Пределы контроля

Когда мы отчаянно стремимся все контролировать, мы делаем это потому, что так чувствуем себя увереннее. Но стоит ли игра свеч?
alt

Попробуйте заставить ребенка пойти в школу весной в теплой шапке. Со школьником лет семи-восьми номер, скорее всего, еще пройдет. Ребенок лет десяти-двенадцати в лучшем (для вас) случае спрячет ее в портфель, едва ступив за порог. Чем закончится диалог с подростком, страшно себе даже представить. И ведь что обидно: вы искренне заботитесь о здоровье ребенка, зная по опыту, что погода бывает переменчива, а подхватить простуду ничего не стоит…

Территория несвободы

Конечно, в этой (как и в любой другой) ситуации мы желаем своему ребенку только добра. Но кроме того, мы еще и осуществляем контроль. Иногда (если на улице –20 С) – совершенно необходимый. А иногда (если там +10 С) – явно лишний. К сожалению, найти пределы контроля – сложная задача. И чем более значим для нас человек, чем важнее ситуация, тем чаще мы склонны злоупотреблять контролем. Между тем он истощает наши собственные силы, ставит под угрозу отношения и далеко не всегда помогает найти решение проблемы.

Если мы способны задуматься об этом, то понимаем, что контроль, отчасти помогая нам справляться с трудностями современной жизни (перенасыщенной разнообразными связями, событиями и обязательствами), в то же время отнимает у нас радость, легкость, спонтанность, вкус к переменам. Но чтобы прийти к такому выводу, нам надо для начала увидеть в себе «контролера». Что удается очень редко: контроль включается автоматически, как только возникает угроза ценному для нас образу себя как человека ответственного, во всех смыслах следящего за собой и с толком тратящего собственное время…

37-летняя Татьяна твердо верит в дисциплину. «Без нее я бы точно набрала килограммов десять лишних, уж я себя знаю! – считает она. – А как бы я находила время для своей семьи, для друзей – и так, чтобы не страдала работа? Нет, без дисциплины это невозможно, надо все предусмотреть, все спланировать и держать под контролем». Татьяна признает: «мания контроля» была присуща ей не всегда. Она стала ее ответом собственному детству: «Мои родители были милыми, но абсолютно безалаберными людьми. Их обещания обычно так и оставались только обещаниями, они и свою-то жизнь не могли спланировать толком. А мне нужна была уверенность».

Контроль – это защитный механизм, попытка преодолеть свои страхи, считает семейный психотерапевт, нарративный консультант Екатерина Жорняк. Причиной их могут быть не только родители (как у Татьяны), которые не смогли удовлетворить потребности ребенка в безопасности и предсказуемости. «Например, если мать стремится к полному слиянию с ребенком и не отпускает его от себя, он вынужден строить эмоциональный барьер, создавать собственную территорию контроля. А боязнь хоть на минуту утратить бдительность может свидетельствовать о психологической травме». Иван, которому сейчас почти 40 лет, в детстве на даче плохо застегнул ошейник любимому псу, и тот убежал с участка и пропал. Став взрослым, Иван постоянно перепроверяет каждый свой шаг: закрыты ли окна, заперта ли дверь, выключены ли свет, плита и утюг, не забыл ли он дома документы и часы, завел ли будильник с вечера и хватит ли заряда батарейки в телефоне. «Необходимость защищаться от случайностей держит нас в состоянии постоянного стресса, – предупреждает психолог Стефани Аюссо (Stéphanie Hahusseau), – что приводит к физическому и нервному истощению».

Воля к воле

Страх перед неопределенностью служит одной из главных причин постоянного контроля. В числе других – стремление к такой жизни, в которой все происходит исключительно как нам хочется. «Вспомните известную песню: «не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнется под нас», – говорит экзистенциальный психотерапевт Светлана Кривцова. – Это же абсолютно подростковый призыв. Мне кажется, лучше внимательнее присмотреться к изменчивому миру. Иногда и «прогнуться» – хотя бы для того, чтобы лучше понять его природу и что-то в нем изменить. А попыток давления мир не терпит. Не только окружающий «изменчивый мир», но и наш собственный, внутренний. Он оскудевает, постепенно становится все более чужим – ведь внутренний мир (голос совести, близость к себе, просто добрые отношения с самим собой) нашей воле подчиняется мало. Так что и внешний, и внутренний мир требуют в первую очередь внимания к себе, а не контроля».

Стоит, наверное, оговориться. Контроль – это не только пять страниц ежедневника, исписанных неотложными делами на ближайшие три часа, не только обязательная проверка домашних заданий у ребенка, ежедневный звонок родителям и отказ от еды после семи вечера. Контроль – это прежде всего усилие. И решение идти на заведомо скучную вечеринку только потому, что ее устроили наши друзья, – точно такой же контроль. Он всегда подразумевает включение воли ради преодоления тех или иных препятствий, в том числе и нашего собственного нежелания. Именно так считает классический психоанализ. «В психоанализе контроль – важная функция «Я» каждого из нас, – объясняет Стефани Аюссо. – Его цель – распределение энергии более низких влечений (инстинктов и аффектов) в соответствии с требованиями реальности. Зрелость личности определяется тем, насколько она способна контролировать с помощью воли свои потребности и спонтанные реакции, предвидеть развитие событий и управлять своей жизнью».

Однако возведение воли в абсолют опасно. Желание контроля тогда становится самоцелью, превращается в «волю к воле»: техническое, планирующе-покоряющее отношение к действительности имеет разрушительные последствия для самого человека, для общества, для природы. Немецкий философ Мартин Хайдеггер писал об этом в 1929 году; спустя несколько лет понятие воли стало одним из краеугольных камней нацистской идеологии*. Самый яркий кинодокумент нацизма, фильм Лени Рифеншталь 1935 года, так и называется: «Триумф воли».

Не менее опасно стремление к полному контролю и на уровне личной судьбы. Многие из нас считают себя серьезными, основательными и здравомыслящими людьми, жизнь которых предсказуема на годы вперед. Так думала и 44-летняя Галина. Но на пике экономического кризиса ее компания объявила, что сокращает треть сотрудников, и ее в том числе. «Я просто не могла в это поверить, – вспоминает она. – Работа была частью моей жизни. Это было как если бы я сама вдруг решила «сократить» себе руку или ногу!» Лишь сейчас, с помощью психотерапии, Галина выходит из депрессии, затянувшейся на три года. «Звучит странно, но раньше мне действительно не приходило в голову, что я не могу контролировать все, что не все зависит от моих усилий, – признается она. – Теперь я очень хорошо это понимаю, но урок оказался жестоким».

читайте такжеКак освободиться от ненужных дел
Нашей воле внутренний мир подчиняется мало. На него нет смысла давить: в первую очередь он требует внимания к себе, а не контроля. Нашей воле внутренний мир подчиняется мало. На него нет смысла давить: в первую очередь он требует внимания к себе, а не контроля.

Гимнаст на трапеции

Жить долго и в гармонии с собой и окружающим миром, быть здоровыми и привлекательными, добиваться успехов, находить время для себя и близких … Трудно не влюбиться в эту идеальную картинку. Но можно ли воплотить ее в реальность? Полный контроль, который является частью западного представления об эффективности, как выясняется, не работает. Но и полное расслабление, к которому призывают восточные духовные практики, возможно далеко не всегда. Не придет же нам в голову расслабиться и «отпустить ситуацию» за рулем на автомагистрали при скорости 120 километров в час. Или в любых других обстоятельствах, требующих немедленных и четких действий. Даже верующие люди, стремясь жить упованием на высшие силы, признают, что идеал такой жизни достижим лишь в монастыре, где можно во всем следовать налаженному без нашего участия порядку вещей. В жизни же мирской лучше следовать принципу «на Бога надейся, а сам не плошай».

Как же нащупать те границы контроля, которые позволяют справляться с жизнью, не подменяя ее напряженным и изматывающим «эффективным функционированием» на всех фронтах? Возможно, нам поможет в этом экзистенциальная философия (и психология), утверждающая, что пытаться полностью контролировать бытие по меньшей мере наивно. «Разве самые важные события человеческой жизни: встреча с любовью, обретенный смысл, прощение, понимание того, чего я хочу, даже намерение веселиться в собственный день рождения, – разве все это поддается контролю? – размышляет Светлана Кривцова. – Жизненно важные события происходят по своим законам, они скорее случаются. Их природа, бытие могут открыться человеку – но только если он «отпустит вожжи» и даст этой природе быть. Нужно не контролировать, а доверять, всматриваться, изучать, все тоньше и глубже понимать чужое бытие, будь то сотрудники, которыми мне теперь нужно руководить, или болезнь, обнаруженная у меня или кого-то из близких, мой муж или ребенок». Светлана Кривцова уверена: доверять можно всему и всем. При условии, что наше доверие является не слепым, а осознанным. «Хотите пример? У меня есть помощница, очень хорошая. Но она по природе своей неспособна хранить секреты. И мне не придет в голову рассчитывать на ее молчание, нагружать секретами, зная, что ей не по силам такая нагрузка. Подводят обычно того, кто не соглашается принять реальность с ее ограничениями, хочет переделать ее по своему усмотрению».

Психотерапевт предлагает нам поучиться у… воздушных гимнастов. «Конечно, гимнаст на трапеции не бывает полностью расслаблен. Но контроль над своим телом он сочетает с умением следовать за силой гравитации или за центробежным ускорением (которые ему неподвластны), подчиняться физическим законам. Если ему это удастся, номер под куполом цирка будет безупречен».

Об этом

«В поисках сокровенной реки» Эбби Сейшез (Речь, 2010).Глубокая книга о том, как вернуться к себе, принять свои чувства, не ждать от себя слишком многого и делать то, что любишь. И все это – чтобы обрести наконец душевное равновесие и наполнить жизнь гармонией и смыслом

К чему мы стремимся?

Диета и утренняя пробежка; деловая встреча, на которую нельзя опоздать, и ужин по обязанности со школьной подругой; энергичные поиски мужа, который два раза не ответил на звонок, и настойчивое желание услышать детальный отчет о школьном дне ребенка… Наши упрямые попытки подчинить себе все сферы жизни лишь осложняют ее, принося разочарование при неизбежных неудачах. И еще – делают нас рабами стремления к контролю. Известный мастер дзен Джон Дайдо Лури (John Daido Loori) предлагал каждому выбрать: «К чему вы стремитесь? К контролю или к свободе?»**. Вспомните людей, которые ежеминутно проверяют электронную почту, лежа на пляже, или дают телефонные указания подчиненным во время экскурсии по Лувру. Их немало, и наверняка они живут с ощущением, что мир рухнет, стоит им уйти со связи. Но счастливы ли они сами и их близкие?

После развода 42-летний Павел с головой ушел в работу. Стараясь контролировать эмоции, он, как ему казалось, защищал себя, чтобы не бередить рану. Потом боль понемногу прошла. Но вместе с ней – и все остальные чувства. Атрофировались, как атрофируются мышцы, долго оставаясь без нагрузки. «Мне посоветовали ходить на йогу. Сначала я относился к этому просто как к физическим упражнениям. Но потом познакомился с техникой медитации». И во время первого же занятия, на котором Павел должен был сосредоточиться на камне в руках, произошло нечто странное: «Этот прохладный, шершавый камень начал возвращать мне ощущение моего собственного тела. И я вдруг почувствовал на глазах слезы. Не знаю, как это объяснить. Наверное, впервые за несколько лет я понял, что я – живой. С тех пор я начал бороться со своими страхами и ломать защитные барьеры. Их больше нет, но, знаете, я стал только сильнее, свободнее. Раньше мне приходилось улыбаться, стиснув зубы, и буквально заставлять себя двигаться дальше. Я существовал так три года после развода – и почти превратился в робота. Сегодня я ожил».

Павел не уехал в далекий индийский ашрам и не погрузился в нирвану. Он успешно работает в крупной компании, у него новые отношения, которые приносят ему радость. Кажется, ему удалось главное – установить себе верные пределы контроля. Найти ту самую золотую середину, с одной стороны которой – хаос, а с другой – бесплодное стремление подчинить все своей воле. Отыскать эту тонкую грань предстоит каждому из нас.

* М. Хайдеггер «Преодоление метафизики», в сборнике «Время и бытие» (Наука, 2007).

** Дж. Дайдо Лури «Восемь Врат Дзэн. Программа практики дзэн» (София, 2007).

Если рядом контролер

Как вести себя с теми, кто одержим «манией контроля»? Свои рекомендации предлагают психотерапевты Франсуа Лелор и Кристоф Андре (François Lelord, Christophe André).

Что нужно делать?

  • Будьте надежны в общении. Опаздывая на встречу, сообщите, на сколько вы задержитесь. А давая обещание, всегда старайтесь его выполнять.
  • Проявляйте твердость, если не согласны с требованиями. Люди, склонные к контролю, как правило, уважают эту черту в окружающих.
  • Отделяйте главное от второстепенного. «Контролеры» придают исключительную важность всему на свете, поэтому им нужно помочь расставить приоритеты.
  • Научите «контролера» радостям расслабления: маленькие передышки часто приятнее отпуска, расписанного по минутам.

Чего не стоит делать?

  • Не вступайте в спор «по горячим следам». «Контролеру» нужно время, чтобы осмыслить и признать ваши аргументы.
  • Не вовлекайтесь в бессмысленные соревнования. Нет смысла ввязываться в игру по его правилам без необходимости.
  • Не воспринимайте конфликты как трагедию. «Контролеры» вспыльчивы, но отходчивы, поэтому они не придают ссорам особого значения.

* Ф. Лелор, К. Андре «Как общаться с трудными людьми» (Поколение, 2007).

Андрей Норкин, 43 года, радиоведущий «Коммерсантъ FM» «Я научился не бояться слушателей»

alt ФОТО Зарина Кодзаева 

«Когда я пришел на радио, у меня уже был большой опыт выступлений. Школьником я работал конферансье на больших площадках – ДК «ЗИЛ», Кремль. Потом стал диктором в «Лужниках» с аудиторией в 100 тысяч человек… Я на-учился не бояться, что меня кто-то слушает. Кроме того, я всегда придумываю себе собеседника, конкретного человека, которому рассказываю новость в теле- или радио-эфире. Это здорово расслабляет. А еще я стараюсь не зацикливаться на том, чтобы все проговорить четко, ясно, без ошибок. Вероятность ошибки всегда существует – и в этом нет ничего страшного: ее всегда можно исправить. Главное – заметить. Тогда ее можно отыграть, превратить в шутку. И информация даже лучше запомнится. Однажды я сказал: «Главный раввин местной мечети». Что у меня в голове было тогда, сложно сказать. Но произнес я это очень уверенно, и во время эфира никто ничего не заметил. Только потом слушатели в Twitter написали...

Прямой эфир раскрепощает и одновременно подстегивает. Иногда мне нужно ухитриться проследить за большим количеством информации. Например, я рассказываю о новостях и слышу себя в одном из наушников, а в другом идет обращение президента к Федеральному собранию, которое я конспектирую, чтобы через полторы-две минуты выдать синтез в эфир. Здесь важна не концентрация внимания, а, наоборот, его размывание. Но в спокойном режиме я чувствую себя хуже и скорее ошибусь, чем в форс-мажорных обстоятельствах. 11 сентября 2001 года – рекорд моего пребывания в прямом эфире. Когда упали башни-близнецы в Нью-Йорке, я как раз был в эфире. И просидел в нем в итоге семь часов. Когда происходят события такого масштаба, сначала теряешься. И говоришь то, что чувствуешь, не обращая внимания на вещи, которые обязательны в работе ведущего, – к примеру, назвал фамилию, и должность надо добавить. В экстренных ситуациях о таких вещах думать не приходится».

Записала Елизавета Замыслова

Источник фотографий: ЗАРИНА КОДЗАЕВА, ЭД АЛОК (ED ALOCK)
P на эту тему
  •   

Psy like
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерСЕНТЯБРЬ 2017 №20137Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты