psyhologies.ru
тесты
текст: Мария Ищенко 

Лев Гудков: «Рост националистических настроений – это признак стагнации общества»

18 декабря отмечается Международный день мигранта. Едва ли его можно назвать праздником в нашей стране. Отчего россияне неприветливы к приезжим и всегда ли так к ним относились, чем обернулось для москвичей закрытие бирюлёвской овощебазы и почему нельзя выгонять мигрантов, Psychologies рассказал директор «Левада-центра» Лев Гудков.
Лев Гудков, социлог
Psychologies: 

Когда примерно в нашей стране стали зарождаться националистические настроения?

Лев Гудков: Это давний тренд. По нашим исследованиям, с середины 90-х, после тяжелейшего кризиса, спада уровня жизни и рыночных реформ начался подъем национализма. Тогда он был защитно-компенсаторным, связанным с переживанием травмы распада СССР, с потерей советской идентичности и нарастанием комплекса национальной неполноценности. Это был очень важный момент в 90-х: ощущение исторического тупика, которое так сильно переживалось и выливалось в неприязнь и антипатию к Западу, к приезжим (в том числе из других регионов России).

Пик же национализма пришелся на 2003–2005 годы. Тогда он достиг максимальных значений и был вдвое выше, чем в среднем по Европе (там классические страны ксенофобии – Венгрия, Австрия, Польша). После 2005-го уровень ксенофобии стал понижаться, ситуация в стране была спокойной, уровень жизни рос. А после кризиса 2008–2009 годов снова наблюдается волна национализма. Но он уже несколько другого характера и связанная с падением доверия к власти. Ощущение нестабильности и неопределенности после кризиса сопровождалось повышенными требованиями к власти, а она их не выполняла и не оправдывала. Сначала ощущение несправедливости и незащищенности населения обернулось погромами на Манежной площади. Потом это явление стало повторяться в виде локальных взрывов.

читайте также«Я хочу быть среди вас и не бояться зла»

Но повторюсь: нынешняя ксенофобия – это смещенная агрессия, это перенос. Недовольство вызывает власть, а направлено оно на приезжих. Есть ощущение, что они покушаются на наши привилегии, отнимают предназначенные для нас довольства. Собственные зависимость и неудовлетворенность заставляют надеяться на восстановление этнической иерархии: на преимущества, на социальные блага, на привилегии, на работу.

Опрос проведен «Левада-центром» 25-28 октября 2013 года по репрезентативной всероссийской выборке городского и сельского населения среди 1603 человек в возрасте 18 лет и старше в 130 населенных пунктах 45 регионов страны.Опрос проведен «Левада-центром» 25-28 октября 2013 года
Psychologies: 

Приток мигрантов и подобная реакция общества на него – это неизбежность?

Л.Г.: 

Страна нуждается в притоке рабочей силы, население стареет (по статистике, 27% жителей – пенсионеры), рынок труда тоже стареет, людей не хватает. У нас дефицит примерно 5 млн работников, и распределяются эти данные неравномерно, уровень безработицы везде разный. Понятно, что 40% миграционного потока сосредоточено в Москве и прилегающих областях. Наша экономика без «чужих» рук уже не может. Скажем, транспортная система и строительство обеспечиваются преимущественно за счет приезжих. А ксенофобия – в каком-то смысле характерное явление, характерная реакция на приток. И в этом смысле Россия сейчас переживает все то, через что проходили все развитые страны.

Psychologies: 

Почему нельзя сделать то, что многие хотели бы: прогнать приезжих?

Л.Г.: 

Да, примерно 2/3 считают, что нужно оградить Москву от приезжих. Но, во-первых, это просто невозможно: в стране около 6 млн мигрантов, то есть 9% экономически активного населения. Как вы их всех экспортируете, какими средствами? Во-вторых, подобный шаг приведет к резкому снижению уровня жизни. Скажем, закрытие бирюлевской базы, которая поставляла 40% овощей по всей Москве, привело к подорожанию овощей на 15%. Люди пока просто не понимают цену этого закрытия.

Вообще, подобные настроения создаются искусственным образом (если не считать маргинальных движений), в целом население относится к приезжим довольно спокойно. Это все предмет пропаганды, спекуляции властей. Неслучайно перед мэрскими выборами у всех кандидатов вне зависимости от политической ориентации эта тема была номер один. Власть натравливает на мигрантов, например сообщая, будто бы большая часть преступлений совершается именно ими (что неправда). В то же время власть боится погромов и старается их гасить. В целом она заинтересована в мигрантах, иначе упадут доходы.

Psychologies: 

Чем опасен национализм, с вашей профессиональной точки зрения?

Л.Г.: 

С социологической точки зрения это консолидация со своим прошлым, это симптом отсутствия развития, стагнации. То есть общество становится все более примитивным и неструктурированным. Кроме того, проявление агрессии к какой-либо группе говорит о нетерпимости общества в целом и неизбежно приводит к маргинализации. Подобное отношение к приезжим приведет и к малоприятным экономическим последствиям и скажется на общем жизненном уровне. Национализм вызовет рост агрессии, насилия и дезорганизации общества.

Опрос проведен «Левада-центром» 25-28 октября 2013 года по репрезентативной всероссийской выборке городского и сельского населения среди 1603 человек в возрасте 18 лет и старше в 130 населенных пунктах 45 регионов страны.Опрос проведен «Левада-центром» 25-28 октября 2013 года
Psychologies: 

Можно ли сделать прогнозы на будущее по националистическим настроениям?

Л.Г.: 

Думаю, национализм будет только усиливаться. Нет никакого поля для предложения разных позиций, для обсуждения возможного решения социальных проблем. Все нерешаемые проблемы уводятся в тень и прорываются иррациональными вспышками. Если все будет оставаться по-прежнему, будет расти и недовольство таким положением дел, а выражаться это будет в форме национализма. Других ресурсов – идейных, культурных, политических – я не вижу.

читайте такжеПочему нас раздражают мигранты?
Источник фотографий: Алексей Башмаков, Игорь Хузбашич
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • lilichok   
    155 недель назад

Да, у нас люди как бараны, куда все стадо - туда и я!
Psy like0
новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье