psyhologies.ru
тесты
текст: Алла Ануфриева 

Отправиться в паломничество

Современным пилигримам доступны, пожалуй, все места поклонения, чтимые ведущими религиями мира, – православные Оптина пустынь и итальянский Бари, индусский Бенарес и буддийский Сарнатх, Ватикан, Иерусалим, Мекка (последняя – строго для мусульман)... Организацию поездок все чаще берут на себя турфирмы. Визы, билеты, удобный трансфер, знающий экскурсовод, – такое паломничество обещает быть динамичным и комфортным. Вопрос один: ради чего оно затевается?
alt

Приблизиться к святыне. «Цели паломников сегодня различны, как, впрочем, и в прежние времена, – уверен философ и религиовед Борис Фаликов. – Одни мечтают о чуде для себя или для близких. Другие хотят убедиться в реальности Священной истории, третьи – участвовать в ритуале и укрепиться в вере. К традиционным паломникам добавились и новые: они пока только ищут веру (иногда в рамках нескольких религий), поэтому активно молятся, медитируют, общаются со священником или гуру». «Сначала я побывал в испанском Сантьяго-де-Компостела, добирался туда по знаменитой тропе пилигримов, – рассказывает 27-летний москвич Игорь. – Потом съездил в Таиланд, хотел почувствовать буддийскую атмосферу. После этого медитация, которой я занимался, чтобы снять стресс, стала для меня не просто психотехникой, а чем-то большим». Насколько такие перемены глубоки? «Если человек, ощутив изменения, стал лучше относиться к ближним, обрел внутренний покой, значит, его духовный опыт был подлинным, – комментирует Борис Фаликов. – По крайней мере, так считал один из основоположников психологии религии Уильям Джеймс».

Открыться чему-то большему. «Я считала себя светским человеком, пока не поехала в Иерусалим навестить друзей детства, – признается 40-летняя Анна. – Ступени Старого города оказались буквально ступенями к себе: поездка открыла другую меня, разбудила во мне веру, о которой я даже не подозревала». «Сами по себе святые места, культовые объекты – не гарантия обретения духовного опыта, – убежден юнгианский аналитик Лев Хегай. – Главное – иметь вопрос и быть открытым к любому ответу. А смысл того, что с нами произошло, часто осознается много позже». «Когда происходит такая «перенастройка сердца», когда меняются приоритеты, отношение к жизни, даже само принятие этих перемен требует времени, – соглашается Анна. – И значимость той поездки я почувствовала далеко не сразу».

Начать внутреннюю работу. Суть духовного развития состоит не в усвоении определенной догмы или канона, а в некоем внутреннем «паломничестве», непрерывной трансформации личности в сторону большей цельности. А раз так, разумно задаться вопросом: а так ли мне для внутренней работы необходимы внешние перемены? И почему бы не попробовать наладить диалог со своей Самостью (чем-то большим в нас) там, где я есть, повторяя вслед за Серафимом Саровским: «Все тут: и Афон, и Иерусалим, и Киев!»*

* Н. Горбачева «Серафим Саровский» (Олимп, 1999).

читайте такжеВо что мы верим на самом деле
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье