psyhologies.ru
тесты
текст: Юрий Зубцов 

Ненормированная семейная жизнь

Мама-папа-сын-собака. Мама-бабушка-дочь. Бабушка-дедушка-папа-сын. Какую из этих конфигураций семьи считать нормальной? Любую, полагают эксперты. Поскольку понятие «норма» к современной семье неприменимо.
alt

Когда в 2001 году канадский писатель Дуглас Коупленд опубликовал роман «Нормальных семей не бывает», он вряд ли претендовал на научные обобщения. Скорее, перефразируя Толстого, он имел в виду, что каждая семья «ненормальна по-своему». Но сегодня название романа все чаще воспринимается вполне буквально. Мы живем в эпоху, когда понятие нормы к семье уже почти неприложимо. Даже по официальной статистике уже много лет в России больше половины заключаемых браков заканчивается разводом*. Те же тенденции демонстрирует, например, и американская статистика. Для моралистов это повод стенать о падении нравов и призывать к удесятерению госпошлин за развод (как будто финансовые соображения способны возродить распавшуюся семью). Для демографов же цифры скорее подтверждают их представления о том, что «нормальной семьи» в ее традиционном понимании больше не существует.

Один плюс один?

И в самом деле: часто ли вы видите большие дружные семьи хотя бы из трех поколений? По большей части – в телерекламе. «За этим уменьшением семьи, видимо, кроется присущее определенной стадии развития общества движение к так называемой «ядерной», или «нуклеарной» семье. Под ядерной семьей социологи понимают минимально возможную семью: это родительская пара и ребенок. В такой семье отсутствует старшее поколение, братья, сестры, тетушки и так далее... Для нынешней городской семьи показательно стремление отделиться от других поколений. Предел, к которому стремится ее развитие, – семья из трех человек», – отмечал социолог Юрий Левада еще в конце 1960-х годов**.

Но с тех пор картина изменилась. Сегодняшние демографы склонны считать ядром семьи мать и ребенка. (Точнее – родителя и ребенка, потому что примеры, когда этим родителем оказывается отец, тоже встречаются.) Все остальные «действующие лица» – будь то второй родитель, братья, сестры, бабушки и дедушки – уже не обязательны. Как, впрочем, и заключение брака. В нем больше нет практического смысла – особенно если партнеры живут в городе, оба работают, строят карьеру.

Причины этой эволюции (или деградации – это уж как посмотреть)очевидны. Европейская модель традиционного брака далеко не в последнюю очередь основывалась на экономической необходимости. И после того как женщины получили возможность зарабатывать, основа эта была подорвана. Социальные философы в конце ХХ века не без гордости провозглашали, что семья отныне основывается исключительно на любви. Но тут обнаружилось, что любовь не всегда длится вечно.

читайте такжеКакова ваша роль в семье?

вынужденные отношения

В представлениях о родителе и ребенке как ядре семьи есть очевидная логика: этих двоих связывают отношения, которые не обусловлены выбором. Мамы (или папы) при всем желании не выбирают детей. И в той же степени ребенок не волен выбрать родителей. Именно про «вынужденность» семейных связей пишет клинический психолог Мариз Вайан (Maryse Vaillant): «Даже если на создание семьи и рождение ребенка вас сподвигла любовь, вы будете обязаны общаться с родителями вашего бывшего или нынешнего партнера, ведь они дедушка и бабушка вашего ребенка. Семья в любых своих формах строится вокруг долга (у нас есть обязательные родственные связи, которые вынуждают нас видеться с родственниками) и фундаментального запрета на инцест»***. Таким образом, семья изначально ограничивает. Поэтому «семья для современного человека – это одновременно и средство избавления от душевного дискомфорта, и его источник», – резюмирует Мариз Вайан. Не по этой ли причине эпоха индивидуализма с ее приоритетом свободы стала эпохой разрушения традиционной семьи?

Интересно, что с точки зрения демографов бездетная пара, вероятно, уже не может сегодня считаться семьей. Ведь пара создается именно в результате выбора, который можно и пересмотреть. Так что критерий обязательности семейных связей и отношений тут перестает работать. Но только до тех пор, пока на свет не появился ребенок. Его рождение меняет характер связей. И вчерашняя (любимая или ненавистная) свекровь становится бабушкой вашей дочери или сына – чувствуете разницу?

Доступность развода и увеличение числа повторных браков привело к возникновению нового явления – «бинуклеарной семьи», отмечает системный семейный психотерапевт Анна Варга****. Она возникает, когда партнеры рожают детей в одном браке, разводятся, затем рожают новых... но сохраняют хорошие отношения с бывшими родственниками, продолжают общаться и вместе воспитывать детей.

Разнообразие видов

Задолго до проявления нынешних демографических тенденций основоположник семейного консультирования психотерапевт Вирджиния Сатир писала о том, что счастье семьи не зависит от ее типа.

«Форма, тип семьи совсем не определяет отношения в ней. Тип семьи ставит определенные задачи и проблемы, но процессы, которые в ней происходят, и способы решения сложных ситуаций целиком зависят от того, как люди относятся друг к другу, как взрослые общаются между собой, как происходит процесс развития ребенка и превращения его в гармоничную полноценную личность, и здесь главную роль играют самооценка, правила, система отношений в семье... Если все семьи будут жить в одинаковых домах, иметь одинаковое количество детей, одинаковый уровень дохода и выполнять один и тот же объем работы, то потребности одних людей окажутся удовлетворенными, а других – нет».

В. Сатир «Вы и ваша семья» (ЭКСМО-пресс, 2000).

alt

Роли и исполнители

Но если центром семьи является не пара, а ребенок, что необходимо ему (а значит, и семье в целом) для благополучия? Обеспечить семью материально сегодня в состоянии и один взрослый, а как обстоит дело с благополучием эмоциональным? Ведь родительская семья играет основную роль в формировании личности каждого из нас. Сначала любящая и заботливая мать вселяет в ребенка уверенность, что мир – не самое плохое место и в нем можно рассчитывать на поддержку. Затем отец самим фактом своего существования дает понять, что в мире есть и другие, что мать не является безраздельной собственностью ребенка. Происходят ли те же процессы в семье, в которой всего один родитель? Или два, но одного пола – такая ситуация тоже возможна. «Роль отца в конфликте, обусловленном эдиповым комплексом, состоит в том, что он спасает ребенка от слияния с матерью, – объясняет психоаналитик Светлана Федорова. – Ребенок видит, что между родителями существуют отношения, в которые он не включен. Эта ситуация возможна вне зависимости от пола родителей, если в паре есть разделение ролей на женскую и мужскую».

Нестандартные конфигурации сами по себе не угрожают психическому развитию детей. «Хорошая семья – это та, в которой умеют преодолевать кризисы и не опираются на устаревшие модели, – уверен антрополог и психоаналитик Оливье Дувиль (Olivier Douville). – Дети идентифицируют себя не с сексуальной идентичностью своих родителей и не сексуальными отношениями между ними. Они идентифицируют себя с родительским «сверх-Я», психической сущностью, которую Фрейд уподобляет нашему внутреннему миру. Именно это формирует ребенка».

С другой стороны, психологи знают немало печальных историй о том, как в абсолютно «нормальных» с виду семьях один из родителей прибегает к психологическому или физическому насилию, бьет и унижает других членов семьи, отказывая им в праве на собственные чувства и желания. Что лишний раз доказывает: нормальных семей не бывает. Бывают только хорошие и плохие.

Любовь, правда и прочие слагаемые

Какую семью можно назвать хорошей с точки зрения ребенка? Самый очевидный ее признак – любовь. Если родители способны дать ее ребенку, то он, став взрослым, сможет давать ее другим – для психологии это аксиома. Но одной любви недостаточно. Светлана Федорова обращает внимание на то, что детям необходимо знать историю своего рождения. Это вдвойне важно в семьях, где одного из родителей нет. «Фантазии о происхождении нужны для формирования нашей идентичности, – подчеркивает она. – Нам необходимо идентифицировать себя с каждым из родителей. И если одного из них в семье нет, нельзя обходить его молчанием или выдумывать неправдоподобные объяснения».

Чтобы ребенок хорошо себя чувствовал в мире, семейные ценности не должны вступать в противоречие с ценностями универсальными, общечеловеческими. «При формировании идентичности ребенок опирается на своих родителей, на их законы, запреты, на установленные в рамках семьи принципы и на то, насколько эта ячейка встраивается в общество», – объясняет Оливье Дувиль. – Семья, в которой провозглашают: «Мы живем по собственным законам», лишает своих членов идентичности, обрекает их на эмоциональное заточение и не дает им отделиться».

читайте такжеТеперь нас трое: как сохранить семью после рождения ребенка?

Важность отделения

Отделение от родительской семьи – еще один из ключевых моментов. Упростить возможность разрывов, позволить детям взрослеть – едва ли не самое тяжелое испытание для родителей. Но абсолютно неизбежное. «Все начинается, когда ребенок делает первый шаг, – рассказывает Светлана Федорова. – В этот момент он сам определяет расстояние между собой и другим. Это победа, поскольку он становится независим. Но для того или той, кто был всегда рядом, был единым целым с ребенком, это огромная потеря». За ней последуют и другие: первое слово, первый класс, первая любовь. И с каждым из этих событий ребенок будет отдаляться от родительской семьи. «Родители должны сами справляться с этими разочарованиями, а не перекладывать их на плечи своих детей, – отмечает Светлана Федорова. – Не стоит задавать им вопросы, на которые нельзя ответить, вроде «Неужели эту девочку/мальчика, учителя пения или тренера по боксу ты любишь больше, чем меня?»

читайте такжеЯ учусь понимать свою семью

Что дальше?

В главном эксперты единодушны – семья все меньше регулируется социальными нормами и в этом смысле на наших глазах утрачивает «нормальность». Брак, как утверждает Анна Варга, «перестает быть однозначно наиболее предпочитаемым образом жизни». А те, кто по-прежнему мечтает о семье, могут выбрать для себя один из множества вариантов, имея в виду, что семейные «границы будут становиться все более размытыми и проницаемыми»*****. И все эти разнообразные семьи, которые могут охватывать десяток членов клана, а могут сводиться к минимальной паре, по-прежнему будут прочными и хрупкими, счастливыми и не очень, хорошими и не совсем. Открывать для себе новый смысл семьи, строить новые связи, придумывать новые традиции – разве это не вдохновляющая задача?

* По данным Федеральной службы государственной статистики, gks.ru

** Ю. Левада «Сочинения» (Издатель Карпов Е. В., 2011).

*** «Энциклопедия семейной жизни» под ред. Мариз Вайан («Encyclopédie de la vie de famille», Editions de la Martinière, 2004).

**** «Системная психотерапия супружеских пар» под ред. Анны Варги (Когито-Центр, 2012).

***** Там же.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье