текст: Елена Ломакина,  Дмитрий Гордеев 

О чем хотят сказать наши неловкости

Досадные промахи случаются с каждым: соус на скатерти, новые перчатки в луже, шишка на лбу – результат контакта с дверным косяком… Случайные на первый взгляд, наши оплошности и промахи говорят многое о нас.
alt

Кто-то бывает неловок лишь изредка, а с кем-то мелкие бытовые неприятности происходят постоянно. В зависимости от того, оступились ли мы сами или это произошло на наших глазах с кем-то другим, мы будем чувствовать неловкость или снисходительно улыбнемся, а неуклюжесть (собственную и чужую) скорее всего объясним общей усталостью. «Но в какой бы плохой физической форме мы ни находились, – говорит психолог Юлия Федотова, – подъем по лестнице или обращение со стеклянной посудой не должны представлять для нас существенных затруднений. Если же взрослый человек в обыденных ситуациях регулярно демонстрирует неуклюжесть, тому скорее всего имеется объяснение психологического характера».

Первым внимание на то, что повторяющиеся проявления неловкости могут говорить о скрытых внутренних проблемах, обратил Зигмунд Фрейд . В своей работе «Психопатология обыденной жизни» он предположил, что, спотыкаясь, роняя вещи, допуская опечатки, оговариваясь, мы бессознательно проявляем собственное нежелание совершать какие-то поступки и действия. Но это объяснение далеко не единственное.

Вопрос обучения

Неуклюжесть возникает только под взглядами окружающих – именно они указывают нам на эту особенность нашего поведения. В отсутствие замечаний людям, слывущим неловкими, едва ли представился бы шанс узнать о своем недостатке, и уж в любом случае он бы их не слишком обременял. «Родители всегда звали меня «медвежонком», – рассказывает 36-летняя Наталья. – Я вечно все роняла, на все натыкалась, все проливала… Прошлый Новый год мы праздновали с родителями мужа, и по дороге из кухни в гостиную я ухитрилась уронить блюдо с заливным, над которым моя свекровь трудилась чуть ли не сутки… Я концентрируюсь изо всех сил, стараюсь как могу. Но ничего не помогает!»

Те из нас, кто вопреки собственному желанию раз за разом воспроизводит в повседневной жизни номера из репертуара коверного в цирке, со временем начинают подозревать, что их неловкость сродни врожденному пороку. Но, как правило, причины, заставляющие нас падать на ровном месте или наступать на ноги окружающим, результат недостаточного психомоторного обучения на ранних этапах нашего развития.

О необходимости такого обучения впервые заявил русский физиолог Иван Сеченов. Он доказал, что, тренируя ловкость, координацию, силу и скорость движений, взрослые помогают ребенку развивать все сенсорные системы организма: зрительную, слуховую, обонятельную, вкусовую, тактильную и вестибулярный аппарат. «С первых недель и месяцев жизни, исследуя все, что попадется ему на глаза, под руку или «на зуб», ребенок развивает психомоторику. Ползая, он учится «обтекать» предметы; в этот период формируется умение переносить центр тяжести тела и действовать инстинктивно, – поясняет семейный психотерапевт Ольга Троицкая. – Некоторые родители слишком спешат, ставя ребенка на ножки, и, если в результате он начинает рано ходить, «рваная» походка, неловкость при ходьбе могут остаться на долгие годы».

«Позже, когда ребенок начинает уверенно ходить и бегать, многие родители ограничивают пространство его первых изысканий, опасаясь, что он может причинить себе вред – ведь он еще так неуклюж, – продолжает возрастной психолог Татьяна Бедник. – Дети, которые недостаточно активно исследовали окружающий мир, не пробовали его «на глаз и на зуб», став взрослыми, испытывают трудности взаимодействия с миром реальных вещей и предметов». Кроме того, родители редко развивают двигательное восприятие и память ребенка, осваивают с ним ритм и темп движений. И этим невольно помогают сохранить естественную в детстве неуклюжесть.

Особая опасность подстерегает современных детей, увлеченных компьютером. «Моторные навыки тех, кто часами сидит перед телевизором или монитором, ловко управляясь с пультом дистанционного управления или джойстиком, ограничены сферой действия пальцев и глаз и не затрагивают тело в целом», – говорит Ольга Троицкая. Одна из важных задач современных родителей – придумывать для ребенка разные формы активности, учить его общению со своим телом, соотнесенности своих действий с пространством и прививать настойчивость в овладении новыми двигательными навыками.

Что не так?

Зрение

«Я его не заметил!» Неуклюжий человек часто винит в своих промахах плохое зрение. Но, даже полностью сосредоточившись на увиденном, он едва ли перестанет натыкаться на людей и предметы. В действительности скорее всего он страдает от недостатка кинестетической чувствительности, позволяющей соотносить свои движения с положением тела в пространстве, – именно отсюда проистекают резкость или неуверенность в движениях, часто присущие неуклюжим людям.

Равновесие

Иногда мы склонны испытывать дискомфортот нарушенного чувства равновесия, а также от функционального превосходства правой или левой половины тела. У каждого из нас доминирует одна сторона: это касается глаз, рук, ног, ушей… Некоторые школьники делают помарки в тетради не из-за невнимательности, но лишь потому, что пишут правой рукой, в то время как ведущая роль у них принадлежит левому глазу.

Вес

У неуклюжих людей, которым трудно правильно определить положение своего тела в пространстве, часто нарушено и восприятие окружающего мира: они хуже оценивают расстояние между предметами. Те, кто резко прибавляет и сбрасывает вес, также склонны к проявлениям неловкости – дело в том, что им трудно верно оценить свои габариты.

Хорошая новость

Вне зависимости от возраста моторные навыки можно развивать. Идеальны в этом смысле командные игровые виды спорта: они позволяют одновременно улучшить навыки обращения с предметами (мяч, шайба и т. д.), совершенствовать умение правильно двигаться и выбирать правильную позицию, выстраивать траекторию относительно противника или партнера. Кроме того, динамичная игра, требующая порой мгновенной реакции, позволяет организму успешно адаптироваться к неожиданным ситуациям.

Детские болезни

«С самого детства все вещи на мне буквально «горели» – за то время, что моя сестра снашивала одну пару обуви, у меня уходило две. А надеть новую кофточку и ничем ее не заляпать для меня было нереально, – рассказывает 28-летняя Виктория. – Но в годы, когда я росла, покупать новую одежду было непросто, а потому родители постоянно ругали меня за неряшливость. Мама до сих пор бурно возмущается, если видит меня в светлой одежде: она уверена, что с моей «слоновьей грацией» я не могу этого себе позволить. В ее упреках есть доля истины: я веду активный образ жизни, занимаюсь горным туризмом, но в том, что касается пятен на одежде и царапин на туфлях, я неисправима».

Чрезмерная эмоциональная реакция взрослых на детскую неловкость может стать причиной ее продолжения во взрослом возрасте. Ребенок вырастет, но образ недовольного, рассерженного родителя будет сопровождать его по жизни и провоцировать на все новые ляпы.

В некоторых случаях причиной неуклюжести становятся серьезные травмы, перенесенные в детстве. При помощи оплошностей и промахов наше тело пытается рассказать о болезненных переживаниях, которые нам пришлось испытать в прошлом. «Мне было восемь лет, когда мои родители развелись, – рассказывает 40-летний Александр. – У обоих сразу началась бурная личная жизнь, и я на долгое время оказался предоставлен самому себе: родители перекидывали меня друг другу, как мячик, и я чувствовал, что никому из них не нужен. До сих пор, приезжая в гости к отцу или матери, я начинаю обо все стукаться, спотыкаться… И только недавно понял: я веду себя как ребенок, которому нужно, чтобы на него обратили внимание!»

«Потребность во внимании у многих из нас настолько велика, что нам становится неважно, как именно его добиться, – говорит Юлия Федотова. – Можно просто закричать «Спасите-помогите!», можно «случайно» глубоко порезать палец, заставив окружающих оказывать тебе первую помощь, а можно непроизвольно уронить полную пепельницу на светлый ковер: таким образом мы бессознательно сигнализируем окружающим, что нуждаемся в их помощи». Считывая и расшифровывая эти послания, мы можем многое узнать о себе.

В отрыве от реальности

«В больнице я узнала, что у мамы плохие анализы, и мне предстояло сообщить об этом брату и отцу, – рассказывает 32-летняя Алена. – Я шла по улице, обдумывая, как бы мне все это помягче сформулировать, и вдруг буквально на ровном месте оступилась, упала и подвернула лодыжку. Когда я рассказала об этом врачу, накладывавшему мне фиксирующую повязку, он улыбнулся и сказал: «Вы так задумались, что просто забыли, как ходить по тротуару».

Об этом

  • Иван Сеченов, «Элементы Мысли», Питер, 2001.
  • «Психосоматика», Харвест, 2005.
  • Александр Лоуэн, «Психология тела», ИОИ, 2006.
  • Марк Сандомирский, «Психосоматика и телесная психотерапия», Класс, 2005.

Быть ловким означает находиться здесь и сейчас, в контакте с собой, окружающими людьми и предметами. Порой это оказывается непросто для людей, полностью поглощенных какой-то конкретной жизненной или профессиональной задачей. Однако если для них утрата контакта с реальностью, как правило, явление временное, то для интеллектуалов и мечтателей, живущих скорее во внутреннем, чем во внешнем мире, она может стать фактором, влияющим на их жизнь.

«Воображаемый мир, часто восходящий к временам детства, защищает таких людей от реальности, которую они по каким-то причинам не желают или не могут принять, – поясняет психолог Татьяна Бедник. – Если же им все-таки приходится иметь с ней дело, они стараются от нее защититься, демонстрируя неуместное поведение, в том числе проявляя непредумышленную на первый взгляд неловкость. Прекрасный пример такого рода – «человек рассеянный» из стихотворения Маршака: он с головой ушел в свою душевную и интеллектуальную жизнь, а со стороны его поведение выглядит странным и эксцентричным».

Есть вопрос?

  • Институт психотерапии и консультирования «Гармония», т. (812) 371 8220.
  • Институт клинической психологии и психотерапии, т. (8 499) 978 3290.

Всегда ли следует преодолевать эту отстраненность? Мы не автоматы, а жизнь не балет с заранее расписанными партиями, так что говорить о каких-то универсальных рецептах не приходится. Во многих случаях, принимая себя целиком – со своей рассеянностью и неуклюжестью, мы позволяем своей индивидуальности проявиться во всем многообразии. И в любом случае недовольство собой – не лучший помощник в неловкой ситуации: воспринимая ее с юмором, мы можем обратить досадный инцидент себе на пользу, в то время как переживая из-за допущенного промаха, с большой вероятностью лишь усугубим произошедшее.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2017 №23140Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты