но это ничего не меняет, – размышляет Тамара Гордеева. – В долговременной перспективе такие методы не работают».

Даже маленький ребенок, который не желает есть кашу, подтверждает теорию самодетерминации. «Не встанешь из-за стола, пока не съешь». «Не съешь кашу – не будет сегодня мультиков». «Съешь кашу – получишь конфету». Все три варианта одинаково плохи; они транслируют идею, что каша сама по себе – невкусная, ненужная и неприятная вещь. Но ведь каша на самом деле полезна! К тому же она может быть и вкусной. В конце концов, почему бы не предложить ребенку выбрать, какую кашу он хочет и с чем – с изюмом или черносливом, с бананом или курагой?

В ожидании перемен

мотивация

Хотя Эдвард Деси и Ричард Райан входят в число самых цитируемых в мире психологов, в России теория самодетерминации пока не слишком распространена. Но хочется верить, что рано или поздно большинство родителей, учителей и руководителей поймут: источник наших стремлений находится в нас самих, а вовсе не в кнуте и прянике. И это утверждение теперь доказано научными экспериментами. Впрочем, многие из нас, конечно, давно об этом догадывались...

Игры, которые нас вдохновляют

Определить, какая из наших базовых психологических потребностей особенно нуждается в удовлетворении, можно по тому, каким видеоиграм мы отдаем предпочтение. «Поклонники стратегических игр типа Civilization испытывают потребность в автономии: в них игрок сам выбирает цели, может исследовать и даже создавать свой мир, – рассказывает психолог Тамара Гордеева. – На втором месте в случае стратегий идет потребность в компетентности. Частично такие игры удовлетворяют и потребность в отношениях: поначалу игроки легко справляются в одиночку, но задания становятся сложнее, и они начинают объединяться в группы, общаться, дружить. Такие игры, как Sims или Singles 2: Triple Trouble, где игроки строят дома и заботятся о домочадцах, апеллируют к связанности с другими людьми; игры типа The Movie (где можно снять собственный фильм) удовлетворяют потребность в компетентности. Исследования не подтверждают, что любители кровавых «стрелялок» получают удовольствие от сцен насилия и жестокости. Ими тоже движет желание быть автономными (поступать так, как заблагорассудится) и компетентными (превзойти других в мастерстве)».

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье