psyhologies.ru
тесты
текст: Галина Черменская 

Почему так непросто говорить правду

Сказать ясно и точно или довольствоваться клише? Выбирать выражения или резать правду-матку? Прятаться за словами, меняя маски, или говорить так, чтобы донести до других свои подлинные взгляды и чувства? О парадоксах правды размышляют наши эксперты.
alt

С первых шагов нам внушают, что говорить правду хорошо, а лгать – плохо. Это одна из тех аксиом, которые ребенок принимает на веру, без объяснения и без обсуждения. Но довольно быстро дети начинают догадываться, что реальная жизнь устроена иначе. И тем не менее, став родителями, мы продолжаем твердить, что честность – важнейшая добродетель… Но не обманываем ли мы своих детей в этот момент? Нет, ведь мы верим в то, что говорим. Да, потому что мы знаем: им не раз придется лгать. И это лишь один из парадоксов правды.

Русский акцент

«Не в силе Бог, а в правде», «мир правдой держится», «жить не по лжи». Даже не зная этих формул, наши дети, вырастая в российской культурной традиции, воспринимают правду как одну из высших ценностей. В советскую эпоху представление о правде, по сути, было вывернуто наизнанку. Монополию на нее присвоила себе власть, доносы поощрялись как высшее проявление правдивости, «чистосердечно признаться» на допросе на самом деле значило оговорить себя и других, на партсобрании любой обязан был рассказать «всю правду» о себе, вплоть до интимных подробностей.

Задумываемся мы об этом или нет, но это наследие влияет на наше сложное отношение к понятию правды: и наше стремление к ней вопреки всему, и страх открыться, и нетерпимость к правде другого человека.

читайте такжеЛожь – признак интеллекта

Человек в маске

Если уж говорить себе правду, то любой из нас должен признаться: «Я лгу». Причем мы начинаем изменять правде с самого детства, постепенно усваивая от старших правила поведения. «Социализация не оставляет нам свободы выбора, – размышляет клиент-центрированный психотерапевт Александр Орлов. – Например, родители внушают сыну, что мальчики не плачут. Никаких слез, никаких соплей! И он учится скрывать свои подлинные чувства. Так мы надеваем на себя одну маску за другой, и за ними уже не различить лица. В этом смысле мы все участники одного гигантского маскарада».

alt

Нам страшно открыться, показать себя такими, какие мы есть на самом деле. Ведь снимая маску, открываясь другому, мы рискуем, потому что становимся уязвимыми. В ответ мы можем получить болезненный удар, нас могут не понять, осудить, отвергнуть. Более того, мы – в той или иной степени – скрываем правду о своих чувствах и желаниях даже от себя. И это уже другая маска – так сказать, «для внутреннего употребления». Иногда она помогает нам примириться с собой, объясняет клинический психолог и этолог Борис Цирюльник (Boris Cyrulnik): «Самообман просто необходим нам для защиты чувства собственного достоинства вопреки обстоятельствам. В то же время постоянное пребывание в мире грез лишает нас возможности преодолевать жизненные преграды».

ПРАВДА ДЛЯ НАС ТО, ЧТО МЫ ТАКОВОЙ ПРИЗНАЕМ В СВОЕМ ВНУТРЕННЕМ МИРЕ, НА ЧТО МОЖЕМ ОПЕРЕТЬСЯ

Навстречу другому

Тогда почему у нас возникает жгучее желание вопреки всему говорить правду? «Она дает нам чувство общности. Потому что человек – это существо, в крови которого потребность быть с другими, – объясняет Александр Орлов. – Но как мы можем взаимодействовать друг с другом, если, как гладиаторы на арене, видим перед собой не лица, а маски? Мы живем во лжи, но это не значит, что у нас нет потребности в правде. Точно так же как то, что мы живем в загрязненном мире, не означает, что у нас нет потребности в чистом воздухе и чистой воде».

Итак, еще один парадокс: чтобы выжить в обществе, нам необходимо скрывать свою правду от других, но мы не можем преодолеть одиночество, если не будем искренними.

Быть собой

Желание быть понятыми – не единственная причина прямо высказать то, что наболело. Зачем совершают каминг-аут гомосексуалы? Зачем подчиненный заявляет шефу, что тот дурак? Зачем благополучный писатель вдруг признается в том, что совершил подлость? «В моем детстве были такие маски из папье-маше, – вспоминает Александр Орлов. – Надеваешь ее на новогоднем празднике и весь вечер страдаешь: душно, жарко, хочется ее сорвать. Но терпишь, потому что надо участвовать в представлении. Вот так же многие люди годами живут в удушье своих масок, и кому-то даже не приходит в голову, что от них можно избавиться».

Другое дело, что ложь тоже нам нужна для самоопределения. «Мы просто обязаны привирать, – уверен Борис Цирюльник. – Ведь эти мечты, это кино о самих себе, которое мы сочиняем (где мы выступаем в роли президента, оперной дивы или чемпиона по теннису), необходимы нам для создания образа. Мы нуждаемся в этом самообмане, ведь он задает нам направление действий, дарует смысл жизни».

«Чем лучше мы понимаем себя, тем честнее мы становимся»

Чем глубже понимание, тем труднее произнести слова неправды, утверждал экзистенциальный психотерапевт Ролло Мэй (Rollo May).

«Кто из нас не пытался приврать, чтобы предстать перед окружающими в наилучшем свете, но в этот самый момент внутренний голос напоминал нам, что конечный смысл нашего существования вовсе не в этом, – пишет психолог. – Понимание этой истины оберегает нас от самообмана и вскрывает истинные мотивы наших хитроумных рассуждений, за которыми нет ничего кроме тщеславия». Возможно, знание психологии дает преимущество коварным людям, помогая им манипулировать чужой волей? «Истина заключается в том, что понимание глубинной психологии уменьшает вероятность обмана и принуждает человека к большей честности», – настаивает Ролло Мэй и цитирует Зигмунда Фрейда: «Думаю, люди немало бы удивились, если бы узнали, что импульсивное желание говорить правду гораздо сильнее, чем обычно считается. Возможно, именно в результате моих занятий психоанализом теперь я едва ли могу сказать неправду».* Г. Ч.

* «Искусство психологического консультирования» (Издательство ИОИ, 2012).

Источник фотографий: Андрей Попов
  • 1
  • 2
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье