psyhologies.ru
тесты
PSYCHOLOGIES №8

Заботливый мачо: такое возможно?

Быть мужчиной сегодня – совсем не то же самое, что сто лет назад. Кого-то перемены радуют, кого-то печалят. Но нам всем, мужчинам и женщинам, предстоит разбираться со своими страхами и ожиданиями, лавируя между традиционным идеалом и новыми, противоречивыми и размытыми моделями мужественности.
Заботливый мачо ФОТО Getty Images 

Основные идеи:

  • Современные российские мужчины возятся с детьми, готовят, ухаживают за собой. Почему они такими стали? Причина одна – такими их хотят видеть женщины.
  • Генетический транс – явление характерное для России. Российские женщины в силу исторических причин взяли на себя мужские обязанности. При этом хотят видеть рядом с собой сильным мужчин.
  • Российский парадокс – все хотят выйти замуж за сильных мужчин. Но потом норовят сбежать к нежным и эмоциональным. Возможно ли соединить в одном человеке два противоречия?
  • Со временем будет найден новый баланс мужественности и женственности. Возможно, свой для каждой пары.

Мужчины охотно берут декретные отпуска. Самозабвенно возятся с детьми и платят немалые деньги, чтобы освоить кулинарные премудрости. Заботятся о внешности и гардеробе почти наравне со своими подругами. Не стыдятся слез. И это, кажется, уже никого не удивляет. С одной стороны, таково требование женщин – да и общества в целом. Психологи, например, давно призывают мужчин не таить эмоций, быть нежными и заботливыми. С другой стороны, в традиционных мужских доблестях, кажется, уже нет нужды. Жены способны зарабатывать не меньше мужей, а необходимость с оружием в руках защищать свой дом или, рискуя жизнью, добывать пропитание, похоже, почти исчезла.

Легко возразить, что описанная картина теряется в тумане примерно в 50 километрах от Московской кольцевой автодороги, как и от границ любого крупного города в принципе. Возможно, но в конечном счете именно большие города с их университетами, научными центрами и инновационными компаниями и задают вектор развития человечества. В каком же направлении развивается мужественность? В том, которое выгодно женщинам, – первый и самый очевидный ответ.

Потери в битве за равноправие

В западных странах нынешний «кризис мужественности» принято объяснять успехами борьбы за равноправие. Вернее – издержками этой борьбы. «Мужчина (с маленькой буквы и с пенисом той или иной длины) — это мерзавец: именно он похищает, насилует, грабит, убивает, отказывается стирать свои трусы и скорее сдохнет, чем проголосует за мир, в котором его горничная может стать генеральным директором. Вот как выглядит официальная версия современной истории, истории доминирования мужчин», – пишет философ и журналист Пегги Састр (Peggy Sastre) в книге «Мужского доминирования не существует»1. И сама же разоблачает несправедливость такой оценки. Если мужчинам и принадлежит власть, то лишь потому, что женщины именно этого хотели на протяжении веков, «впадая в экстаз при малейшем проявлении силы, мощи и жестокости». Ведь это так обнадеживает: видеть доказательства того, что мужчины способны защитить женщин и потомство! Какой же смысл упрекать теперь сильный пол как раз за то, что в нем прежде нравилось?

Мы можем быть равными в правах, но должны оставаться достаточно разными, чтобы сохранять и поддерживать влечение

«Проблема в том, что битва за равноправие сопровождается обвинением всего мужского, и это негативно сказывается на отношениях в паре, – считает сексолог и психоаналитик Катрин Блан (Catherine Blanc). – Мужчины уже не знают, чего от них ждут: придерживать дверь или нет? Оплачивать счет? Ухаживать? Они боятся, что все то, из чего состояло мужское соблазнение, напористое и завоевывающее, будет воспринято как стремление к доминированию. А женщины, с присущей им амбивалентностью, не очень-то помогают: они сдерживают мужественность материнской опекой, но при этом по-прежнему втайне мечтают, чтобы ими обладали». Результат? Катрин Блан констатирует, что число ее клиентов-мужчин с жалобами на отсутствие эрекции и преждевременную эякуляцию растет пугающими темпами.

Российская женщина, сама того и не желая, ощущает главой семьи себя, а вовсе не своего мужчину

Сомневается в возможности идеальной гармонии мужественности и женственности и транзактный аналитик Вадим Петровский. «У Юнга есть понятие Анима, это женская «часть» бессознательного, присущая мужчине, – напоминает он. – Соответственно, Анимус – это мужское начало в женщине, архетип, связанный с мужским полом. И казалось бы, хорошо, когда Анимус встречается с Анимой, когда они «делят» бессознательное мужчин и женщин ровно пополам. Но такое понимание было бы слишком большим упрощением». Ведь в конечном счете именно существенное различие женщин и мужчин и обеспечивает само существование человеческого рода.

Кажется, в самой идее полнейшего равенства полов есть некоторый изъян. «Мы можем быть равными в правах, но должны оставаться достаточно разными, чтобы сохранять и поддерживать влечение, – уверена Катрин Блан. – Для этого необходимо наслаждаться своими сильными сторонами и любить сильные стороны партнера».

Генетический транс

В нашей стране ситуация особая. Равноправие женщин и мужчин – во всяком случае, на уровне громких деклараций – было достигнуто в СССР куда раньше, чем в Европе и США. Наша проблема в другом, считает священник и психолог Андрей Лоргус2. «На протяжении всего ХХ века мужчина постоянно был под прицелом. Четыре-пять поколений подряд женщины просто не могли надеяться на мужчин, – говорит он. – Мужчина, который должен обеспечивать безопасность семьи, превратился в источник опасности. Потому что если женщина связывает свою судьбу с мужчиной, то его либо убьют на войне, либо он станет жертвой геноцида, либо попадет в тюрьму, либо станет алкоголиком. В общем, доверять мужчине нельзя, и, значит, нужно брать все в свои руки. Это не феминизм и не борьба за равноправие. Многие женщины на консультациях спрашивают: «Скажите, можно ли воспитать из мужа настоящего мужчину? Как я могу заставить его взять на себя ответственность?» Им нужен настоящий мужчина, но при этом они хотят его воспитывать, чувствуют, что должны давать ему высшую санкцию на ответственность».

Мужчины взяли на себя многие женские функции. Но это обусловлено скорее мужской незрелостью, чрезвычайной привязанностью к матери

В психологии это называется генетическим трансом – переносом влияния обстоятельств жизни через поколения. Именно по этой причине российская женщина, сама того и не желая, ощущает главой семьи себя, а вовсе не своего мужчину. Что касается мужчин, то, по мнению Андрея Лоргуса, их «новая мужественность» является скорее вынужденной. Отчасти она подстраивается под описанную выше ситуацию. А отчасти объясняется… любовью. «Мужчины взяли на себя многие женские функции, – объясняет он. – Но это обусловлено скорее мужской незрелостью, чрезвычайной привязанностью к матери. Отчасти инфантильной, отчасти преувеличенной любовью к женственности, но в материнском ее обличии. Я бы не сказал, что мужчина стремится реализовать себя как помощника жены. Он делает это, потому что любит ее и хочет ей помочь. Это не является его самореализацией, это, как правило, реализация его невроза».

Большая и маленькая «М»

Поборники феминизма могут воспринять слова Андрея Лоргуса скептически. Но стоит иметь в виду, что он стоит на позициях христианской антропологии. И вопрос об истинном предназначении мужчин и женщин для него решен вполне однозначно. «Природа неизбежно берет свое. Мужчина по-прежнему не может родить, как бы ни менялось общество, – подчеркивает он. – А женщина все равно оказывается в роли матери. И как только она в ней оказывается, все встает на места.

Женщина должна заботиться о ребенке, и ее мотивация в отношении собственной жизни становится четкой и определенной. Ей нужно сохранить здоровье ребенка, обеспечить ему и себе все необходимые условия. И естественно, ей нужно, чтобы рядом с ней был мужчина, который любил бы ее. Который обеспечивал бы ей безопасность и выживание – с тем чтобы она обеспечивала все это ребенку. Этот момент четко очерчивает антропологические границы мужественности и женственности. И «функционал» распределяется так, как это и было уготовано Создателем».

Женам хочется иметь дело с теми мужьями, которые способны их слышать, заботиться о них, проявлять внимание

При этом, если женщина, родив ребенка, обретает самореализацию почти «автоматически», мужчине приходится намного труднее. «Невозможно усидеть на двух стульях. И если мужчина берет на себя больше женских функций, то он не может выполнять функции чисто мужские. У него не остается на это времени, сил, мотивации, психических ресурсов. И, оставаясь по природе мужчиной, он не может свою мужественность реализовать, – предостерегает Андрей Лоргус. – Он не может быть защитником, не может обеспечить безопасность своей семье. И главное – он не может реализовать себя как духовного лидера, вождя, носителя ценностей. Он теряет смысл жизни».

Впрочем, способствует ли самореализация мужчины как лидера его счастью – тоже большой вопрос, не имеющий прямого отношения к современному «кризису мужественности». «Психиатры старой школы любили говорить, что есть мужчины с большой буквы «М» – так сказать, настоящие мужчины: сильные, мужественные, правильные, твердые, – замечает Андрей Лоргус. – А есть с маленькой буквы «м»: нежные, гибкие, эмоциональные… Так вот, девушки непременно хотят выйти замуж за большую М, а потом норовят сбежать от нее к маленькой. Женам хочется иметь дело с теми мужьями, которые способны их слышать, заботиться о них, проявлять внимание».

Что мы в них ценим

Какое качество является для мужчин самым важным? Отвечая на этот вопрос, большинство российских женщин (60%) назвали ум. Далее следуют умение заработать – 51% и порядочность – 40% (вопрос предусматривал несколько вариантов ответа). А вот способность к сопереживанию сочли важной мужской чертой лишь 6% женщин. Мужчины, говоря о том, что они ценят в мужчинах, давали примерно такие же ответы. Серьезные разночтения вызвали лишь два пункта. Заботливость считают важным мужским качеством четверть женщин и лишь 10% мужчин. Зато мужскую организованность ценят 22% мужчин и только 12% женщин.

По данным опроса «Левада-центра» 2015 года, подробнее см. на сайте levada.ru

Новый баланс мужского и женского

Словом, проблема не так уж нова и однозначна. Кто сказал, что мягкий и заботливый мужчина непременно слаб, а несгибаемо твердый – так уж силен? «Вот, например, мужчина плачет. Что это – слабость? Совсем не обязательно, – размышляет Вадим Петровский. – Нужно большое мужество, чтобы не скрывать своих чувств и не стыдиться таких их проявлений. Или, наоборот, каменное лицо, твердый голос, скупые жесты – «настоящий мужик». Но почему не предположить, что это – лишь защита, отчаянная попытка скрыть свою слабость и чувствительность, панический страх проявить истинные чувства?»

У Андрея Лоргуса образ «настоящего мужика» – усердно культивируемый с недавних пор в противовес столичным хипстерам и интеллигентам – не вызывает симпатии. «Это тип, присущий советской и российской действительности. Брутальный, способный своими руками машину починить, кран прикрутить, гвоздь прибить. Но он готов и украсть, и оклеветать, потому что это тип выживальщика. Ему нужно выжить в суровой действительности, и он выживает любой ценой. Это мужчина без ценностей. Для меня это равносильно импотенции. Мужчина, который не отстаивает свою точку зрения, у которого нет нравственной, политической, религиозной позиции – по-моему, это не мужчина».

Что ждет мужчин в будущем? Очевидно, что рожать они так и не научатся. А в остальном новый баланс мужественности и женственности будет со временем найден. Возможно, свой для каждой пары. Или такой, который станет ориентиром для всех. Андрей Лоргус, например, считает, что 2–3 поколения без войн и социальных катаклизмов помогут России вернуться к традиционной модели мужественности на более современном уровне.

Ну а до тех пор? «Часто бывает так, что женщина не может принять мужественность из страха перед своей собственной женственностью. И вместо того чтобы обрести собственную женскую силу, она тратит энергию на то, чтобы задушить силу партнера, – констатирует Катрин Блан. – Почему бы не предоставить ему быть тем, кто он есть? Жить по-своему, готовить еду, если хочется, воспитывать детей так, как ему нравится. И любить – так, как он умеет!»

1 P. Sastre «La domination masculine n’existe pas» (Anne Carrière, 2015).
2 Автор нескольких книг, включая «Мужчина и женщина: от Я до Мы» (Никея, 2016).
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье