psyhologies.ru
тесты
текст: Анастасия Аскоченская 

Интернет: отношения будущего?

Сеть активно формирует новые представления о дружбе. О наших веб-френдах мы порой знаем больше, чем о старых знакомых, делимся с ними почти всем, а в ответ ждем внимания к себе и поддержки. Анализ новой реальности.
alt

Впервые в этом году англиканская церковь решила спросить мнение общественности, выбирая своего главу – архиепископа Кентерберийского. И сделала это при помощи микроблогов Twitter. Высказываться могут приверженцы всех религий, а также атеисты и агностики. Причем больше всего подписчиков (21 тысяча) у архиепископа Йоркского Джона Сентаму (John Sentamu), что делает его самым вероятным кандидатом*. Для сравнения – у самой церкви подписчиков немногим более 13 тысяч.

Эта история показывает, насколько велико сегодня значение виртуальных связей. И это только на первый взгляд Сеть формирует поверхностные, «неполноценные» отношения. «Количество френдов в Facebook определяется плотностью социальных связей вне сети, а не наоборот, – уверяет психолог Джон Качиоппо (John Cacioppo), директор Центра когнитивной и социальной нейробиологии Чикагского университета (США). – Использование социальных сетей не создает новые отношения, оно просто переносит существующие с одной платформы на другую. Иными словами, Facebook не разрушает дружеские связи – но и не создает новых». Зато социальные сети помогают нам по-новому построить общение с друзьями, позволяя даже при постоянной нехватке времени быть на связи и, если потребуется, прийти на помощь друг другу.

читайте такжеПочему мы так доверяем интернету?

В то же время интернет делает простым и естественным шаг навстречу новым знакомым. «Снимаются все барьеры: ни возраст, ни расстояние, ни социальная принадлежность больше не являются помехой для завязывания отношений, – полагает социальный психолог Маргарита Жамкочьян. – А они действительно завязываются – порой мы ежедневно думаем о своем виртуальном друге, регулярно пишем ему сообщения, отвечаем на его письма, разделяем с ним мысли и настроение. Можно ли назвать это дружбой? По крайней мере, одним из вариантов – безусловно». С этим согласен психолог Александр Войскунский: «Понятие «дружба» активно развивается именно благодаря соцсетям. И не исключено, что наряду с «другом детства» или «старинным другом семьи» вскоре появятся «друг в Facebook» или «друг ВКонтакте». С людьми, которых мы выбираем во френды, у нас будет много общего: профессиональные интересы, интеллектуальные запросы, возможно, общие личные и семейные проблемы и способы их решения». Поэтому виртуальная дружба постепенно станет наполняться участием, сопереживанием и ответственностью, как в классических дружеских отношениях.

Кто там?

Facebook и Вконтакте: позволяют мгновенно видеть френдленту, посылать приватные и публичные сообщения, выходить на друзей своих друзей, отыскивать интересующих нас персон, общаться в чате в режиме реального времени. В России у Facebook около 5 млн пользователей.

Одноклассники: cоциальная сеть в 148 млн зарегистрированных пользователей, среди которых мы можем отыскать друзей по школе, вузу, армейской службе или давно оставленному месту работы.

ICQ и другие интернет-пейджеры: позволяют мгновенно передавать сообщения, чтобы напрямую общаться в чате с теми, кто принят в наш список контактов. Как только кто-то из друзей подключается, мы получаем уведомление в режиме реального времени.

Измеритель самооценки

К началу 2012 года доля российских пользователей интернета достигла 55% населения страны, из них в социальных сетях зарегистрированы 82%*. Ежедневно в сети «ВКонтакте» бывают 19,6 млн, в «Одноклассниках» – около 12,8 млн, в «Живом журнале» – 1,9 млн, в Facebook – 1,8 млн человек**. Предлагая обнародовать свои вкусы и увлечения, фотографии и видео, семейные заботы и политические пристрастия, сообщества и блоги дают нам массу поводов вступить в беседу или пригласить к общению новых людей. «В Facebook я получала много приглашений в друзья от людей, которые говорили, что им понравились острые моменты в моих высказываниях», – рассказывает 45-летняя Ольга. Увеличение числа сетевых френдов, их положительный отклик на наши записи, десятки поздравлений в день рождения – все это работает на наше эго, удовлетворяет естественное желание быть принятыми и одобренными. «Социальные сети действуют как измеритель самооценки, – поясняет психоаналитик Майкл Стора (Michael Stora). – «Ренарциссируя» тех, кто в этом нуждается, – людей с заниженной самооценкой, переживших драму, оказавшихся в изоляции, – они позволяют легче устанавливать контакт с другими». Действительно, гораздо смелее мы приглашаем кого-то в друзья, когда в нашем профиле уже фигурирует две сотни френдов, – если предложение будет проигнорировано, это уже не нанесет удара по нашему самолюбию. Главное, чтобы количество френдов не превысило наши возможности полноценно общаться с каждым из них. «Скорее всего, стремление иметь как можно больше виртуальных друзей носит временный характер, – полагает Александр Войскунский. – Просто мы с энтузиазмом школяра осваиваем новые технологии, а когда энтузиазм сменится привычкой, появится баланс между количеством и качеством».

Помощь и поддержка

В Сети мы часто ищем тех, кто пережил ситуацию, сравнимую с нашей, и готов поделиться своим опытом: при рождении ребенка, разводе, болезни, поиске работы или адаптации в новой среде. Сотни форумов на таких ресурсах, как Mail.ru, 7ya.ru, Doctor.ru, позволяют установить связи, основанные на обмене информацией, сочувствии и взаимопомощи. «После пережитого стресса я заболела булимией, все время что-то ела, стыдилась растущего веса и приступов тошноты, перестала приглашать в гости друзей, – рассказывает 30-летняя Мария. – На форуме bulimiastop.ru я смогла встретить людей, понимающих эту проблему, готовых обсудить ее, помочь конкретными советами». «На тематических форумах мы чувствуем, что не одиноки, что мы причастны к некоей общности людей – тех, кто пережил то же, что и мы, – объясняет психолог Евгений Осин. – Кроме того, благодаря анонимности интернет-общения возникает эффект исповеди, как со случайным попутчиком в поезде. Страх быть отверженным – один из самых сильных страхов, поэтому в общении с людьми, которые нам небезразличны, мы нередко боимся раскрыться до конца. А рассказывая о себе виртуальным знакомым в интернете, можем осознать те чувства, в которых боялись сами себе признаться».

Более легкие связи

В дружеском общении по интернету мы чувствуем себя раскрепощенными еще и потому, что нас не стесняет физическое присутствие собеседника и мы готовы рассказать о себе более сокровенные вещи, чем решились бы при личной встрече. Общение с другом в интернете создает у нас ощущение постоянного присутствия другого в общем для нас пространстве. «Вместе с тем мы никогда не знаем, есть ли он там именно в данный момент, читает ли то, что мы пишем, сопереживает ли нам по-настоящему, – и это своего рода «отсутствующее присутствие», – предупреждает Евгений Осин. В веб-пространстве мы словно отказываемся от желания стать необходимыми для другого. «Возникает риск удовлетвориться не слишком «вовлеченными» отношениями, в то время как для дружбы необходима телесность, – предупреждает психоаналитик Лоик Рош (Loïck Roche). – Бывают ситуации, когда одних слов недостаточно, когда они не заменят взгляда, объятия, физического присутствия». Действительно, порой мы так нуждаемся в том, чтобы видеть своих друзей, ходить к ним в гости, вместе смеяться и переживать, чувствовать их плечо, а не только обмениваться сухой информацией и вспоминать про их день рождения благодаря «напоминалке» Facebook.

* twitter.com/#!/johnsentamu

* Всероссийский опрос ВЦИОМ, 4–5 февраля 2012 года.

** По данным социологической службы TNS Web Index (Россия), август 2011 года (без учета городов с населением менее 100 тысяч человек).

Дети поселились в интернете

«Подростки слишком много времени проводят в Сети», «Мой сын общается со сверстниками только в чате», «Мою дочь интересует количество валентинок, которые ей присвоили «ВКонтакте»… Взрослых очень волнует то, что общение их детей переместилось в виртуальное пространство. Между тем общение в интернете – это современная форма социализации, способ познания себя и общества. Здесь молодые учатся публично высказывать мысли и выслушивать других, делиться впечатлениями и искренне говорить о своих чувствах. В подростковых сообществах все всерьез – дружбы, ссоры, обиды, дискуссии, влюбленности… И почти нет опасности, что взрослые осудят их искренность и открытость. «Не стоит бояться того, что интенсивная сетевая жизнь ограничит возможности подростка к социальной адаптации, – говорит детский психолог Даниэль Марселли (Daniel Marcelli). – Пик интереса к веб-общению обычно приходится на 15 лет, а потом он постепенно спадает, чтобы оставить место и время для настоящих отношений».

Конечно, общение в соцсетях не всегда безопасно. Во-первых, оно может отнимать время у учебы и сна. Во-вторых, под ником может скрываться педофил, вымогатель или преступник. И задача взрослых – предупредить ребенка, чтобы тот ни в коем случае не сообщал в сети свое полное имя, адрес и телефон, не соглашался на встречи с виртуальными знакомыми наедине.

Источник фотографий: СЕРЖ БЛОК (SERGE BLOCH)
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье