psyhologies.ru
тесты
текст: Подготовила Дина Бунеева 

Они смогли сказать «нет»

Сход снежной лавины, насилие в семье, тяжелая болезнь… Столкнувшись с тем, что могло их сломать, раздавить, они не сдались. Наоборот, драматические события побудили их к тому, чтобы искать в себе новые силы – жить, противостоять, действовать. И они смогли повернуть ход своей жизненной истории.

Когда повседневность оказывается невыносимой, когда становится страшно попасть в жернова несправедливости, когда в личной жизни нет ни покоя, ни радости, некоторые из нас все же находят в себе мужество, чтобы ответить «нет» – безразличию, насилию, страху, болезни… «Нет» – жизни, которую мы не выбирали.

Эти мужчины и женщины рассказали нам свои истории: каждый из них прошел собственный путь к тому, чтобы сказать твердое «нет». У кого-то это слово вырвалось внезапно, оно прозвучало как крик сердца, стало тем единственным, что помогло выжить. Кому-то, чтобы сказать его, понадобилось много сил, оно рождалось постепенно, болезненно, несло в себе чувство вины. Некоторые получили сигнал тревоги от собственного тела. А кого-то побудили к действию поступок близкого человека, случайно услышанные слова или сравнение своих переживаний с тем, что чувствуют другие. И хотя первым наши герои произнесли слово «нет», совсем скоро оно превратилось в уверенное «да» – жизни, свободе, себе.

Нет – насилию

 Нет – насилию

Елена, 31 год Ревность близкого человека превратила ее жизнь в кошмар. Ей понадобилось несколько лет, чтобы наконец расстаться с ним. «Однажды я познакомилась с обаятельным молодым человеком, который с энтузиазмом рассказывал мне о своем желании иметь семью и детей. Но когда я радостно сообщила ему о беременности, вдруг выяснилось, что он не готов к женитьбе, семье, рождению ребенка… Только через год он предложил жить вместе. Летом мы поехали на море. Я очень радовалась, что мы едем втроем, но у него постоянно было плохое настроение: он меня ревновал. Я старалась не давать ни малейшего повода, даже одеваться и выглядеть старалась хуже, но это не помогало. Потом он начал меня бить. Я терпела, надеялась, что все изменится, выполняла все его просьбы. Даже ушла с работы! Но тогда к эмоциональной зависимости добавилась материальная: он не давал мне денег, контролировал каждый мой шаг. Несколько раз он выставлял нас за порог, но потом звал обратно, и все начиналось сначала. Так продолжалось несколько лет. Из-за постоянных скандалов у дочки появились проблемы с речью, а я никак не могла взять себя в руки и как-то изменить ситуацию. Откуда взялся разум, чтобы вдруг понять, что будущего у нас нет, и силы, чтобы уйти, – мне до сих пор не очень понятно. Но я все-таки ушла, хотя и страдала от неуверенности, непонимания, как и зачем теперь жить... Вернуться к жизни мне помогли родители и дочка, которая по-взрослому защищала и поддерживала меня. Сколько времени было нужно, чтобы побороть страх и осознать, что счастье зависит только от меня!»

Нет – смерти

 Нет – смерти

Владимир, 25 лет Два года назад сход снежной лавины в горах поставил его перед выбором: смириться со стихией или ей противостоять. «Я выкарабкаюсь». Эти слова приобрели для меня совершенно иной смысл после того, как я провел три дня в ущелье под толщей снега. Я ясно помню заполнивший все пространство гул лавины, которая двигалась прямо на нас, собственный крик, спасительную расщелину в скале… А затем – абсолютную тишину, которая царила все время нашего трехдневного заточения. Ждать помощи было неоткуда: мы катались в Гималаях – по таким склонам, где местные жители почти не появлялись. Вместе со мной было пять человек, мы познакомились всего за час до этого. Когда прошел шок, они пытались звонить, но связи не было. Я понял, что рассчитывать можно только на себя, и вдруг почувствовал потрясающий выброс адреналина: лавиной нас не убило, кислорода достаточно, значит, надо без паники копать и тогда – спасемся. Наверное, это поняли и мои товарищи по несчастью: несмотря на языковой барьер, мы действовали на удивление слаженно. Мы копали с помощью лопаток и досок; полученный снег утаптывали как могли, топили его спичками в руках, чтобы получить питьевую воду; спали по очереди. Мы не чувствовали усталости, не понимали, сколько времени прошло, работали в полной темноте. Когда мы выбрались наружу, была ночь, и мы пошли пешком, держась друг за друга. Утром мы были внизу, до поселка оставалась всего пара километров... Обычная жизнь показалась нам тогда совершенно другой, как будто к ней добавили множество новых оттенков и звуков».

Да – тому, что я есть

 Да – тому, что я есть

Наталья, 33 года После десяти лет успешной и престижной работы в рекламе и маркетинге она решила кардинально изменить свою жизнь. И это ей удалось.«Еще во время учебы в институте я начала работать в международной корпорации. Передо мной ставили конкретную цель, я ее достигала и получала за это деньги. Я делала прекрасную карьеру, принимала жесткие решения, буквально ночевала на работе. Не жила, а функционировала. И даже не видела конечного результата своего труда, потому что работала с бюджетами, а не с людьми. Со временем мое недовольство собой и работой усиливалось. Я хорошо понимала, что работа не делает меня счастливой, а самое интересное и важное проходит мимо меня. Изменить свою жизнь мне помог, как ни странно, кризис. Страх перемен куда-то исчез, захотелось рискнуть, начать все с чистого листа… Мне всегда нравилось интеллектуальное кино, арт-хаус. И я написала письмо в компанию, которая занималась его продвижением. Мне предложили попробовать. Доверие окрылило меня, я стала активно осваивать новую для себя область и при этом чувствовала, что меняюсь внутренне – становлюсь добрее, терпимее. Мне нравится работать с творческими людьми, заниматься тем, что доставляет удовольствие. При этом я остаюсь собой, ощущаю внутреннюю свободу! Я чувствую, как с каждым днем моя жизнь меняется, и это нравится мне все больше».

Нет – болезни

 Нет – болезни

Алексей, 23 года Чтобы оплатить операцию, он с друзьями создал сайт (www.helping-hand.ru), где рассказал о своей болезни – искренне, лаконично, не сгущая красок. Теперь он сам помогает другим. «Врач сказала, что у меня лейкоз. Произнесла слова сухо и безразлично. А я тогда даже представить себе не мог, что это такое. Всего лишь медицинский термин, за которым вдруг последовало множество формальностей: подтверждение диагноза, поиск клиники, получение квоты на лечение… Никто ничего мне не рассказывал и не объяснял: врачам было не до того, а родственники считали, что мне не нужно знать подробностей. Единственное, что от меня требовалось, – «лечиться», единственное, что волновало меня, – когда все это наконец закончится. Я помню, что мне очень хотелось чувствовать себя нормальным. Поэтому я был крайне активен: делал коллажи, придумывал радиопередачи, собирал игрушки, рисовал комиксы. Все это происходило в больничной палате, в промежутке между капельницами и процедурами. Чтобы отвлечься от этого страшного контекста, мне было необходимо всеми силами держаться за жизнь, и, собственно, для этого мне и понадобился сайт. Удалось собрать деньги на операцию, она прошла благополучно, хотя осложнения могли возникнуть в любой момент. Мне было неуютно от постоянной непредсказуемости, и я придумывал себе десятки дел, каждое утро составлял план на день... Сейчас мне хочется, чтобы на все хватало сил: время идет, а я никак не могу привыкнуть, что их мало. Сегодня мне особенно важно принимать участие в судьбе людей, больных лейкозом. Для этого мы с друзьями работаем над новым интернет-проектом».

Нет – несправедливости

 Нет – несправедливости

Валентина, 24 года На третьем курсе института она приняла непростое решение: бороться против несправедливости, открыто говоря о том, что волнует. «Я хорошо помню, как это было в первый раз: во время Оранжевой революции я приняла участие в акции, о которой узнала из сообщества в «Живом журнале». Она проходила в Москве, но я и мои единомышленники прекрасно понимали, что людям на Украине нужна наша поддержка. Мы были готовы помочь, нами двигало необыкновенно сильное чувство сопричастности, и все, что мы говорили и делали, с каждой минутой приобретало для меня новый смысл. С тех пор я активно занимаюсь общественной деятельностью. Нет, у меня никогда не было иллюзий, что в результате акции протеста все немедленно изменится к лучшему, но я просто не могу оставаться в стороне! Конечно, чаще всего я и мои друзья выглядим как кучка маргиналов, но для меня отказаться от своих идей – значит отказаться от самой себя, от тех принципов и ценностей, которые исключительно важны для меня. Сегодня основное направление моей работы – противодействие милицейскому произволу. Например, мы выступаем против необоснованной проверки документов. Конечно, любой протест – это непросто, это всегда стресс. Существует реальная опасность быть привлеченной к административной ответственности: даже во время согласованных акций участников регулярно забирают в милицию. Но равнодушие общества мне представляется куда более опасным, чем эти «рабочие ситуации». Поэтому я говорю «нет!» несправедливости, нарушению прав личности, авторитаризму и безразличию».

Источник фотографий: ТИМУР АРТАМОНОВ
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • Al-Berta   
    192 недели назад

Всё равно прелесть. люблю морскую тематику в любых вариациях..
Psy like0
  • Al-Berta   
    192 недели назад

найдите, обязательно найдите, добрый Заяц!! :)
Psy like0
  • Al-Berta   
    193 недели назад

:)))
Psy like0
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье