«Пора валить»: формула, которая не работает

Мы часто слышим, читаем или даже сами произносим нечто подобное. Отъезд за границу стал нашей главной заботой? Что мы хотим сказать этим восклицанием?
«Пора валить»: формула, которая не работает

Кажется, Гейне заметил, что первый человек, сравнивший женщину с цветком, был великим поэтом, а все, кто делал это после, – сущими болванами. Выяснить, кто первым произнес сакраментальное «пора валить», наверное, невозможно. Но я охотно верю, что сказано было очень к месту. Однако чем чаще повторяется эта фраза, тем больше, мне кажется, она начинает раздражать.

В принципе, такое происходит с большинством расхожих фраз, в одночасье обретающих популярность. Не очень уже веселит «давайдосвиданья», а «олбанское» «превед медвед» в какой-то момент стало вообще дурным тоном. Но есть серьезная разница: «пора валить» – не просто присловье, в этой фразе заключен вполне конкретный смысл. Вот только чаще всего – совсем не тот, который, казалось бы, подразумевался.

Хотеть не значит ехать

«Пора валить» – это просто мечта о лучшей жизни... которую мы не решаемся осуществить в действительности. «Пора валить» – это просто мечта о лучшей жизни... которую мы не решаемся осуществить в действительности.

«Фразу «пора валить» я слышу от многих московских знакомых. Парадокс в том, что среди иммигрантов в Европе я встречаю множество выходцев из России, но практически не встречаю москвичей, – размышляет психолог Анна Фенько, сотрудник Университета Твенте (Нидерланды). – Средняя зарплата в Москве – 40–50 тыс. рублей: около 1000 евро. А люди, которые повторяют «пора валить», получают примерно в два раза больше, 2–3 тыс. евро в месяц. Это приблизительно равно средней зарплате во Франции, Германии и Нидерландах. Но чтобы получать такую зарплату, нужно знать язык, иметь образование, признаваемое в стране, обладать необходимыми навыками. Чтобы сделать успешную карьеру в Москве, нужны повышенная стрессоустойчивость и приспособляемость. Профессиональные стандарты размыты: психологи работают в страховании, а выпускники консерватории редактируют экономические журналы. Поэтому москвичи могут сколько угодно повторять мантру про отъезд, но делать им в Европе нечего».

Наверное, сказанное справедливо не только для москвичей, но и вообще для представителей того класса, который у нас именуют то «средним», то «креативным». Словом, для тех, кто и повторяет (вслух или про себя) «пора валить» каждый раз, просматривая заголовки новостей. Действительно ли они пакуют чемоданы? Скорее нет, чем да.

читайте такжеПо расчету или по любви?

Точных данных о количестве покинувших страну, к сожалению, нет: в разных источниках встречаются цифры, разнящиеся буквально в 20 раз. И тем более трудно сказать, вырос ли поток за последние год-полтора, когда идея валить овладела массами. Но много ли наших приятелей, родственников, знакомых и соседей уехали за это время? Вряд ли.

Уверена в этом и Анна Фенько. «Большинство моих друзей, живущих за границей, уехали в середине 1990-х, когда экономическая ситуация в России была намного хуже, – говорит она. – Потом миграционные потоки резко снизились, и не только потому, что жизнь в России стала благополучнее, но и потому, что иммиграционные законодательства европейских стран ужесточились. Например, сейчас Нидерланды высылают семьи иракских беженцев, проживших в стране по 15–20 лет. У них выросли дети, которые говорят только по-голландски. Но их отправляют «домой», несмотря на протесты их учителей и одноклассников».

В США ситуация аналогична, найти достойное место в развитых азиатских странах еще сложнее, а отъезд по всем прочим направлениям больше похож на дауншифтинг, чем на эмиграцию. Такое «пора валить» неизбежно сменяется на «пора возвращаться», как только кончаются деньги.

Опрос: Кто на выход?

  • Иногда задумываются об эмиграции 41% молодых россиян (18–24 лет).
  • «Валить» чаще планируют москвичи и... сельские жители – по 25%.
  • Никогда не помышляли об отъезде 84% самых бедных (тех, кому «не хватает на еду»)*.

* Опрос Левада-центра, сентябрь 2012 года, levada.ru

Внутренняя эмиграция

Магическая формула «пора валить» иногда помогает нам... остаться самими собой, считает психотерапевт Светлана Кривцова.

«За этой фразой стоит импульс бегства. От чего мы защищаемся? Во-первых, происходящее вокруг не позволяет нам быть самими собой. Ситуация, которая сложилась сегодня, не угрожает нам физически, и даже качество жизни можно поддерживать, пусть и ценой компромиссов. Угроза, которую мы чувствуем, – это угроза бытию человека как личности, а не просто функционирующего существа. Под сомнение ставятся важные личностные ценности, в том числе и такая базовая, как человеческое достоинство.

Второе, чему нынешняя ситуация угрожает реально, – это наше будущее. А будущее определяет смысл жизни сегодняшней. Именно поэтому многие отправляют детей учиться за рубеж: дело не столько в качестве образования, сколько в желании вернуть себе будущее, дав шанс хотя бы детям. Не обязательно «валить» в другую страну. Пока что мы имеем возможность создавать и поддерживать свой собственный, свободный от абсурда мир, пусть и в узких границах. У многих есть работа, которая является призванием, есть семья, есть волонтерство, есть благотворительность – у каждого свои способы внутренней эмиграции.

«Пора валить» – это, конечно, формула бегства, и раз мы никуда не едем, то бегство это иллюзорно. Но когда мы загнаны в угол и чувствуем удушье, сама эта фраза оказывается глотком воздуха. Когда побег невозможен, именно фантазия, иллюзия часто дают нам возможность перевести дух и восстановить силы, чтобы оставаться собой».

Симптом разочарования

Если точных данных о реальной эмиграции не существует, то данные о желании эмигрировать как раз имеются. И цифры тут, конечно, впечатляют. Ровно половина представителей среднего класса хотя бы иногда задумывается об эмиграции*. 75% из них моложе 35 лет, хорошо образованы и не могут пожаловаться на низкие заработки. Если же говорить о россиянах в целом, то об эмиграции думает почти четверть населения – 22%. Но если эти мысли не ведут к действиям, то о чем тогда свидетельствует «пора валить» на самом деле? О серьезном внутреннем кризисе тех, кто не расстается с этой фразой, уверена социолог Наталья Зоркая. «Эти люди умеют жить в нынешней России и могут решать свои проблемы, – констатирует она. – Но то, как это приходится делать, им совсем не нравится. Они предпочли бы цивилизованные формы, принятые в европейских, то есть демократических странах. Им не нравится среда, дух или моральное состояние общества, согласного мириться с таким положением вещей»**.

«В каком-то смысле эта реакция свидетельствует и о психологической незрелости, – отмечает психолог Евгений Осин. – Ограничиваясь лишь тем, что отмечаем свою не-удовлетворенность, мы никогда не сможем решить свои проблемы. Заняв такую позицию, человек перестает воспринимать какую-то часть реальности, которая его не устраивает, избегает вглядываться в происходящее вокруг. Но если вдруг с ним самим случится что-то плохое, он не сможет больше закрывать глаза и отворачиваться. Такое столкновение с реальностью, от которой он так долго мысленно отстранялся, может быть очень болезненным».

Рост эмиграционных настроений даже не связан напрямую с нынешней властью, хотя и связан во многом с ее действиями. Просто ценности нового поколения не находят понимания в «традиционном» российском обществе. «Идет отслоение или даже отторжение современных европейских норм и правил поведения, структур сознания от привычного для нас обихода с его насилием, хамством, терпением и холуйством, – констатирует Наталья Зоркая. – Это проблема гораздо более общего толка, нежели разногласия с действующей властью. Она заключается в цивилизационной несовместимости уже почти европейского человека и все еще крепостного российского социума».

Диагноз жесткий, но с ним вполне согласна и Анна Фенько: «Это симптом разочарования среднего класса. Людям, которые удовлетворили свои насущные потребности, хочется не только денег, но и удобной городской инфраструктуры, хорошей экологии, разумных законов, справедливых судов... Да мало ли чего хочется человеку, застрявшему в многочасовой пробке и слушающему по радио, что бюджет зимней Олимпиады в Сочи превышает 50 миллиардов долларов, тогда как на летнюю Олимпиаду в Лондоне было потрачено 14,5 миллиарда! «Пора валить» – это просто мечта о лучшей жизни. Но представители среднего класса – люди здравомыслящие и понимают, что на Западе их не ждут молочные реки с кисельными берегами».

Говорить и делать

Бегущий от проблем всегда не прав? «Существует теория так называемых копинг-стратегий – стратегий совладания, обращения с проблемами, – рассказывает Евгений Осин. – Одна из них – стратегия ухода. Произнося «пора валить», мы по сути бежим: реально или фигурально закрываемся от происходящего».

Вряд ли внутренний кризис, о котором идет речь, можно преодолеть походом к психотерапевту. Но уж тем более его не преодолеть повторением «пора валить». Стертая фраза все больше звучит бессильным заклинанием в устах беспомощного волшебника-недоучки. Тот самый класс, который больше всего страдает от сложившейся ситуации, который особенно склонен вздыхать по загранице и который имеет меньше всего шансов обрести там достойную жизнь, все-таки не заслуживает того, чтобы превратиться в карикатуру. Об этом стоит помнить, когда в следующий раз захочется произнести «пора валить» – пусть даже по очень существенному поводу.

Потому что если пора – тогда надо ехать. А если не ехать, то незачем пустословить. Тем более что и в России людям успешным, образованным и энергичным есть чем заняться. И «крепостной российский социум», о котором говорит Наталья Зоркая, точно не изменится ни сам по себе, ни под воздействием заклинаний.

Способна ли психология хоть чем-то в этой ситуации помочь? В сущности – тем же, чем и в любой другой ситуации. Психология дает понимание, помогает увидеть путь и выбрать образ действия. Но действовать все равно предстоит лишь нам самим. «Первый шаг в том, чтобы посмотреть на реальность как она есть, во всей ее сложности, с разных сторон, – полагает Евгений Осин. – Посмотреть честно и открыто, без страха, какой бы пугающей ни казалась картина. А следующий шаг – понять, что я хочу с этой реальностью сделать. Уехать, понимая, что мне не гарантировано комфортное существование? Если так, то нужно собирать вещи. А если нет, значит, нужно быть здесь, действительно решая, что я могу изменить – в масштабах своего личного мира и в масштабах общих проблем».

* Исследование Левада-центра «Российский средний класс: его взгляд на свою страну и Европу», 2008 год, levada.ru

** Подробнее см. Н. Зоркая «Уедут ли рассерженные горожане из России?» на сайте Forbes

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • asomoh   
    125 недель назад

"Пора валить" - формула не работает, но по другой причине. Человек, который действительно хочет свалить не будет об этом говорить, он просто уедет. Человек же, который постоянно говорит "пора валить" - это позер, которому важно мнение окружающих, а не сам факт отъезда.
Psy like0

Статья понравилась. Хотя есть, чему возразить. Не согласна с Евгением Осином (последний абзац статьи). Можно бесконечно все анализировать, но к сожалению у нас в России, действия в итоге ни к чему не приводят. Стоит возникнуть проблеме, которую вроде как можно решить, в рамках законодательства, или просто переговорами, почему-то упираешься в итоге в непробиваемую стену. Не можешь ни договориться, ни через суд доказать. Поэтому и сидишь, как дурак, у камня преткновения. Хорошо если есть возможности поступать и жить как запланировал, но если нет, увы, приходится терпеть, смиряться.
Psy like0

А вот мы с мужем как раз из описанной категории: москвичи, хорошая зп, свое жилье, машины, но валить все равно собираемся. Причем прилагаем для этого вполне конкретные усилия. Потому что, правда, очень хотим уехать, причем давно. Просто раньше были некоторые обстоятельства, которые оказывались серьезным препятсвием для отъезда. Но как только они исчезли, мы тут же стали прицельно заниматься этим вопросом. И что-то странно мне читать о том, как тяжело там хорошо устроиться эмигрантам. У меня много знакомых за границей и все кто реально хотел выбиться в люди и обеспечить себе там достойную жизнь, все этого достигли. Миллионерами не стали, но свои несколько тысяч евро в месяц имеют, многие жильем обзавелись. У меня родная сестра, кстати, живет в самой развитой азиатской стране уже много лет (уехала учиться и так и осталась) и хорошо там работает, отлично знает язык, вовсе не загибается она там, так же как и другие ее русскоязычные друзья. Не то чтобы в роскоши купаются, но все при деле и при норальных доходах .Просто многие из эмигрантов, как мне кажется, не столько что-то реальное делают для улучшения своей жизни, сколько говорят об этом и разговорами все и заканчивается. О каком вообще успехе может идти речь, если некоторые эмигранты не почешуться даже нормально язык выучить, причем даже там, где госудаство предоставляем им такую возможноть бесплатно. А потом говорят, что как трудно им устроиться. Ну да, ну да...
Psy like0
новый номерДЕКАБРЬ 2017 №23140Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты