psyhologies.ru
тесты
текст: Юрий Зубцов 
PSYCHOLOGIES №8

Почему... говорить о насилии так трудно?

Летом в соцсетях прошла акция #янебоюсьсказать, где сотни женщин рассказали о пережитом сексуальном насилии. Впервые они говорили о том, что многие годы скрывали. Ведь написать гораздо легче, чем произнести вслух. Почему жертвам так трудно делиться своими переживаниями даже с самыми близкими?
насилие ФОТО Getty Images 

ПРО ТАКОЕ НЕ ПРИНЯТО ГОВОРИТЬ

Тема табуирована в обществе, которое держится на насилии

Все виды насилия связаны между собой, уверена психолог Людмила Петрановская, – насилие над детьми, над женщинами, государственное насилие. «Чем легче насилие воспринимают как норму, тем выше риски для всех групп граждан, – подчеркивает она. – В нашем обществе насилия много, оно в значительной степени держится на насилии, а значит, эта тема табуирована. Жертвы должны молчать, свидетели – отводить глаза».

БОЮСЬ ОСУЖДЕНИЯ

Мужчины трактуют исповеди женщин как обвинения в свой адрес

В обществе, подобном нашему, единственный одобряемый вариант реакции на насилие – идентификация с агрессором и перенесение ответственности на жертву, мол, сама виновата, считает Людмила Петрановская: «Или, в чуть более мягком варианте, – попытка выставить жертвой себя («Да бабы сами издеваются над нами как хотят!»). Многие трактуют исповеди женщин #янебоюсьсказать как обвинение в свой адрес и отчаянно защищаются, оскорбляя жертв и даже не понимая этого, потому что самим страшно и обидно».

ХОЧУ ЗАБЫТЬ

Рассказ порождает повторные переживания

Виктора Кагана удивляет отношение тех, кто видит в публичных признаниях жертв сексуального насилия или домогательств вред и злой умысел. «Удивляет, как удивило бы сказанное терапевтом пациенту: «Зачем ты это говоришь?! Что за ерунду ты порешь?!» – комментирует он. – Да, сказать «городу и миру» – совсем не то, что терапевту на приеме.

Повторное переживание продуктивнее, чем попытка замолчать или вытеснить из памяти травмирующее событие

«Однако говорящий нуждается в том, чтобы быть понятым, принятым. Услышанным не только другими, но и самим собой. А для этого нужно набраться сил говорить. Да, это не без риска», – замечает Виктор Каган. Но без риска не обходится и психотерапия; в конечном счете, это повторное переживание продуктивнее, чем попытка замолчать или вытеснить из памяти травмирующее событие.

ЭТО НИЧЕГО НЕ ИЗМЕНИТ

Нет опыта решения проблем насилия

«У нас нет багажа социальных технологий. Никто не знает, что с этим делать, никто не верит, что можно что-то изменить, поэтому лучше не знать и не слышать», – утверждает Людмила Петрановская. Куда идти и что делать? Можно ли наказать насильника? Психотерапевт Виктор Каган считает, что психологи могли бы подключиться к обсуждениям акции в соцсетях, сопровождать комментарии: «Предупреждать скатывание обсуждений в войну, напоминать о своем существовании тем, кому, возможно, требуется помощь, а не осуждать ее участников». В нормальном здоровом обществе жертвам сексуального насилия не нужно готовиться к нападкам и осуждению. Они уверены в поддержке и помощи, и в том, что их обидчик понесет заслуженное наказание.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье