psyhologies.ru
тесты
текст: Алина Никольская 

Свой среди своих: как нас меняет группа?

Когда мы видим потоки ненависти в социальных сетях, когда группы фанатов теряют над собой контроль, легко усомниться в существовании коллективного разума. И все же...
alt ФОТО Getty Images 

Вы так ждали выходных, чтобы наконец-то отдохнуть после трудной недели. Но вот уже два часа ночи, а у вас под окном веселятся подростки. Музыка, громкие голоса, хихиканье девушек, которых поддразнивают их приятели. Не хватает только петард... Конечно, в 17 лет люди несерьезны, особенно в субботу вечером. Вы с головой укрываетесь одеялом, а ваш мозг, чтобы скоротать время бессонницы, пускается в рассуждения. Его интересует концепция коллективного разума, согласно которой группа увеличивает шансы каждого из нас проявить свои таланты. Да уж, звучит как издевка для вашего несчастного мозга, измученного воплями под окном…

«Коллективный разум» (от англ. hive mind, букв. «разум улья») – понятие, которое родилось в конце ХХ века из наблюдений за поведением муравьев и пчел. Как и люди, эти насекомые делают ставку на совместный труд, для того чтобы выжить. Затем социологи изучали влияние группы на процесс принятия решений. Сегодня это понятие развивается под влиянием новых технологий, интернета и социальных сетей. После того как эта идея завоевала популярность, она стала широко использоваться коучами, менеджерами и специалистами по человеческим ресурсам. Все чаще в компаниях устраиваются всевозможные тренинги, видеоконференции, мозговые штурмы, повсюду появляются офисы с открытой планировкой. Предполагается, что такой формат оптимален для работы: надо общаться, поддерживать связи друг с другом, чтобы быть более умными, эффективными, производительными.

читайте также«Я лучше тебя»: в чем польза высокомерия?

Робкие в невыгодном положении?

Правда ли мы действуем более креативно, когда нас много? Похоже, это так, если речь идет, например, о компании друзей, которые вместе организуют стартап. А вот для наемных работников, которых среди нас большинство, ответ на этот вопрос менее очевиден. «Мне надоели собрания, на которых всем разрешается высказывать свое мнение, но никто друг друга не слушает, – жалуется 38-летняя Лилия, сотрудница банка. – Столкнувшись с множеством чужих мнений, я теряю нить своих мыслей и не могу добиться, чтобы меня выслушали. Но ведь самые бойкие – не обязательно самые умные, так что в итоге правит бал посредственность».

Действительно, исследования подтверждают: коллектив подавляет креативность и интеллектуальные способности тех из нас, кто не чувствует себя в нем свободно. Психологи, используя современные средства сканирования, наблюдали мозговую активность добровольцев, которые работали в группе (1). Оказалось, что зоны мозга, отвечающие за обдумывание и решение задач,– что, собственно, и требуется от нас на работе, – были менее активны у тех, кто неуверен в себе, не любит настаивать на своем, избегает публичных выступлений и предпочитает любому обществу общение с собой. Это означает, что одиночки, интроверты и люди с низкой самооценкой находятся в невыгодном положении там, где предприятие больше ценит групповую работу. Впрочем, романисты, поэты, мыслители и изобретатели всегда знали, что для творчества необходимы покой и уединение.

Другая трудность состоит в том, что в офисе типа open space мы стараемся меньше двигаться (чтобы не мешать другим), и это мешает нам свободно мыслить (2). Наши интеллект и память работают эффективней, когда тело не сковано и живет в собственном ритме.

alt ФОТО Getty Images 

Толпа слишком сентиментальна

Не только работа в группе, но и политическая ангажированность может снижать наш интеллект. Социальный психолог Йельского университета Дэн Кахан (Dan Kahan) уверен, что, когда дело касается политики, эмоции берут верх над разумом. Мы прислушиваемся только к тем фактам и мнениям, которые подтверждают наши собственные представления и позицию наших единомышленников. Иногда как будто против воли. «Моя большая семья довольно политизирована, причем с 1990-х годов мы всегда голосуем за партию «Яблоко», это уже традиция, – признает 50-летняя Александра, преподаватель университета. – Я вижу, что мои надежды каждый раз не оправдываются, но это сильнее меня, это рефлекс. Я не могу поступать по-другому». Иными словами, под влиянием группы, к которой мы принадлежим, мы легко отрицаем реальность и заставляем наш рассудок замолчать.

Дэн Кахан приводит интересный пример. По его данным, член Республиканской партии США имеет статистически больше шансов принадлежать к числу «климатических скептиков» (то есть тех, кто отказываться верить в глобальное потепление). Просто потому, что такова позиция большинства республиканцев. Может быть, это касается наименее образованных членов партии, незнакомых с достоверной научной информацией или неспособных ее проанализировать? Вовсе нет – наличие университетского диплома повышает вероятность того, что республиканец окажется... «климатическим скептиком».

Увы, любая группа или толпа, особенно когда она насчитывает тысячи или миллионы человек, легко заражается эмоциями и перестает прислушиваться к разуму. Еще социолог Гюстав Лебон (Gustave Le Bon), исследовавший психологию масс в конце ХIХ века, отмечал, что в толпе сознательная личность исчезает (3). Категоричен был и Зигмунд Фрейд: «Похоже, достаточно оказаться вместе большой массе, огромному множеству людей, чтобы все моральные достижения составляющих ее индивидов тотчас рассеялись, а на их месте остались лишь самые примитивные, самые древние, самые грубые психологические установки» (4). Другими словами, толпа питается «Я» каждого человека, проглатывает его и переваривает. Из этого каннибальского пиршества рождается душа толпы, опасная для индивидуальных человеческих душ, потому что она принуждает их к регрессии, активизируя низшие, более примитивные пласты психики. Поглощенные коллективными эмоциями, мы прислушиваемся только к нашему «Сверх-Я»: мы «как все» и поэтому больше ни за что не отвечаем, нам все дозволено. Достаточно вспомнить о бесчинствах футбольных болельщиков. В диких зверей нас превращает не спорт, а группа! И когда после ночных драк на улицах каждый возвращается домой, к своему «Я», неизбежно наступает похмелье: мы испытываем острое чувство стыда, нас мучают угрызения совести.

читайте такжеКак счастье превращает нас в эгоистов?

В организованных коллективах, армии, религиозных группах, по мнению Фрейда, тоже быстро наступает затмение разума. Мы все ощущаем себя братьями и одновременно попадаем в плен коллективных фантазий, отказываемся от собственной воли. Находясь под гипнотическим воздействием нашей любви к лидеру, мы готовы ради него на все. Понятия добра и зла перестают существовать, критический ум замолкает. Именно таков механизм, объясняющий, как Германия, страна, родившая великих философов, музыкантов и писателей, погрузилась в нацистское безумие.

Мы можем вспомнить и наше советское прошлое, когда толпы требовали расстрелять «врагов народа», как бешеных собак, а известные деятели искусства и науки подписывали коллективные публичные доносы на своих коллег. Ни образование, ни высокий уровень культуры, к сожалению, и сегодня не гарантируют, что человек не попадет во власть толпы.

К счастью, сообщества людей способны порождать и великие ценности. Народы проявляют свои лучшие черты через язык, культуру, обычаи и традиции. В конце концов, индивидуальный разум тоже не может возникнуть ниоткуда. Но важно мыслить самостоятельно, идти против общих мнений, потому что только мышление «против течения» и есть настоящее мышление, мысль в благородном смысле этого слова. Впрочем, надо признать, что людей, способных сформулировать действительно оригинальные суждения, среди нас очень немного.

Собравшись в группу, мы легко утрачиваем самостоятельность суждений и глупеем. Чтобы этого не произошло, коллектив должен иметь цель, искреннее желание чего-то достичь, проявлять волю. Ничего общего с отупением и стадным инстинктом толпы! Созидательная энергия группы работает там, где мы дополняем и ценим умения и навыки друг друга. Когда мы сотрудничаем и реализуем свои способности в рамках группы, когда наш голос не заглушается шумом толпы – тогда и появляется коллективный разум.

читайте также«Телевизор – отражение нашего коллективного бессознательного»

Общество других нас лечит

Принадлежать к клубу филателистов, киноманов, любителей норвежской ходьбы или баскетбола по выходным, общаться в компании друзей или поддерживать теплые отношения с коллегами – все это позволяет сохранять хорошую память, быть интеллектуально активным до самого преклонного возраста... и даже защищает от простуды. Исследования доказали, что участие в малых группах (4–10 человек) полезно для здоровья (1). Такие социальные связи, поддерживая нас и укрепляя наше самоуважение, играют роль своего рода антидепрессантов и стимулируют нашу иммунную систему, работа которой в значительной степени зависит от нашего психологического состояния. Еще один аргумент в пользу давно известного тезиса: человек – социальное животное.

1. American Journal of Public Health, 2008, vol. 98, № 7.

Взаимопомощь – тоже терапия

Иногда группа помогает развиваться тем, кто отстает. «Именно так происходит в хоре, – объясняет 37-летняя Анастасия, редактор. Она каждую пятницу вечером поет в хоре небольшой церкви. – Самые красивые голоса «тянут вверх» менее ярких певцов. Если наедине с собой человек немного фальшивит, он ориентируется в пении на голос лучших».

Для психотерапии, как и для личностного развития, роль коллектива еще более важна. «В моей работе с психотерапевтом возник застой, мне стало казаться, что я теряю время, – признается 39-летняя Софья, дизайнер. – Я читала книги по психологии, личностному росту, пытаясь разобраться в себе. Но ничего не получалось. Тогда по совету коллеги я записалась на двухдневный групповой семинар, чтобы открыть «теневую часть себя». Пришла туда с некоторым предубеждением, но оно рассеялось. Взгляды других людей, их эмпатия, их внимание без осуждения... Этот опыт действительно что-то изменил во мне. На следующем сеансе психотерапевт спросила меня, как мне удалось настолько продвинуться за выходные. Благодаря этой групповой работе я за 48 часов перешла от ощущения, что я идиотка, к уверенности, что у меня больше талантов, чем я думала».

Узнать больше

Книга «Мудрость толпы». Опираясь на исследования в области поведенческой экономики, биологических систем и психологии повседневности, финансовый аналитик Джеймс Шуровьески объясняет, почему коллективный потенциал большой группы может быть выше, чем у избранных интеллектуалов (Вильямс, 2007).

1. Результаты исследования опубликованы на сайте Виргинского политехнического института, vtc.vt.edu

2. Подробнее см. на сайте Института им. Макса Планка, mpg.de/institutes

3. Г. Лебон «Психология народов и масс» (Социум, 2014).

4. Фрейд «Психология масс и анализ человеческого Я» (Психологические технологии, 2014).

читайте такжеПсихология толпы и поведение в толпе: как мы можем себя защитить?
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье