psyhologies.ru
тесты
текст: Подготовил Антон Солдатов 

Почему охота за покемонами свела мир с ума

Мобильная игра Pokemon Go выпущена в США 5 июля и за неделю стала одним из самых загружаемых приложений на Android и iPhone во всем мире. Теперь игра доступна и в России. Психологи предлагают свои объяснения этой внезапной «покемономании».
охота за покемонами ФОТО Getty Images 

Мы играем в видеоигры по разным причинам. Одним нравятся игры-«песочницы», где можно построить целый мир со своей историей и персонажами, других увлекают стрелялки, в которых можно выпустить пар. Агентство Quantic Foundry, которое специализируется на игровой аналитике, выделило шесть видов мотивации игроков, которые должны присутствовать в успешной игре: действие, социальный опыт, мастерство, погружение, креативность, достижения1.

Pokemon Go, кажется, целиком отвечает им. После установки приложения игрок начинает видеть «карманных монстров» (так расшифровывается слово pokemon в названии) через камеру своего смартфона, как будто бы они разгуливали по улицам или летали по комнате. Их можно ловить, тренировать, устраивать битвы на покемонах с другими игроками. Казалось бы, этого достаточно, чтобы объяснить успех игры. Но масштабы увлечения (20 млн пользователей только в США) и большое число взрослых игроков наводят на мысль, что есть и другие, более глубокие причины.

Зачарованный мир

Вселенная Pokemon, помимо людей и обычных животных, населена созданиями, у которых есть разум, магические способности (например, огненное дыхание или телепортация) и способность к эволюции. Так, из маленькой черепашки с помощью тренировок можно вырастить настоящий живой танк с водяными пушками. Вначале все это делали герои комиксов и мультфильмов, а фанатам оставалось лишь сопереживать им по ту сторону экрана или книжной страницы. С приходом эпохи видеоигр зрители сами смогли перевоплотиться в тренеров покемонов.

Технология дополненной реальности помещает виртуальных персонажей в привычную нам обстановку

Pokemon Go сделала еще один шаг в сторону размывания границы между реальным миром и миром, созданным нашей фантазией. Технология дополненной реальности помещает виртуальных персонажей в привычную нам обстановку. Они подмигивают из-за угла, прячутся в кустах и на ветвях деревьев, норовят запрыгнуть прямо в тарелку. А взаимодействие с ними делает их еще более реальными и, вопреки всякому здравому смыслу, заставляет нас поверить в сказку.

Назад в детство

Детские ощущения и впечатления настолько сильно отпечатываются в нашей психике, что их отголоски в наших поступках, симпатиях и антипатиях можно обнаружить спустя много лет. Ностальгия не случайно стала мощным двигателем поп-культуры – количество успешных ремейков комиксов, фильмов и детских книг не сосчитать.

Для многих сегодняшних игроков покемоны – это образ из детства. Они следили за приключениями подростка Эша, который со своими друзьями и любимым питомцем Пикачу (электрический покемон, который стал визитной карточкой всей серии) путешествовал по миру, учился дружить, любить и заботиться о других. И конечно, побеждать. «Надежды, мечты и фантазии, которые наводняют наше сознание вместе со знакомыми образами, – источник сильнейшего чувства привязанности», – объясняет Джейми Мадиган (Jamie Madigan), автор книги «Понимая геймеров: психология видеоигр и их влияние на людей» («Getting Gamers: The Psychology of Video Games and Their Impact on People Who Play Them»).

Поиск «своих»

Но желание вернуться в детство не означает, что нам хочется снова стать слабыми и беспомощными. Скорее это побег из холодного, непредсказуемого мира в другой – теплый, наполненный заботой и лаской. «Ностальгия – это обращение не только к прошлому, но и к будущему, – говорит Клэй Рутледж (Clay Routledge), психолог Университета Северной Дакоты (США). – Мы ищем путь к другим – к тем, кто разделяет с нами наш опыт, наши чувства и воспоминания. К своим».

За желанием игроков укрыться в виртуальном мире скрывается тяга к вполне реальным потребностям, которые они пытаются удовлетворить в реальной жизни

В конечном счете за желанием игроков укрыться в виртуальном мире скрывается тяга к вполне реальным потребностям, которые они пытаются удовлетворить в реальной жизни, – таким как потребность быть в контакте с другими людьми. «В дополненной реальности вы не просто совершаете действия – вы можете сообщать другим о своих успехах, состязаться друг с другом, хвастаться своими коллекциями», – объясняет маркетолог Расселл Белк (Russell Belk).

По мнению Расселла Белка, в будущем мы перестанем воспринимать виртуальный мир как нечто эфемерное, а наши переживания по поводу событий в нем будут для нас столь же значимы, как и переживания по поводу реальных событий. Наше «расширенное «Я» – наши разум и тело, все, чем мы владеем, все наши социальные связи и роли – постепенно вбирает в себя и то, что находится в цифровом «облаке»2. Станут ли покемоны нашими новыми домашними любимцами, вроде кошек и собак? А может, наоборот, мы научимся больше ценить тех, кого можно обнять, погладить, ощутить их тепло. Время покажет.

1 Подробнее см. на сайте quanticfoundry.com.
2. Current Opinion in Psychology, 2016, vol. 10.
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье