psyhologies.ru
тесты
текст: Мария Ищенко 

Насколько эффективны акции «Стопхам» и«Антижлоб»?

Мы все чаще и громче говорим о том, как нужна и важна гражданская активность во всех ее проявлениях. Но любая ли активность хороша и плодотворна? Взять хотя бы известные акции «Антижлоб» и «Стопхам». Насколько они эффективны? Как поведет себя «наказанный» водитель-нарушитель в следующий раз? Каково это – быть поставленным на место не вышестоящим, а равным? И что движет участниками этих акций? Мы обратились с этими вопросами к экспертам Psychologies.
alt

Наталья Тумашкова, бизнес-тренер, коуч:

– Все зависит от методов, с помощью которых нам указывают на неправильное поведение. Знаете, если ребенок ущипнул другого ребенка, ему иногда говорят: «А если тебе так сделать?» – и щипают в ответ. Но эта форма общения возможна только с ребенком, со взрослыми людьми так нельзя. Им указывать на то, что они не правы, надо либо взрослым корректным способом, либо игровым, но не обидным: оскорбление только повысит сопротивление.

У меня двойственное отношение, скажем, к «Стопхаму»*: с одной стороны, да, хамов хочется остановить, и они не всегда понимают интеллигентные методы. С другой стороны, агрессия не может вызвать в ответ ничего кроме агрессии. Если бы на стикере, который наклеивают на лобовое стекло водителей, нарушивших правила парковки, был остроумный текст, если бы его не надо было долго и мучительно отдирать, то это можно было бы считать тактичным и шутливым способом обратить внимание на некорректность поведения водителя. А так это лишь ответное создание неудобств, ответное хамство, которое ничего, кроме злости, не вызывает. Честно говоря, даже не представляю, как после этого водитель сядет за руль. Он же будет зол как пес.

Акция «Антижлоб» с этой точки зрения более эффективна, на мой взгляд. Это уже хотя бы проявление взрослой позиции: никакого вреда автомобилю не наносится, ничего потом отдирать не приходится. Конечно, прикасаясь к машине, участник акции в некоторой степени нарушает личное пространство ее владельца. Но с другой стороны, и он в этот момент не на собственной территории находится. По большому счету человеку не важно, кто «обнажил» его регистрационные знаки; у него все равно будет чувство, что кто-то посмел вмешаться в его жизнь. Тем более что далеко не у всех есть безусловный пиетет перед представителями власти. Прятавшую номер тряпочку, диск, картонку активисты обычно аккуратно убирают, не нанося никакого вреда машине. Конечно, есть вероятность, что в следующий раз водитель постарается прикрыть номер от камер видеонаблюдения надежнее, но если «защиту» вновь корректно и аккуратно снимут, рано или поздно он все-таки поймет, что закон стоит соблюдать, а окружающим его людям не все равно, как он ведет себя в социуме.

В целом, на мой взгляд, появление подобных акций – это скорее позитивная тенденция: значит, у людей просыпается общественное сознание. Мы имеем право показать человеку, что не согласны с его поведением, что считаем необходимым придерживаться общепринятых правил. И почему за порядком должна следить только полиция? В идеале каждый должен соблюдать правила и напоминать о них другу, но в корректной (!) взрослой форме. Хочется верить, что большинство активистов именно такие: взрослые, уважающие себя и окружающих люди, с чувством собственного достоинства, а значит, и без желания задеть и унизить. Ведь в основе хамства всегда лежит желание унизить другого.

Евгений Осин, психолог:

– Все-таки мудрецы прошлого недаром говорили о непротивлении злу насилием. Новые исследования (в частности, Stillwell, Baumeister & Del Priore, 2008) показывают, что любые попытки восстановить справедливость путем насилия приводят к обратным результатам. В этом случае обе стороны чувствуют себя жертвами несправедливости и могут войти в непрекращающийся цикл насилия, который представляет собой любая гражданская война. Не зря в развитом современном государстве право на насилие закреплено за правоохранительными органами: это способ минимизировать психологический вред, который насилие, с какой бы целью оно ни осуществлялось, наносит всем участникам процесса. Но потребность в справедливости – это реальная нужда любого человека, и когда по той или иной причине правоохранительные органы не справляются с задачей обеспечения законности в обществе, у людей возникает соблазн взять на себя их роль без учета психологических последствий.

В этом отношении акции «Стопхам» и «Антижлоб» различны: участники «Стопхам» сами осуществляют насилие над водителями и, может быть, даже наносят вред их автомобилям путем наклеивания своих стикеров. Участники же «Антижлоб» лишь устраняют препятствие к тому, чтобы незаконный поступок был обнаружен и наказан государственными органами, не вторгаясь в сферу частной собственности (так как номера принадлежат не водителю, а государству). В любой стране с развитым правосознанием такой поступок является не только приемлемым, но даже долгом гражданина. Однако в российском обществе далеко не все люди согласны с тем, что законы государства являются справедливыми, поэтому у нас есть специальные слова: «стукачество», «ябедничество». Мы с детства считаем стукачество проявлением подлости, не осознавая того, что это признак психологического и социального нездоровья самой ситуации, в которой мы живем (слово «стукачество» пришло из тюремного жаргона в ХХ веке, а ябедой еще сто лет назад называли просто лжеца, клеветника). И пока подавляющее большинство россиян не верит в справедливость законов и не доверяет государственным институтам, даже такие невинные акции, как «Антижлоб», могут увеличивать, а не уменьшать количество зла (раздоров между людьми) в обществе.

Что движет участниками таких акций? Не нужно быть психологом, чтобы понять, что за одним и тем же поступком у разных людей могут стоять совершенно разные причины. У одних это может быть осознанным стремлением к справедливости в обществе, в мире, и это стремление нельзя не приветствовать. Но психоаналитикам хорошо известен защитный механизм, когда вместо того, чтобы осознать и разрешить свою личностную проблему, свой внутренний конфликт, мы бросаем все силы на решение проблем во внешнем мире, лишь бы не встречаться с самим собой. И хотя для общества результат может быть один и тот же, от того, что движет человеком, зависят психологические последствия его поступка для него самого. Еще Кант писал, что никто, кроме нас самих, не может знать того, являются ли наши вроде бы добрые поступки действительно проявлением доброй воли, и даже мы сами никогда не можем знать этого наверняка.

«Стопхам» – движение, участники которого борются с нарушителями правил парковки, размещая на лобовом стекле автомобиля, стоящего в неположенном месте, огромную наклейку «Мне плевать на всех. Паркуюсь где хочу».

«Антижлоб» – рейд движения «Рассерженные горожане», в ходе которого активисты борются с жадными водителями – пользователями парковки: снимают посторонние предметы с прикрытых автомобильных номеров, чтобы нарушителю все-таки пришел штраф за неоплаченную/неправильную парковку.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • MihTimak   
    157 недель назад

С Евгением Осиным не согласен. Защищать себя и ближнего, а также свои права, своё имущество - это естественное и неотъемлемое право каждого. Даже если бы наша ми... (то есть уже по...) ...лиция сплошь состояла бы из участковых Анискиных, Знатоков, майоров Прониных и лейтенантов Ивашовых, даже тогда человек, защищающий свои права сам, не надеющийся на кого-то внешнего, вызывал бы моё восхищение. Правда, меня больше сердит не столько неправильная парковка, сколько сигнализация, воющая по ночам и будящая сотни ни в чём не повинных людей, и если бы "Стопхамы" и "Антижлобы" выскочили бы с дубьём и превратили бы воющую машину в груду металлолома, я бы им был благодарен.
Psy like0
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье