psyhologies.ru
тесты
текст: Лоранс Лемуан 

Пойти на конфликт, чтобы научиться жить вместе

Всем нам свойственны предрассудки и стереотипы. Чтобы научиться жить вместе, психолог Шарль Ройзман предлагает отказаться от привычки общаться только со «своими» и открыто выступить против взглядов, которые нам чужды.
alt ФОТО Getty Images 
Psychologies:  

По-вашему, нам мешает уживаться друг с другом неспособность увидеть реальность как она есть…

Шарль Ройзман:  

Мы пропускаем факты через фильтры, сформированные нашей личной историей. В зависимости от того, грубо с нами обращались или ласково, принадлежим мы к преследуемой группе или к привилегированной среде, мы будем, следуя привычной нам логике, солидаризироваться с сильными и презирать слабых, или наоборот. Всегда, по любому вопросу — экология, миграция, общественные институты, — есть лагерь тех, кто обвиняет сильную сторону — правительство, армию, финансовые рынки, корпорации, начальство, американцев… — и рвется на защиту притесненных: безработных, бездомных, меньшинств и тому подобных. И есть те, кто признает правоту за первыми и обвиняет вторых.

Такой дуализм парализует всех, превращая одних в преследователей, а других в преследуемых. Он подготавливает почву для рассуждений об общественной безопасности, в которых все молодые люди из бедных районов автоматически оказываются отморозками. Эти рассуждения напоминают исламистскую риторику, в которой все мусульмане – жертвы расизма и западных государств. А ведь мы все несем свою долю ответственности за то, что происходит с нами и что можно сделать, чтобы улучшить ситуацию. Признание ответственности лишь за одной из сторон мешает вместе искать решение.

читайте такжеНа гребне реальности
Шарль Ройзман (Charles Rojzman), создатель социальной психотерапии. Используя метод групповых обсуждений, он стремится восстановить связи между людьми, помочь им жить и работать вместе. Автор книги «Жить в мире с другими» («Bien vivre avec les autres», Larousse, 2009).Шарль Ройзман (Charles Rojzman), создатель социальной психотерапии. Используя метод групповых обсуждений, он стремится восстановить связи между людьми, помочь им жить и работать вместе. Автор книги «Жить в мире с другими» («Bien vivre avec les autres», Larousse, 2009). ФОТО Bruno LEVY for Psychologies Magazine France  

То есть первое, на что нужно осмелиться, — это думать по-другому?

Ш. Р.:  

Нужно научиться думать своей головой! Осознать, что наша точка зрения, особенно в тех областях, где мы некомпетентны и тем не менее имеем априорные представления, во многом навязана нам сообществами, к которым мы принадлежим: семьей, социальным кругом, профессиональной средой. Эти взгляды пропитаны предрассудками, пропагандой, социальными стереотипами. А сколько жителей больших городов рассуждают о провинции, совершенно ее не зная? Мы думаем как левые или правые, либералы или консерваторы, интеллигенты или полицейские… Или из принципа думаем наперекор, восставая против своей среды. В любом случае мы остаемся в рамках идеологии и «стираем» в реальности те черты, которые не хотим видеть, потому что они нас смущают или противоречат нашим представлениям о мире. Важно понять, почему мы это делаем: какой образ себя или своего круга мы пытаемся отстаивать, вместо того чтобы отстаивать истину? Кто может нас отвергнуть, если мы попытаемся мыслить самостоятельно?

книга на тему
С. Гросс «Искусство жить. Реальные истории расставания с прошлым и счастливых перемен»
С. Гросс «Искусство жить. Реальные истории расставания с прошлым и счастливых перемен» «Как похвала лишает уверенности в себе», «как злоба спасает от печали», «как любовные муки не дают нам любить» – так называются главы этой книги, в которой собрано самое драгоценное – опыт жизни разных людей, удивительные истории, тайны и их неожиданные разгадки.

Каковы последствия нашей слепоты?

Ш. Р.:  

Она мешает обсуждать реальные проблемы. Под знаменем той или иной идеологии в нас культивируют «ощущение нестабильности». В результате мы запрещаем себе признавать истинную нестабильность и реагировать на нее иначе, кроме как призывами к укреплению общественного порядка. Когда гражданам запрещают говорить о том, что они переживают, они становятся экстремистами. Я организовал группу социальной терапии в Льеже (Бельгия) с участием полицейских и социальных работников. Один из соцработников сказал: «Меня достало, что всех цыган считают преступниками». Полицейский воздел глаза к небу, раздраженный тем, что он посчитал наивностью. Я спросил его: «А вы что думаете? У нас есть цыганская преступность?» И тут, почувствовав, что его слушают, он начал вдаваться в подробности: «Румынские цыгане специализируются на кражах автомобилей, но не все. А с югославскими цыганами проблем нет». Если бы он не почувствовал, что его уважают как носителя знания по этому вопросу, он продолжил бы огульно обвинять всех цыган. Внушая людям чувство вины за то, что они думают, мы создаем озлобленность. И усиливаем взаимную ненависть тех, кому говорят, что они жертвы ксенофобии, и тех, кому говорят, что бояться нечего и нужно быть толерантнее. Обстановка «гражданской войны в головах» рискует перерасти в реальную гражданскую войну.

«Отсутствие конфликтов ведет к насилию. Жить вместе – значит достичь гармонии с таким миром, в котором не все и не всегда согласны друг с другом»

То есть второе, на что нужно решиться, — это выслушать все точки зрения?

Ш. Р.:  

Да, и особенно те, которые нам не нравятся, ведь столкновение разных точек зрения позволяет вместе выработать более глобальное и более сложное понимание реального положения вещей. Когда нет коммуникации, люди остаются со своими предрассудками и демонизируют тех, кого они не знают. На уровне гражданских институтов смелость состояла бы в том, чтобы поощрять обсуждения внутри школы, многоквартирного дома, района. На индивидуальном уровне смелостью будет выйти за пределы своего круга. Я недавно читал лекцию о насилии в районе, где половина населения – выходцы из Северной Африки. В зале было 500 человек. Только белые. Почему? Ведь эта тема касается всех, но жители разного происхождения предпочитают не пересекаться. Между тем совместное существование может строиться только на основе конфликта: для начала нужно заявить о проблемах, чтобы потом иметь возможность сообща найти решения, отвечающие интересам всех сторон. Иначе мы остаемся со своими фантастическими представлениями о мире и вариантами решений, оторванными от реальности.

Отсутствие конфликта освобождает пространство для насилия. Жить вместе — значит достичь гармонии с таким миром, в котором не все и не всегда согласны друг с другом. А для этого нужно взять за правило разговаривать с теми, кто придерживается иного мнения. Но это совсем не очевидно: вести дискуссию с теми, чья точка зрения кажется нам в лучшем случае неинтересной или ошибочной, а в худшем — отвратительной. Непросто пойти разговаривать с националистами, выйти на улицы беседовать с неблагополучной молодежью или отправиться вести диалог в цыганский табор или в вагончики нелегальных рабочих.

Для начала мы можем попробовать поговорить хотя бы с членами своей собственной семьи, чьи политические взгляды отличаются от наших. Чтобы понять, почему они так думают, посмотреть, что мы можем изменить в своей аргументации и в своей позиции, взглянуть на вещи шире и увидеть более адекватную общую картину. Даже если мы уверены, что не сможем прийти к согласию, мы можем по крайней мере затеять спор и посмотреть, что из этого выйдет...

читайте также«Любовь начинается с удивления»
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • Олег   
    77 недель назад

Отличная статья, дополню. Возьмем тезис - "совместное существование может строиться только на основе конфликта" - альтернативным (конфликтующим) тезисом тогда будет - совместное существование может строиться только на основе сотрудничества... Истина, как всегда, находится где-то посередине. Поскольку общие интересы периодически противоречат личным, внутри любого сотрудничества будет накапливаться конфликтная составляющая. В позитивном варианте - конфликт, приведет к новому уровню сотрудничества, в негативном разрушит систему. А вот здесь все зависит от участников процесса и от гибкости эмоционального интеллекта каждого из них.... Удачи и плодотворных конфликтов )))
Psy like0
новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье