psyhologies.ru
тесты

«В лирике душевные травмы запросто идут в дело»

Мы спросили Сергея Гандлевского, как писательство помогает ему справляться с негативными эмоциями. В ответ он написал изысканное эссе об игре в откровенность.
alt

«Мне со школьных лет знакомо доверие к чистой странице. На олимпиаде по литературе я, прежде чем сдать сочинение, пододвинул его для проверки однокласснику – соседу по парте. «Зачем ты все это им написал?» – с недоумением спросил меня мой товарищ, имея в виду чрезмерное, дневниково-личное и неуместное, на его взгляд, содержание моего опуса. Так что у моей литературной откровенности немалый стаж. Я выделил эпитет «литературной», потому что в жизни я человек довольно закрытый. Но и в столбик, и в строчку я непроизвольно вышиваю по автобиографической канве; как быть – у каждого свои повадки. Для меня с работой именно в таком ключе связаны отрадные побочные эмоции: иллюзия, что мои писания появляются на свет сами собой – будто жизненный опыт выпадает в осадок и кристаллизуется, а я лишь на подхвате. И изредка – драгоценное чувство удачи, счастливого случая. Картежники, вероятно, знают этот хмель везения.

Сергей Гандлевский, поэт, прозаикСергей Гандлевский, поэт, прозаик

Со стороны может представляться похвальным, что автор не стесняется безыскусно выкладывать перед публикой все как есть – начистоту. Странная, получается, безыскусность – с целым обозом ухищрений, ремесленных навыков и правил игры! Поправка на игру и дает автору свободу пускаться в откровенности. Ведь делясь с кем-либо в многолюдном собрании заветными переживаниями, мы понижаем голос, а со «сцены» искусства все то же самое может говориться во всеуслышание.

Что же касается терапевтического эффекта исповедальной лирики… Один из самых проницательных отечественных поэтов – Баратынский писал: «Болящий дух врачует песнопенье. Гармонии таинственная власть Тяжелое искупит заблужденье И укротит бунтующую страсть. Душа певца, согласно излитая, Разрешена от всех своих скорбей; И чистоту поэзия святая И мир отдаст причастнице своей». Исходя из своего опыта, я понимаю это прекрасное стихотворение довольно прозаически. Если для кого-то поэзия стала всепоглощающей страстью, писание стихов может на какой-то срок приглушить болезненные переживания, подействовать как успокоительное, привнося собственный гармонический строй в смятение авторских чувств. Впрочем, поэзия далеко не единственная панацея от черных дум, иначе поэты, как один, были бы краснощекими сангвиниками, а не плаксами. Например, французский мыслитель Эмиль Чоран считал, что лучший способ одолеть тягу к самоубийству – выучить иностранный язык. Но в лирике душевные травмы запросто идут в дело, становятся предметом разговора – и это сбивает с толку. Как если бы мы ожидали, что врач и болеет как-то по-особому, раз он накоротке с нездоровьем.

И еще, напоследок. Один умный старик процитировал при мне слова давным-давно умершего человека, большой в свое время знаменитости: «Поэзия утешает, не обманывая». Уже и того умного старика нет в живых, и я неудержимо старею, а эти слова по-прежнему кажутся мне замечательными – будет жаль, если они забудутся».

читайте такжеСергей Гандлевский: «С возрастом ценишь жизнь больше, особенно не пытая ее смыслом»
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье