psyhologies.ru
тесты
текст: Сабина Сафарова 

Распродажа как территория счастья

Сразу после Нового года в магазинах начинается период массовых распродаж. Для многих из нас это становится символическим продолжением любимого праздника. Почему в эти дни мы готовы позволить себе (гораздо) больше, чем обычно? Только ли дело в скидках?
alt

«Когда я попадаю в магазин в момент скидок, то чувствую, что просто обязана себя побаловать. Пусть даже я покупаю неподходящую по размеру или образу жизни вещь – обещаю себе специально похудеть или придумать, с чем ее сочетать. Выйти с пустыми руками оказывается обиднее, чем приобрести пусть даже что-то бесцельное», – признается Марина.Если в обычное время мы экономим и корим себя за лишние траты, то в сезон распродаж нам символически все разрешено. Поход в магазин становится метафизическим путешествием в детство, когда нас привели в парк и разрешили дольше обычного кататься на карусели. Отчасти это период торжества в нас того, что Эрик Берн назвал «Я-Ребенок», то есть актуализации эмоциональной сферы, связанной с детскими впечатлениями и переживаниями*. Маркетинг же успешно научился апеллировать к нашему «Я-Ребенку». «На новогодние витрины, которые должны передавать атмосферу детства и волшебства, выделяются самые большие бюджеты, – рассказывает Ольга Буракова, визуальный мерчендайзер крупного бренда одежды. – Маленькая сказка в витрине с призывной надписью, обещающей скидки, – то, мимо чего трудно пройти. Недорогие праздничные мелочи специально выставляются в корзинах на пути к кассе. Ожидая очереди, покупатель наверняка чем-нибудь заинтересуется и увеличит сумму покупки. Также удачный прием – «живые манекены», когда сами работники – продавцы, кассиры, менеджеры – надевают интересные комплекты одежды, которую можно купить в магазине. Это пробуждает у покупателя детское желание – «хочу платье как у той девочки».

читайте такжеЧерная пятница: как не потратить все деньги на онлайн-распродажах

«Любой праздник является поводом для регрессии, ослабления взрослых функций контроля и ответственности, – считает юнгианский аналитик Лев Хегай. – Однако маркетологи лишь пользуются ситуацией, которая сложилась задолго до возникновения их профессии. С глубокой древности люди в это время сообща переживали конец солнечного цикла и надежду на возрождение жизни в новом году. Сегодня миф из коллективного бессознательного о смерти и новом рождении проявляется в потребности значимых ритуалов. В частности, в замене старых вещей на новые».

На распродажах часто не остается нужных нам размеров, и тогда на этом всеобщем, как кажется, празднике мы ощущаем себя аутсайдерами. Чтобы избавиться от этого чувства, мы начинаем скупать ненужные вещи. Вместе с тем демонстративные траты не только пробуждают детское начало, но и указывают на избранность, пусть и иллюзорную. «В социологической теории «праздного класса»** жадное, бездумное потребление, проявляющееся на распродажах, оказывается бессознательным желанием прорваться в правящую элиту, которая исключена из скучного и фатального цикла производства-потребления, – говорит Лев Хегай. – Безнаказанно сорить деньгами могут только «боги» или «сильные мира сего», личности исключительные».

  • 1
  • 2
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье