psyhologies.ru
тесты

Александр Филиппов: «У нас нет идеалов, но по-прежнему есть чувства»

Существует ли в современном мире истинная дружба, или умение дружить осталось в прошлом? Как выглядят «нормальные» дружеские отношения и что происходит с ними сегодня? Мнение философа.
Александр Филиппов, заведующий кафедрой практической философии НИУ ВШЭ, главный редактор журнала «Социологическое обозрение».Александр Филиппов, заведующий кафедрой практической философии НИУ ВШЭ, главный редактор журнала «Социологическое обозрение».
Psychologies:  

Что вообще такое современная дружба?

Александр Филиппов: 

С точки зрения философии, дружбы сегодня не существует. Я не собираюсь вас эпатировать, а лишь констатирую факт – как наблюдатель и не более.

Хорошее начало разговора…
А. Ф.:  

Готов объяснить. Аристотель говорил: «в завершении сказывается природа». Что это значит? Что цель и природа любого предмета или явления проявляются наиболее полно, когда предмет или явление совершенны, то есть завершены, и их улучшение невозможно. Хотите узнать истинную дружбу – всмотритесь в ее идеал. Это и есть точка зрения философии. Допустим, два мерзавца сговариваются кого-то убить. Они очень солидарны в своем начинании, всячески помогают друг другу, а потом еще и укрывают один другого от полиции. Это – дружба?

То есть вы хотите сказать, что такого идеала сейчас просто нет?
А. Ф.:  

Именно так. Причем это касается не только дружбы, но и почти всех близких отношений.

Неужели сегодня нет нормальных друзей, как и нормальных семей?
А. Ф.:  

Никаких нормальных связей вообще не существует. Понятие нормы отношений всегда обусловлено эпохой и обществом. И если бы мы с вами оказались сейчас в Афинах времен Аристотеля, то наверняка пришли бы в ужас. Воспевание гомосексуальной педофилии, законная возможность для мужчин вступать в связь с тремя видами женщин – женами, рабынями и гетерами – и жены, не смеющие высунуть нос за пределы гинекея, женской половины дома. А теперь расскажите древнему греку про московскую мать-одиночку с тремя дочерьми от трех разных отцов, старшая из которых беременна уже в 15 лет и живет со своим одноклассником у его родителей... Так что понятие «норма» тут неприменимо. К тому же я совсем не говорю, что сегодня нет любящих родителей, благодарных детей, верных супругов и надежных друзей. Я говорю только о том, что сегодня нет идеалов отношений. И идеала дружбы это тоже касается. Думаю, разрушение произошло примерно в последние 30 лет.

То есть до этого с дружбой было все в порядке?
А. Ф.:  

Я не сказал бы, что все было в порядке, но идеал определенно имелся. К примеру, советский идеал был замешан на романтических представлениях о дружбе с некоторой примесью античных. Античный идеал дружбы – это, как ни крути, идеал гражданский. Античная философия сложилась в небольших городах-государствах, где все люди были так или иначе знакомы друг с другом: вместе обороняли полис от врагов, вместе воспитывались на театральных представлениях, участвовали в религиозных ритуалах. Идеальный полис – место, все жители которого живут благой жизнью. И идея дружбы была подчинена той же цели, цели общего блага. Естественно, в советские времена идея общего блага тоже присутствовала. Хотя разница между маленьким полисом и одной шестой частью суши слишком велика, чтобы этот идеал мог быть жизнеспособен. Но в советском понимании дружбы было очень много и от романтического идеала.

Да, как раз романтику дружеских отношений того времени мы хорошо знаем по книгам Василия Аксенова, фильмам Марлена Хуциева, песням Владимира Высоцкого.
А. Ф.:  

Но это вторичная романтика, истоки которой хорошо иллюстрирует баллада Шиллера «Порука». Сюжет вкратце таков. Герой пытается убить жестокого тирана, но схвачен и осужден на казнь. Он готов умереть, но прежде непременно хочет устроить судьбу своей сестры, выдать ее замуж. Он просит тирана отпустить его на три дня, а в это время в качестве поруки под стражей будет оставаться друг героя. Тиран соглашается, друг, разумеется, тоже – и бестрепетно занимает место в тюрьме. А герой, выдав замуж сестру, пускается в обратный путь – и сталкивается с массой чудовищных препятствий, но все-таки успевает вернуться в момент, когда друга уже ведут на казнь. После чего растроганный тиран прозревает и решает тоже дружить впредь с такими чудесными людьми. Как видите, это совсем другой идеал. Гражданские чувства на заднем плане, главное – сила чувств конкретной личности.

«ПОКА У НАС НЕ ВОЗНИКНУТ НОВЫЕ ИДЕАЛЫ, НАМ ОСТАЕТСЯ ДРУЖИТЬ И ЛЮБИТЬ, ПОЛАГАЯСЬ ТОЛЬКО НА СОБСТВЕННЫЕ СИЛЫ»

Очень красивый, по-моему, идеал.
А. Ф.:  

Замечательный! Только очень быстро устаревший. Вспомните карикатуру на романтика Ленского. И язвительные пушкинские строки: «Он верил, что друзья готовы За честь его приять оковы, И что не дрогнет их рука Разбить сосуд клеветника». В этой иронии – глубокое разочарование от того, что романтической дружбы на свете нет, что идеал недостижим. Тем не менее как раз такую дружбу – с поправкой на общее благо – нам и прививали. В ходу у критиков и прокуроров была характерная формулировка: «ложно понятое чувство товарищества». В этой фразе заключен страшный дисбаланс между человеческими чувствами и требованиями идеологии.

Ну хорошо, этот искусственный идеал рухнул, и что дальше?
А.Ф.:  

Вообще-то разрушение идеалов дружбы произошло не только у нас. Мне, например, приходилось жить и работать в Германии. Там очень любят слово Freund – друг. Это хорошее, теплое слово, кажется, людям даже хочется произносить его почаще. Но когда к вам обращаются «mein Freund», нужно ясно понимать, что это ни к чему не обязывает. За этим словом вообще ничего не стоит, никакой крепкой привязанности или готовности чем-то пожертвовать. Язык отражает происходящие в жизни процессы. И изменение смысла слов говорит о проблемах с самими понятиями. В русском языке слово «друг», по-моему, наоборот, встречается теперь реже, его заменяют псевдосинонимы: приятель, знакомый и – самое характерное! – френд. Ну кому придет в голову считать сотни своих френдов в Facebook настоящими друзьями? Что эти френды могут сделать друг для друга? Разве что поставить лишний лайк…

Если идеал дружбы разрушается повсюду, значит, на то есть универсальная причина. Какая?
А. Ф.:  

В первую очередь – мобильность современной жизни. Мы слишком много и легко перемещаемся – и в пространстве, и в социальных связях. И выстроить прочные отношения часто не успеваем. А с другой стороны, количество связей увеличивается до такой степени, что невозможной становится полная самоотдача. Легкость установления контактов оборачивается легкостью их разрушения и легковесностью самих отношений. Ни в одну из сотен возникающих связей мы не можем – или не успеваем, не хотим, или все вместе – инвестировать свое «Я». А проще говоря – вложить свою душу. Тут возникает и еще один вопрос: а так ли уж ценно это самое тщательно оберегаемое нами «Я»? Подозреваю, что нет. Что этого истинно ценного «Я» тоже уже не существует. Оно было не только одной из сторон в дружбе или любви. Оно одновременно было и причиной, и результатом глубоких, подлинных отношений. Постоянство семейных, любовных, дружеских связей как бы опрокидывалось обратно во внутренний мир, придавая ему стабильность, оформленность и глубину.

Ваши слова звучат эпитафией…
А. Ф.:  

Нет-нет, не стоит их так воспринимать. Речь о разрушении идеалов, но это не значит, что нет больше самих чувств. Я же сказал, что и любящие супруги, и верные друзья по-прежнему есть. Не стало универсальных образцов, но потребность дружить и любить никуда не ушла и не уйдет. Наверное, со временем возникнут и новые идеалы. Ну а пока нам остается дружить и любить, полагаясь только на собственные силы.

читайте такжеЗачем детям читать книжки про чувства?
Источник фотографий: АЛЕКСЕЙ ПЛАТОНОВ
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • DanaD   
    232 недели назад

отличное интервью, глубокое, есть надо чем задуматься
Psy like0
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье