psyhologies.ru
тесты
текст: Сабина Сафарова 

Оговорки по Фрейду и не только: что они о нас говорят на самом деле

Многих из нас перспектива публичных выступлений заставляет чувствовать себя неуютно. Перед важной встречей мы боимся сбиться с мысли, оказаться неубедительными или неверно понятыми. Страх неожиданных речевых ошибок, названных «оговорками по Фрейду», из их числа. Почему они случаются и как перестать тревожиться, высказываясь вслух?
alt

Выступая с речью о реформировании образования, Тед Кеннеди, в то время сенатор штата Массачусетс, со свойственной ему страстностью взмахнул рукой и вместо слова «лучшие» неожиданно произнес слово «грудь». Он, разумеется, оговорился – в английском языке слова «best» и «breast» близки по звучанию. По аудитории прошел смешок, но опытный оратор не смутился и тут же исправил оплошность, продолжив – «the best and brightest» – лучшие и достойные. «Невзирая на эту двусмысленную оговорку, а быть может, отчасти и благодаря ей выступление Кеннеди запомнилось как наиболее удачное и часто цитировалось, – отмечает Джеймс Паннибекер (James Pennebaker), глава кафедры психологии Техасского университета. – Оно стало примером того, что речевые ошибки необязательно играют против нас. Однако, как показывает практика, людей пугает возможность таких ситуаций во время выступления и важных переговоров». Косвенным виновником нашего беспокойства оказался не кто иной, как Зигмунд Фрейд. После опубликования в 1901 году «Психопатологии обыденной жизни» идеи отца психоанализа о том, что за невинной оговоркой лежит нечто большее, что прорывается из глубин подсознания и вскрывает наше истинное намерение или желание, постепенно получают мировую известность. Сам же термин «оговорка по Фрейду» давно вышел из академического обихода и укоренился в реалиях бытового языка, обретя явно ироничный оттенок. «По сути, всего лишь одна из гипотез Фрейда превратилась для огромного числа людей в аксиому, которая невротизировала человечество целое столетие», – говорит Джеймс Паннибекер. Мы стали придавать оговоркам сверхценный смысл, и после распространения идей Фрейда необходимость публичного высказывания, всегда так или иначе заставлявшая многих людей волноваться, начала тревожить нас с большей силой. Почему это произошло? «Такая ситуация во многом стала следствием авторитаризма самого Фрейда, который, обладая огромным влиянием и впервые формируя психотерапевтическое сообщество, был нетерпим к инакомыслию, – утверждает Паннибекер. – Последователи Фрейда также жестко насаждали точку зрения своего учителя». Однако еще в начале прошлого века теория о дополнительных коннотациях оговорок была подвергнута критике филологом Рудольфом Мерингером. В одной из серий своих статей «Слова и вещи» («Wörter und Sachen») Мерингер настаивает на менее щекотливом объяснении: «Это лишь банановая кожура на пути предложения, случайная перестановка в лингвистической структуре». «Сегодня накоплена достаточная экспериментальная и доказательная база, подтверждающая, скорее, точку зрения фрейдовского оппонента», – подчеркивает Джеймс Паннибекер. Однако столетие спустя после того, как некоторые идеи Фрейда подверглись десакрализации, страх в самый важный момент сказать что-то не то продолжает преследовать нас.

читайте такжеКак наша картина мира зависит от языка?

Людям свойственно ошибаться

Оговорки в нашей речи почти неизбежны. В среднем на тысячу слов мы допускаем одну или две ошибки: выбираем слова, близкие по звучанию, но выпадающие из контекста, или фонетически коверкаем те из них, о которые прежде никогда не спотыкались. Ежедневно почти каждый из нас совершает от 7 до 22 вербальных оговорок. Некоторые из них благодаря своей двусмысленности вошли в историю ораторских faux pas. Вскоре после адюльтер-разоблачений звезды гольфа Тайгера Вудса репортер, намереваясь сказать, что спортсмен не принял участия в турнире из-за травмы спинного диска, произнес близкое по фонетике слэнговое обозначение противоположной части мужской анатомии. Когда был пойман и казнен лидер движения «Аль-Каида», один из известных противников американского президента заметил: «Обама мертв. И я не сожалею об этом». Разумеется, он хотел назвать имя Усама. Президент Буш-младший изрек: «У нас были триумфы. И был секс…» На самом деле он пытался произнести слово «неудачи» – «setbacks», но неожиданно обрубил второй слог, отчего родилось совсем иное высказывание. «Венский психотерапевт, скорее всего, поместил бы американского президента на кушетку и расспрашивал о его детстве и отношениях с женой, – говорит когнитивный психолог, профессор лингвистики и психологии Университета Иллинойс Гарри Дэлл (Garry Dell). – Очень может быть, что он предположил бы: слова «триумф» и «ошибки», выстроенные в один ряд, оказались триггером для возникновения бессознательной ассоциации с сексом. Ведь именно так Фрейд демонстрирует суть своего анализа в «Психопатологии». Однако современные исследования речи, демонстрируя, как именно мозг переводит мысли в слова, доказывают нам, что в подобных случаях отец психоанализа явно ошибался». Дэлл утверждает, что оговорки – явление полезное, так как показывает исключительную человеческую способность оперировать языком. Звуки, слова и понятия соединяются в нашем мозгу в три цепочки – семантическую, лексическую и фонологическую, и речь возникает благодаря их взаимодействию. Но время от времени эти цепочки сталкиваются. В результате происходит речевая оговорка. При этом система производства речи, допуская ошибки, не останавливается и тут же запускает новые слова. Пусть они попадают в ложный контекст или звучат неверно, но эти ошибки не закрывают для нас саму возможность коммуникации, ведь наша речь продолжается. Дэлл называет это проявлением речевой гибкости и доказательством маневренности и огромных функциональных возможностей мозга.

читайте такжеБыл ли Фрейд хорошим отцом?

Иногда сигнал звука, который понадобится нам в предложении чуть позже, активизируется в нашем мозгу слишком рано и подменяет необходимый. Как результат – оговорки, называемые «ошибки упреждения». Из их числа оговорка Тэда Кеннеди – «breast and brightest» – где слово «best» (лучший) из-за за звуковой схожести соседствующего слова превратилось в слово «breast» (грудь). В хрестоматийной оговорке Буша «sex» вместо «setbacks» (неудачи) – звук «кс» оторвался от необходимого слова и был артикулирован слишком рано. К ошибкам упреждения относятся оговорки, связанные с Обамой и Тайгером Вудсом. В последнем случае из слова disk выпал звук S, так как конечный звук был активирован слишком рано. И образовавшееся слово обернулось комичным символом секс-похождений спортсмена, получивших в тот момент широкую огласку.

З. Фрейд «Психопатология обыденной жизни» (АСТ, 2009).

В. Ментцель «Риторика. Искусство говорить свободно и убедительно» (Омега-Л, 2007).

  • 1
  • 2
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье