psyhologies.ru
тесты
текст: Юрий Зубцов 
PSYCHOLOGIES №112

Нагота: как мы к ней относимся?

Повсюду мы видим обнаженную натуру. Нагота, перестав быть табу, проявила наш внутренний конфликт с собственным неидеальным телом. Восприятие себя отныне зависит от нового эстетического кода, от современного представления о совершенной наготе.
Обнаженная женщина в ванной ФОТО Getty Images 

«Я испытала настоящий шок при виде знаменитых ню Люсьена Фрейда на его персональной выставке в Вене, – рассказывает 36-летняя Нина. – Я была не единственной – мужчины и женщины вокруг меня также испытывали необъяснимое волнение и одновременно восторг. Мы привыкли, что с рекламных щитов на нас смотрят обладательницы совершенных форм, в которых нет ничего подлинно интимного, – забываем, что эти модели голые! На картинах Фрейда я видела животы со складками, полные бедра; это была настоящая нагота, уязвимая, подлинная. И это вдруг потрясло меня». Переживание Нины не имеет ничего общего с тем, что мы чувствуем, глядя на изображения, которые на нас обрушивают фильмы и рекламные ролики, журналы и видеоклипы. Эти тела не трогают нас, не волнуют и уже тем более не вызывают эстетического наслаждения. Так помогает ли нам освободиться от комплексов выставленная напоказ нагота, или такой эксгибиционизм рождает новые психологические проблемы?

читайте такжеО чем говорит мне эта картина? «Стоящая на фоне тряпок» Люсьена Фрейда

Царство противоречий

Смысл обнажения бывает разным. Нагота может быть сугубо функциональной – например, когда мы раздеваемся, чтобы быстро принять душ, и совсем не задумываемся о том, как при этом выглядим. Нагота может быть способом унижения – так в Средние века грешников, раздев догола, гнали сквозь разгневанную толпу. И наконец, нагота тесно связана с сексуальностью. О ней и пойдет речь.

Еще лет сорок назад общедоступные фотографии обнаженного тела были редкостью, нагота не демонстрировалась и оставалась частью интимной сферы. Сегодня же выпавшая из глубокого выреза платья грудь или крупный план тех, кто не надел нижнего белья, вызывает только смех, и ничего больше! Но что примечательно – и об этом говорят все наши эксперты, – это вовсе не означает, что большинство мужчин и женщин в ладу со своей наготой. Напротив…

«Глядя в зеркало, я не могу не сравнивать себя с фотомоделями или актрисами, – признается 33-летняя Антонина. – Я все понимаю про фотошоп и правильно выставленное освещение. И все равно с грустью осознаю пропасть между собой и этими глянцевыми созданиями. И комплексую, когда мне приходится раздеваться».

Эти переживания не имеют отношения ни к возрасту, ни к комплекции, ни к этнической принадлежности. 52% европейских женщин недовольны собственным телом; около трети по этой причине готовы заниматься сексом только в темноте1. «Интимная жизнь перестала быть таинством, – сокрушается гинеколог и андролог Сильвен Мимун (Silvain Mimoun), – нагота все больше превращается в постановку, спектакль, показ тела». Разрыв между обычным телом и глянцевыми образами приводит многих женщин и мужчин к неприятию своего тела. «Комплексы, вызванные несовершенством фигуры и страхом не понравиться партнеру, часто упоминаются пациентами», – констатирует гештальт-терапевт Ольга Долгополова. Конфликт, связанный с неприятием своего тела, прямо влияет на сексуальную жизнь, либидо и способность получать удовольствие. «Когда нам некомфортно в собственном теле, когда мы стыдимся своих форм, мы стесняемся и взгляда, и рук другого».

Мэрилин Ялом «История груди»
Мэрилин Ялом «История груди» Кому принадлежит наша – женская – грудь? Нам, женщинам? Но давайте задумаемся: кто определяет, какой формы и размера она должна быть? Разве мы сами? А может быть, мужчины, которым мы хотим нравиться? Или модельеры, которые объясняют, какими нам надлежит стать, чтобы понравиться мужчинам? Или наша культура в целом?

В контакте с собой

Когда мы обнажены, нас охватывает трудноуловимое чувство цельности. На нас нет ни одежды, ни украшений, ничто не отделяет нас от мира. Это очень приятное ощущение. Но каждый проживает наготу по-своему. «Если тело существует отдельно от нас, то наше отношение к нему сводится к любованию или практическому использованию, – говорит социолог Кристоф Колера (Christophe Colera). – Если же мы идентифицируем себя со своим телом, живем в нем, ощущаем свою с ним неразделимость, мы испытываем к нему особую форму доброжелательности». Такая доброжелательность – результат правильно выстроенных отношений между родителями и ребенком. Благодаря этому некоторые мужчины и женщины, далекие от физического совершенства, прекрасно чувствуют себя в своем теле, а другие – идеального телосложения – не дружат с телом. Если телесная, эмоциональная и языковая связь матери и младенца сильна, годам к шести дети становятся целомудренными и стремятся прикрыть свою наготу. Это помогает им защититься от оценивающих взглядов окружающих. И это смущение можно только приветствовать. «Оно служит индикатором того, что все в порядке, – объясняет Ольга Долгополова. – Благодаря смущению мы учимся адаптироваться к миру в меняющихся обстоятельствах, понимать, насколько безопасна, интимна та или иная ситуация».

Редкие счастливцы могут похвастаться тем, что их в детстве не пичкали манной кашей и не кутали даже в теплую погоду, лишь бы избежать простуд. Конечно, родители и бабушки-дедушки точно знают, что каша полезна, а простуда опасна. Но заботливые взрослые принесли бы детям куда больше пользы, если бы спросили: вкусно ли им? Не жарко ли? «Когда мы говорим о воспитании в детях правильного отношения к наготе, речь не идет о том, должны ли папа и мама ходить перед ними голыми! – подчеркивает Ольга Долгополова. – Речь о том, чтобы научить детей доверять своему телу, использовать саморегуляцию, свой телесный ум. В этом случае дети вырастают компетентными в отношении своего тела: они живут в нем, а не используют как инструмент достижения социальных целей».

Такая компетентность нужна не только для хороших отношений с собой, но и для установления контакта с другими. «С психоэмоциональной точки зрения наше тело – орган контакта с окружающим миром и людьми. Через телесный контакт мы в том числе общаемся, получаем тепло, чувствуя поддержку, любовь, – продолжает Ольга Долгополова. – И научиться ощущать и понимать телесные реакции, телесный отклик – очень важный навык. Он дает возможность удовлетворять свои потребности и одновременно с этим быть адекватным человеком».

читайте такжеКак мы видим наших любимых

Фантазия богаче реальности

Полюбить свое тело ФОТО Getty Images 

Наслаждаться наготой – это в первую очередь научиться любить свое тело, не обращая внимания на взгляды других, уверена сексолог Мартина Потансье (Martine Potentier). «Конечно, любящий взгляд укрепляет благожелательное отношение к себе. Но внутри может поселиться и страх: а что будет, если этот взгляд исчезнет?» – говорит она. Во время секса возбуждение сводит на нет все наши комплексы, но как только пик наслаж-дения проходит, мы снова остаемся наедине с сомнениями. И идем на ухищрения, чтобы стать обладателями прекрасных тел. Как правило, бесполезные. «Создать себе совершенное тело, чтобы наконец-то его полюбить, – затея, обреченная на провал, – уверен Сильвен Мимун. – Мы в состоянии полюбить свое тело, если у нас получится отбросить в сторону нарциссическую потребность им восхищаться и вызывать восхищение окружающих».

Принять свою наготу и вместе с ней физическое несовершенство не так просто. «Принятие подразумевает работу над своими представлениями, своим прошлым, – утверждает Мартина Потансье. – Если у вас сложные отношения с наготой, причина может заключаться в психической или физической травме. Болезнь, нелестный отзыв о вашем теле или сексуальном поведении также могут нанести рану, которая заживет лишь с помощью профессионала». Психотерапевт уверена, что принятие своей наготы делает нас сильнее, помогает развиваться нашим чувствам, позволяет осознать нашу уникальность. И как следствие, такое осознание делает нас более чуткими по отношению к другим.

Ольга Долгополова напоминает, что единых рецептов не существует. «Одни из нас скорее умрут, чем пойдут загорать на нудистский пляж, а другие прекрасно себя чувствуют, полностью открывая свои тела, – говорит она. – Все определяется индивидуальными различиями». Вряд ли стоит идти против своей природы, например, пытаясь привлечь чье-то внимание на вечеринке откровенным нарядом, если вам в нем попросту некомфортно. «Женщина с глубоким декольте или в прозрачном платье, если она сама стесняется своего вида, будет выглядеть скорее смешно, чем привлекательно и сексуально, – предостерегает гештальт-терапевт. – Нужно учиться понимать сигналы своего тела: напряжение мышц, комок в горле, чувство возбуждения в неожиданных ситуациях. Это понимание позволяет жить с ощущением того, что я – это и есть мое тело. И тогда то, что казалось правильным или, наоборот, неприемлемым еще вчера, может открыться с новой стороны». Что же до сексуального контекста, то полное обнажение далеко не всегда полезно. «На мой взгляд, частично скрытое тело способно возбуждать сильнее, чем полностью выставленное напоказ, – говорит Ольга Долгополова. – Просто потому, что фантазия богаче реальности. И оставляя ей простор, мы сильнее подпитываем возбуждение, чем сбрасывая все покровы – какие бы совершенства под ними ни таились».

1 Опрос «Женщины и нагота» был проведен социологической компанией Tena/Ifop в 2009 году.
читайте такжеРаздеваются все!
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье