psyhologies.ru
тесты
текст: Галина Черменская 

Почему я пишу о себе

Мемуары, художественная проза, блоги – самые разные тексты, в которых авторы пишут о своей жизни, сегодня очень популярны. Но как возникает желание делиться самым сокровенным со множеством незнакомых людей? Четыре искренних рассказа.

Ежегодно на полках магазинов появляется все больше книг, авторы которых в разных жанрах рассказывают о собственной жизни – от «Записок» Юлия Цезаря до автобиографической прозы начинающих литераторов. Блогосфера рекрутировала в ряды пишущих миллионы людей, также готовых поведать о себе миру. Что побуждает рассказывать о себе – не в личном дневнике, а для других, чужих, многих? «Мотивация может быть самой разной, – считает психолог Александра Сучкова. – Кто-то, прожив активную и яркую жизнь, хочет подвести итоги, передать свой опыт, оставить о себе память. Публичному человеку может быть важно опровергнуть сложившиеся о нем мифы, показать себя истинного (то есть такого, каким он сам себя представляет) или создать иную легенду». В отличие от писателей, блогеры пишут о себе изо дня в день, из года в год. В их электронных дневниках, «живых журналах» можно найти все – и рассказ о только что произошедшем событии, и отчаянную самокритику, и шокирующие интимные переживания, и глубокий самоанализ. Будь то книга или блог, любой искренний, честный текст о себе – это текст исповедальный. Пишущий раскрывается перед чужими людьми, а значит, добровольно предстает перед их судом. «Для самооценки здесь таится большой риск, – рассуждает юнгианский аналитик Татьяна Ребеко. – Вдруг нас не оценят, не поймут, и мы окажемся в положении голого короля? Этот стыд – чрезвычайно сильная эмоция. Те, кто не в силах справиться с ним, либо молчат, либо пишут о себе не впрямую, чаще в третьем лице. Решаясь преодолеть его и рассказать о себе, человек ощущает свою значимость, подтверждает самоценность». Для автора книги таким подтверждением станут одобрительные рецензии критиков и – косвенно – ее успешные продажи и переиздания. Блогеры могут получить дополнительные бонусы – поддержку, понимание, помощь (и не только виртуальную, а иногда вполне реальную), признание их литературного дара и, наконец, известность. «Рассказывая о себе, пишущий словно говорит: «Узнайте меня, вот я какой», – добавляет Александра Сучкова. – И конечно, надеется на то, что признают его особенность, исключительность, примут таким, какой он есть, поймут его чувства, поступки». А что думают об этом сами авторы? Мы попросили актрису, писателя, журналиста и блогера рассказать о том, почему они решили писать о себе.

Вера Дорофеева, 30 лет, издатель детских книг «Я обращалась к друзьям»

Вера Дорофеева, 30 лет, издатель детских книг  «Я обращалась к друзьям»

«Жизненная ситуация, которую один человек даже не заметит, для другого повод рассказать веселую историю. Я, пожалуй, из вторых. Хотя так было не всегда. В детстве я переписывалась со своей бабушкой – она жила в другом городе. И где-то классе в пятом стала замечать, что мне не о чем рассказать ей. Ну хожу в школу. Ну занимаюсь в музыкалке. Ничего нового. Как-то мама сказала: «Вера, ты же не газета «Правда», чтобы важные новости рассказывать. У тебя каждый день происходит множество мелочей, каждая из которых достойна как минимум анекдота!» Так у меня появилось развлечение: перед сном, лежа в кровати, искать что-то такое в прошедшем дне, о чем можно написать бабушке. Я до сих пор так делаю! – хотя бабушки давно уже нет. И блог я завела, чтобы «писать письма» друзьям, но обнаружила, что меня читает множество незнакомых людей. Читать их комментарии к моим постам – это как получить ответ на свое письмо. Ведь писать письма «в никуда» – совсем неинтересно. А недавно я узнала, что мой блог читает... мама! И это налагает какую-то особенную ответственность. Хотя я думаю, что человеку, который пишет публично, необходимо преодолеть это ощущение родительского глаза. Кстати, я собираюсь поэкспериментировать и мысленно посадить в тот же «зрительный зал» сына. Понаблюдать: что из этого выйдет? Какая модель внутри меня сильнее: «мама» или «ребенок»? А потом обязательно расскажу об этом в своем блоге».Вера Дорофеева ведет блог в «Живом журнале» – http://dorofeeva.livejournal.com

Елена Коренева, 57 лет, актриса «Во мне оживает новая личность»

Елена Коренева, 57 лет, актриса  «Во мне оживает новая личность»

«Когда я пишу, то чувствую, как во мне произрастает, оживает совершенно новая личность, не похожая на личность актрисы. Актриса работает с энергиями сегодняшнего дня, она человек экстравертный. А писатель – стопроцентный интроверт. Когда сидишь за ноутбуком, с тебя слетает внешняя оболочка – она просто перестает существовать. Ты заныриваешь в какие-то глубокие бессознательные пласты, создаешь, материализуешь новый мир. Работая над книгами, я открыла другую возможность реализовать себя. Хотя никогда не планировала писать мемуары. Но меня «завела» подруга. Я была раздражена по поводу псевдожурналистов, которые копаются в личной жизни актеров, приписывая им собственные мысли и комплексы. И подруга в ответ сказала: «Что ты все негодуешь? Возьми и напиши о себе сама». И я рискнула написать одну автобиографическую книгу, потом вторую. Некоторый опыт сочинительства у меня был: в школе писала стихи, став актрисой, вела дневник. В Лос-Анджелесе, где я жила одно время, я участвовала в разных тренингах, семинарах. Там я поняла, как полезно вести дневник, когда, возвращаясь к прежним записям, ты получаешь возможность отстраниться и осмыслить себя. Вот из этого опыта и выросли мои автобиографические книги. Я поняла, что в нас есть много такого, что спит или похоронено и что оживает, когда мы остаемся наедине с собой».Елена Коренева – автор трех книг, две из них автобиографические – «Идиотка» и «Нет-Ленка» (АСТ; Астрель, 2007).

Эрнест Мацкявичюс, 42 года, тележурналист «Я понял, кем был для меня отец»

Эрнест Мацкявичюс, 42 года, тележурналист  «Я понял, кем был для меня отец»

«Когда после смерти отца я принес в издательство его неопубликованную книгу, мне сказали: «Театр вашего отца существовал больше 20 лет назад. А вы человек публичный. И с точки зрения маркетинга было бы правильно, чтобы вы тоже что-то для этой книги написали». Я воспринял эту идею как вызов. Ведь на телевидении в моем арсенале много выразительных средств помимо текста: картинка, интершум, модуляции голоса, мимика. А здесь – только монитор и клавиатура компьютера. Кроме того, после смерти отца прошло не так много времени, во мне еще все эмоционально клокотало, и я боялся: не рано ли мне браться за перо? Но когда сел за работу, понял: писать надо, когда болит. Я постарался забыть, что мой текст будет читать множество людей, и писал в первую очередь для себя. О том, как мне в детстве не хватало отца, взрослого друга. И как потом, когда я отслужил в армии и у меня появилось пусть небольшое, но прошлое, он вдруг разглядел во мне человека. Какое это было потрясение, эйфория оттого, что у меня наконец появился отец! Когда закончил писать, было ощущение, что с души спал ощутимый груз. Я понял, кем был для меня отец, – он был другом. А раньше я даже не задумывался на эту тему. Кроме того, у меня прибавилось уверенности в себе: пусть это короткое произведение – но оно уже есть, уже состоялось, и многие люди, которым я доверяю, сказали, что у меня получилось. Значит, все мои детские мучения и обиды, вся моя жизнь – это было не зря».Воспоминания Эрнеста Мацкявичюса об отце, выдающемся режиссере Гедрюсе Мацкявичюсе, открывают книгу Г. Мацкявичюса «Преодоление» (РИПОЛ классик, 2010).

Александр Архангельский, 49 лет, писатель «Теперь я свободен»

Александр Архангельский, 49 лет, писатель  «Теперь я свободен»

«Я живу с чувством, что мы существуем в мире, в котором разорваны человеческие связи. Все провода с мясом вырваны из стены, и концы торчат наружу. И ты, литератор, должен попробовать собой замкнуть эти концы, чтобы через тебя пошел ток. Именно это чувство сопровождало замысел моей книжки. В ней я замыкаю два конца: семейная история и история мировая. Здесь необходима была история именно моей семьи – чтобы к этому нерву подойти настолько близко, насколько это допустимо. А кроме того, мне было чрезвычайно интересно прожить Большую историю как событие своей маленькой жизни. Поэтому возник такой жанр – мнимоавтобиографический. Я рассказываю о событиях 1962 года, когда я родился, то есть о том, о чем сам помнить не могу. И обращаюсь не к абстрактному читателю, а к своему старшему сыну Тимофею. Это не просто литературный прием, который предполагает дистанцию между тобой и читателем. А мне в этой книжке нужно было предельно приблизиться и к читателю, и к самому себе. Поэтому я действительно видел сына как одного из главных своих читателей. Но одновременно это и разговор с собой, форма самопознания и способ излечения. Ведь когда мы пишем, мы либо вгоняем себя в болезнь, в боль, либо, наоборот, чувствуя, что больны, себя лечим. Я отношусь к тем, кто себя лечит, я не хочу болеть. Работа над книгой помогла мне пережить до конца то, что я должен был пережить, – свою семейную историю. В этом смысле я получил то, что хотел. И я свободен».Александр Архангельский – автор многих книг. Его дебютом как прозаика стал автобиографический роман «1962. Послание Тимофею» (АСТ; Астрель, 2008).

Источник фотографий: ТИМУР АРТАМОНОВ
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


А мне очень хочется поделиться знанием и информацией.
Psy like0

Раньше я тоже любил писать письма,особенным образом их оформлять,придумывать всякие истории в стиле Зощенко или Платонова! Столько в этом было много замечательного!Целый месяц надо было ждать ответа и целый месяц потом сочинять возможный вариант ответа,и несколько раз его менять или весь полностью или в отдельных деталях, оттенках.Подбирать картинки к своим посланиям и искать новых корресподентов или просто благодарных читателей.Конечно со временем это всё постепенно ушло,изменилось время,люди стали меньше писать бумажных посланий...но хотя бы у меня остались свои внутренние душевные ассоциации и светлые чувства,которые мне и сейчас навевают радостные и трепетные волны.Сейчас у меня наконец то поя- вился компьютер,но писать письма на том же уровне,как я их писал когда то на бумаге у меня не получается. Возможно,что уже что то безвозвратно ушло...? или нет? Пока я точно разобраться не могу.
Psy like0

Супер! Слушайте я ведь даже не задумывалась о том, что я пишу письма и я в этот моммент "интроверт". Я ведь всю жизнь "экстро". О мне нравится. И поняла я это только здесь.Когда стала возможность или необходимость? писать письма ( в личной переписке с друзьями). Я придумываю тему и пишу. Или мне задают вопрос и я на него отвечаю. Стараюсь отвечать так,как если бы я разговаривала с человеком. Только поговорив мы можем что-то неуловить или забыть. А тут....всегда есть вожможность перечитать и еще раз вникнуть. Почему я общаюсь на форуме ,пишу комменты? скажем так: есть что поведать....
Psy like0
новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье