psyhologies.ru
тесты
текст: Сабина Сафарова 

Мне не нравится новая любовь моего друга

У вашего близкого друга появился новый партнер, который, мягко говоря, не вызывает у вас симпатии. Как быть в таком случае? Избегать общения? Откровенно поговорить? Мнение психологов.
alt

Ситуация, когда нам по тем или иным причинам не нравится романтический выбор лучшего друга (подруги), – распространенная и крайне болезненная. Что делать? Честно поговорить об этом или оставить свои мысли и чувства при себе? Исследования показывают, как то или иное решение может отразиться на нашей дружбе.

«Третий, которого мы не приглашали в дружеский союз, часто порождает в нас конфликтные чувства, – говорит социальный психолог Шон Хоран (Sean M. Horan), профессор Университета Де Поль (Чикаго). – Мы рады за друга, ведь он обрел любовь, и одновременно обеспокоены за наши отношения. Ситуация полна для нас внутреннего напряжения. И это чувство становится еще тяжелее, так как нам приходится часто проводить время втроем». В конце концов назревает естественный вопрос – стоит ли поговорить с другом о том, что мы испытываем в отношении его нового романтического партнера? Исследование Шуангуе Занга (Shuangyue Zhanga) и Энди Меролла и (Andy Merolla) показывает, каковы причины, по которым мы решаемся (не решаемся) на разговор и как наши решения отражаются на дружбе*. Большинство – 59% склоняются в пользу открытости с другом. Желание защитить близкого человека от недостойного выбора – так мотивировали свое решение 57% респондентов, 26% указали на необходимость всегда оставаться в дружбе честными, 15% ответили, что выразить свое мнение их попросил сам друг, 5% уверены: «большое видится на расстоянии», и им со стороны лучше видна проблема, 3% признались, что к разговору их подтолкнула боязнь потерять отношения.

При этом 40% участников решили оставить свои невеселые мысли при себе и не начинать трудный разговор. 54% объяснили это нежеланием травмировать друга, 48% ответили, что самое главное – друг счастлив, и они со своими переживаниями разберутся сами, 23% уверены, что разговор ни к чему хорошему не приведет и лишь сильно ухудшит их дружбу, 14% считают себя не в праве что-то советовать, ведь выбор партнера – дело друга, 12% полагают, что это бессмысленно, потому что после этого разговора никто «по команде» не перестанет любить.

alt

«Как мы видим, тех людей, кто пытается повлиять на друга, оказывается больше. Связано это как с распространенностью эгоцентризма (я хочу занимать прежнее место в отношениях с другом и не готов ни к каким изменениям), так и с силой того, что в психологии называют «вмешивающимся поведением», – комментирует результаты исследования гештальт-терапевт Мария Лекарева-Бозененкова. – Это «вмешивающееся поведение» мы выносим из опыта детства, из своей семьи, по-своему адаптируя поведение близких людей, проявляющих склонность к излишней опеке и покровительству, что угрожает размыванию границы собственного «Я» каждой из сторон».

читайте такжеВозможна ли дружба между мужчиной и женщиной?

Третий лишний?

Формально мы обвиняем возлюбленного нашего друга в том, что он недостаточно хорош: честен, искренен, внимателен – и даже может нанести вред. На самом же деле при близкой дружбе третий всегда будет априори «недостойным», и нам стоит это осознавать. «Да, тут можно говорить о ревности, – считает Мария Лекарева-Бозененкова. – Появление второй половины неизбежно вносит изменения в отношения – придется либо встречаться реже, либо включать избранника (избранницу) в свою жизнь. Оба варианта могут значительным образом влиять на нас. Либо мы меньше получаем поддержки и обмена энергией от друга, либо вынуждены мириться с характером человека, которого не выбирали». Подчас мы воспринимаем третьего конкурента столь же болезненно, как если бы нас самих связывали отношения не дружбы, а… любви. «Это неслучайно, ведь оба эти чувства сопряжены с сильной эмоциональной значимостью для нас другого человека, – подчеркивает Мария Лекарева-Бозенекова. – И в дружбе, как и в любви, возможна эмоциональная зависимость, желание обладания полнотой внимания, ревность». Вместе с тем юнгианский аналитик Лев Хегай считает, что «знакомый», «друг», любовник(ца) – лишь социокультурно обусловленные ярлыки, которыми помечают разную степень близости в отношениях. Но их эмоциональная основа – одна. В психоанализе здесь говорят о скрытом, гомосексуальном либидо. В нем нет ничего паталогического. Либидо не знает нормы, оно полиморфно, то есть может быть направлено на кого угодно. К каким именно формам отношений это либидо нас приведет, зависит от многих факторов и внешних обстоятельств. Однако при любых отношениях третий будет лишним. Он – соперник, угрожающий отнять у нас объект нашей подсознательной страсти. Отсюда наше желание вмешаться».

alt

Его (ее) любовь как зеркало нашей дружбы

Что же столь распространенное неприятие новой любви нашего друга/подруги высвечивает в нас и нашей дружбе? Ведь и на поле дружбы, как и на поле любви, часто отыгрываются одни и те же сценарии: сильная зависимость от партнера, желание его присвоения, попытка раствориться в нем, создав единое «Мы», в котором комфортнее существовать. Мария Лекарева-Бозененкова считает, что все это говорит не об «уязвимости дружбы» как таковой, а, скорее, об отсутствии внутреннего стержня, низкой способности опираться на себя, недостатке собственных индивидуальных интересов в жизни, возможно, недостаточной самореализации. И само осознание неприятия выбора друга может оказаться для нас возможностью взглянуть на себя с чуть другого ракурса. Другой аспект, проявляющийся в так называемом беспокойстве за друга, – это тревога перед переменами, страх утратить отношения, стабильность, предсказуемость своей жизни. «Отделить эмоциональную территорию своего друга от своей собственной и дать ему право строить свою жизнь во многом оказывается серьезным испытанием нашей психологической зрелости, – говорит Лекарева-Бозененкова. – Сам по себе выбор любимого человека – очень серьезный шаг, выражающий нас в этом мире. Он становится частью нашей самоидентификации. Попытки развенчать кумира со стороны друга могут означать как неуважение к нашему выбору, так и отрицание значимой части нашей души, очарованной любимым человеком. Переживаются эти эмоции болезненно, и благодарности за попытку «защитить от недостойного выбора» никто не испытает».

читайте такжеДружба: решиться на разрыв
alt

Так говорить ли мне о нем (ней)?!

А если нам становится известно, что новый романтический герой может быть опасным для нашего друга человеком – азартным игроком, алкоголиком, наркоманом? И мы действительно искренне переживаем. «Имеет смысл проверить, в курсе ли ваш друг о таких особенностях своего избранника, – считает Мария Лекарева-Бозененкова. – Если да, то можно сожалеть о таком выборе, но он оказывается личным делом нашего друга. Стоит завести разговор в том случае, если есть основания предполагать, что моего друга или подругу втягивают в финансовую аферу – спросить, насколько продуманы все последствия. Но даже это имеет смысл делать скорее в контексте «предусмотрительности на все случаи жизни», нежели разоблачений избранника». Юнгианский аналитик Лев Хегай проводит в этой связи ироничную аналогию с вопросом, заданным когда-то Сократу, – «жениться или не жениться»: «Что бы я тебе ни посоветовал, потом все равно будешь меня ругать». Психолог Шон Хоран (Sean M. Horan) напоминает о результате исследования Шуангуе Занга и Энди Меролла, согласно которому абсолютное большинство тех, кто принял решение поговорить, позже признавались, что потеряли чувство близости, а часть респондентов расстались со своим другом. «В конце концов, стоит помнить и то, что многие романтические отношения не выдерживают проверки временем и сами распадаются, – говорит Шон Хоран. – Стоит ли ради этого рисковать той глубокой дружеской связью, которая вам обоим дорога?»

читайте также«Секс по дружбе»: может ли сохраниться дружба, когда секс заканчивается?
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье