psyhologies.ru
тесты

«Когда мы разбогатеем, может быть слишком поздно»

Никто не спорит с тем, что нам пора срочно действовать ради своего же будущего. Но даже самые сильные аргументы мало что меняют – власти, общество и многие из нас пока уклоняются от вызова времени. Почему? И возможно ли изменить ситуацию. На вопросы Psychologies отвечает Алексей Владимирович Яблоков, биолог, член-корреспондент РАН, председатель фракции «Зеленая Россия» партии «Яблоко».
АЛЕКСЕЙ ЯБЛОКОВ – биолог, член-корреспондент РАН, председатель фракции «Зеленая Россия» партии «Яблоко».АЛЕКСЕЙ ЯБЛОКОВ – биолог, член-корреспондент РАН, председатель фракции «Зеленая Россия» партии «Яблоко».
Алексей Владимирович, в апреле исполняется 25 лет с момента Чернобыльской катастрофы. Изменилось ли за это время отношение экологов к атомной энергетике? Некоторые выдающиеся ученые, такие как Джеймс Лавлок, например, в последнее время высказываются за строительство новых атомных станций. Атомная энергетика стала более безопасной?
Вы правы, действительно есть экологи, которые сегодня смотрят на атомную энергетику как на спасение. В их числе и Джеймс Лавлок, на самом деле выдающийся ученый, сформулировавший очень интересную идею – которая мне, кстати, чрезвычайно нравится! – идею Геи, гипотезу планеты Земля как единого живого существа. Но и выдающиеся ученые могут заблуждаться. И в целом отношение экологии к атомной энергетике не изменилось и меняться не должно. Потому что за эти 25 лет не изменилась и сама атомная энергетика. Она по-прежнему несет в себе три главных угрозы, и сделать с этим у человечества ничего не удается. Первая угроза – отсутствие безопасных ядерных реакторов. Их просто не существует. Причем это говорим не мы, экологи, это доказывают в споре друг с другом сами атомные энергетики, пытаясь выяснить, какие же реакторы лучше: газовые, водо-водяные, работающие на жидком металле… И выясняется, что все они обладают целым рядом в принципе неустранимых дефектов. О какой же безопасности можно говорить? Нет, знаменитое определение Петра Леонидовича Капицы атомных станций как «атомных бомб, дающих электричество» остается по-прежнему очень точным и актуальным.

Вторая опасность – радиоактивные отходы. Атомщики уверяют, что угольные ТЭЦ дают даже больше радиоактивности, чем атомные. Действительно, угольная пыль содержит «хвосты» урана, тория, других радиоактивных элементов. Но это – радионуклиды, которые всегда существовали в природе, природа к ним привыкла. А атомные станции дают радионуклиды, которых не было в природе на протяжении двух миллиардов лет – со времен формирования нашей планеты. Или взять тот же плутоний. До начала атомной эры на всей планете его существовало в пределах 50 килограммов. А теперь он каждый год производится тоннами. Поэтому не стоит сравнивать отходы угольных ТЭЦ и атомных станций.

Еще один важный момент: период полураспада того же плутония – 24 тысячи лет, и нет ни одного материала, который выдерживал бы его колоссальное излучение на протяжении такого долгого срока. Бетон, любые композитные материалы – все трескается за несколько сотен лет. Принято решение о временном хранении: вырыть землю, создать хранилище, из которого лет через 200-300 эти отходы можно будет изъять и переработать, если появятся нужные технологии. Или перезахоронить в новом хранилище, если человечество ничего подходящего не успеет придумать. Но какое право мы имеем оставлять свои проблемы правнукам?

И наконец, третья беда – неизбежная связь атомной энергетики с ядерным оружием. Первые полгода работы атомные реакторы вырабатывают оружейный плутоний, выделить и собрать который – не такая уж сложная задача.

Адреса

  • www.miloserdie.ru – портал о благотворительности и социальной деятельности. Подробнее
  • Детский хоспис в Марфо-Мариинской обители http://miloserdie.ru/friends/about/detskij-hospis/Хоспис работает с детьми, страдающими тяжелыми неврологическими и генетическими заболеваниями.

При этом атомщики часто повторяют, что только АЭС спасут нас от глобального потепления, поскольку атомные станции не выбрасывают в атмосферу углерод. Но давайте не забывать колоссальные затраты энергии на производство стали, пластика и других материалов, из которых сделана эта станция. Нужно учитывать затраты энергии и выбросы парниковых газов в процессе добычи урановой руды, обогащения урана, строительства АЭС... Так вот, если все это суммировать, то получается, что на единицу производимой энергии атомные станции дают примерно вполовину меньше выбросов углекислоты, чем традиционные угольные и мазутные станции. Конечно, это меньше, но это не решающе преимущество, планету это никак не спасет. Возможно, спасло бы, если бы на атомную энергию перешло все человечество, но ведь атомных станций сейчас всего 445 или 446, не помню точно. Еще порядка 60 строится. Но большая их часть не будет достроена, я в этом совершенно уверен. Потому что неизбежно произойдет какая-то беда вроде Чернобыля – три опасности атомных станций, о которых я сказал, никто не отменял и не отменит. Ведь после Чернобыля везде прекратилось строительство атомных станций, 20 лет никто и не думал их строить. Потом снова начали, но это, к сожалению, означает лишь то, что скоро вновь может случиться что-то страшное*.

Источник фотографий: Shutterstock
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье