текст: Анастасия Аскоченская 

Создавать связи

Мы нуждаемся друг в друге с самого рождения, и во взрослой жизни одно из наших главных упований – взаимная помощь, понимание, поддержка. Однако в повседневности часто побеждает принцип «каждый за себя». Да, у братского чувства есть свои границы – и это нормально, считают наши эксперты.
alt

В течение жизни нас сопровождают два противоположных желания: желание завязывать новые отношения, знакомиться с новыми людьми, расширять круг общения… и желание освободиться от ненужных связей, отдалившихся приятелей и навязанных судьбой родственников или соседей. Оба являются коренными, глубинными и присущи каждому из нас. Так, желание устанавливать связи рождается практически с нашим появлением на свет. С самого рождения каждому ребенку жизненно необходимо чувствовать чью-то поддержку, полагал педиатр и психоаналитик Дональд Винникотт (Donald Winnicott)*. Если мать хорошо чувствует ребенка, она понимает, что самым важным для него является переживание, основанное на контакте без действия, когда два отдельных существа могут чувствовать себя как одно целое. Это переживание дает ребенку возможность быть, и благодаря этому потом он способен встретиться с миром.

Контакт для выживания

Потребность в привязанности – врожденное биологическое свойство, которое помогает детенышу выжить, а матери – его вырастить. «Американский исследователь Гарри Харлоу (Harry Harlow) провел эксперимент, в котором новорожденных детенышей обезьян отняли у настоящих матерей и предложили им вместо этого двух искусственных: теплую и мягкую (из ткани) и холодную и жесткую (из проволоки), – рассказывает клиент-центрированный психотерапевт Марина Хазанова. – Маленькие обезьянки предпочитали тряпичную «маму», хотя бутылочка с молоком крепилась к проволочной. Из чего был сделан вывод, что теплый, тактильный, эмоциональный контакт оказывается не менее важным, чем еда, и совершенно необходимым для выживания».

Елена Шевченко

В семье и без семьи

«Только через других людей и близкие отношения с ними ребенок открывает себя и окружающий мир, поэтому наши первые связи имеют особое значение, – поясняет психоаналитик Лола Комарова. – Эти ранние контакты с другими усваиваются ребенком и создают потом его внутренний мир. Они становятся для нас опорой, эталоном человеческих отношений. Все новые реальные отношения, которые потом возникают на нашем жизненном пути, мы строим и оцениваем в соответствии с этим эталоном».

В отличие от животных, которые очень рано могут обходиться без матери, мы зависим от родителей почти два десятка лет. Животные размножаются, а мы создаем семьи, родственные отношения, символические связи, которые позволяют каждому найти свое место в череде поколений, определить себя через принадлежность к роду, стране, религии, языку. Особый род связи – это семья. Большинство из нас всю жизнь поддерживают родственные отношения, воспринимают себя в первую очередь как дочь/сестру/жену или сына/брата. «В современной России человек очень привязан к ближнему кругу, – говорит социолог Наталия Зоркая. – Именно в семье мы чувствуем себя ответственными, способными влиять на ее благополучие, а главное – можем быть самими собой. Так оценивают свое ощущение семьи 57% россиян. Для сравнения – за происходящее в стране в полной или значительной степени готовы нести ответственность только 7%»**. Но чрезмерная привязанность к семье создает нам сложности, поскольку для осознания себя, для рефлексии и понимания жизни человеку нужен более широкий круг друзей и знакомых. И замкнутость на семье, где отношения во многом заданы семейными ролями и сценариями, может не приносить удовлетворения.

читайте досье

Владеть искусством общения

Об этом

«Гений общения» Стив Накамото

Практическая книга о том, как устанавливать, а главное — поддерживать связи с разными людьми, вызывать уважение и симпатию, преодолевать собственную робость и помогать другим общаться более раскованно и эффективно (Питер, 2011).

Разрушение связей

Порой нас охватывает желание побыть в одиночестве, отвергнуть связи, которые нам мешают быть самими собой: «О, сколько нервных и недужных, ненужных связей, дружб ненужных!»*** Очень рано каждый из нас узнает, что отношения с другими людьми не только бывают источником радости, удовольствия и братских чувств, но и причиняют иногда сильную боль. Впервые мы это переживаем в отношениях с матерью, когда младенец чувствует, что она не принадлежит ему целиком, что у нее есть другие интересы и привязанности. «Чем ближе нам другой, тем сильнее страх потерять его, разочароваться, быть преданным. Поэтому сегодня гедонистическое и нарциссическое желание любой ценой избежать боли заставляет многих из нас устанавливать многочисленные, но поверхностные связи», – поясняет Лола Комарова. Страх быть отвергнутым, возникнув в детстве, сопровождает нас всю жизнь и мешает устанавливать близкие отношения с приятными нам людьми. Даже в социальных сетях мы нередко болезненно воспринимаем отказ в дружбе, хотя, если посмотреть на ситуацию трезво, этот отказ нас не ущемляет и ничем существенным нам не грозит.

Поддерживать отношения с близкими, знакомиться с новыми людьми, расширять общение... но не поверхностное.

Агрессия и тяга друг к другу

Поддерживать отношения с близкими, знакомиться с новыми людьми, расширять общение... но не поверхностное.

В то же время социальные сети сегодня способствуют расширению связей и форм нашего общения. «В них возродилось широкое обсуждение книг и фильмов, событий в обществе, проблем, которые касаются многих людей или узкого круга, – утверждает Наталия Зоркая. – Общение в сетях возвращает способность (и потребность) думать, анализировать происходящее, развивает наше социальное воображение. Так мы движемся к толерантности, к принятию «других», к снижению уровня агрессии». Эта задача очень актуальна: 33% россиян называют грубость, хамство и агрессивность главными характеристиками поведения людей по отношению друг к другу****. Достаточно оказаться в метро, чтобы увидеть, насколько мы мешаем друг другу: желание одного пассажира докричаться до своего собеседника по мобильному телефону несовместимо с желанием его соседа почитать книгу, тем более что из наушников стоящего рядом подростка доносятся децибелы молодежных хитов. Получается, что благодаря тем, кого мы любим, мы можем почувствовать себя «нормальными», ценными, состоявшимися, а чужие вызывают лишь враждебность и агрессию. «Любой человек испытывает два влечения – к смерти и к жизни. Так что агрессия может быть естественным проявлением влечения к смерти, уничтожению, разрушению, прежде всего к разрушению связей между людьми», – утверждает Лола Комарова. А влечение к жизни, наоборот, сближает нас.

1 Д. Винникотт «Маленькие дети и их матери» (Класс, 2011).
2 Данные опроса, проведенного в июне 2011 года. Аналитическим центром Юрия Левады, levada.ru
3 Е. Евтушенко Избранные произведения в 2 томах. Том 1 (Художественная литература, 1980).
4 Данные опроса, проведенного в ноябре 2012 года Аналитическим центром Юрия Левады, levada.ru

4 способа объединиться

Сбавьте темп. Перестаньте спешить и размениваться на мелочи, почувствуйте время, в котором живете сейчас, не забывайте о прошлом и мечтайте о будущем. Вам поможет книга Илоны Бонивелл «Ключи к благополучию» (Время, 2009).

Приглашайте друзей. Заведите дома стол побольше, приглашайте в гости людей, которых вы любите, напомните им, что можно приходить со своими партнерами. Устройте встречу соседей – их можно найти на сайте MirTesen.ru

Сотрудничайте. На работе попробуйте преодолеть дух конкуренции доброжелательностью. Переходите от «я» к «мы», создавайте условия для совместного творчества, поддерживайте идеи коллег. Об этом – книга Джима Хоудена «Искусство вовлечения. Как максимально полно раскрыть потенциал своих сотрудников» (Эксмо, 2011).

Включайтесь. Активнее общайтесь в социальных сетях, участвуйте в группах и ассоциациях, которые вам близки, привлекайте внимание виртуальных друзей к вопросам, которые вас волнуют, организуйте сами сообщества по интересам на интернет-ресурсах Facebook, «ВКонтакте», «Мой мир», «Я.ру», Twitter. Подробнее – в книге Майка Далворта «Социальные сети: руководство по эксплуатации» (Добрая книга, 2010).

Владимир Любаров, 68 лет, художник

«Одиночество целебно, когда его могут нарушить друзья»

alt

Всё, что я знаю про счастье, я рисую в своих картинках. Мне кажется, что мои герои, в основном, счастливы – во всяком случае они самодостаточны и равны сами себе, а это, на мой взгляд, и есть ощущение, близкое к счастью. И испытывать его не один миг, а достаточно долгое время, удается не многим. Это своего рода дар и свойственен он людям, которые не слишком оторвались от Природы. В первую очередь людям деревенским, среди городских я таких практически не встречал.

Сам же я – как городской человек с деревенским уклоном – способен испытывать, пожалуй, лишь периоды кратковременного счастья. Но поскольку я считаю себя в общем и целом счастливым человеком, то таких кратковременных вспышек в моей жизни было, видимо, немало – и «послевкусие» от каждой из них стало мостиком к другой. Так я и смог продержаться.

Первый миг острого счастья, как я помню, был испытан мною в детстве – когда я узнал, что прошел конкурс в МСХШ, художественную школу, куда записал себя сам, услышав объявление о наборе школьников по радио. И хотя до этого я рисовал только войну – бегущих человечков и горящие танки, густо заштрихованные поверху простым карандашом (так что ничего нельзя было разглядеть), меня допустили до экзаменов. Я напрягся и нарисовал Садко – тоже воинственного товарища, но это «прокатило». И это был миг счастья от открытия собственного пути.

Второй миг счастья, помню, постиг меня на автобазе, где после армии я работал маляром. Гигантскими буквами я написал плакат: НА ТЕРРИТОРИИ АВТОБАЗЫ КУРИТЬ ЗАПРЕЩАЕТСЯ! – и все восхитились. «Наконец-то нам прислали настоящего художника!» – сказал тамошний директор. Тут я впервые испытал счастье народного признания, и с тех пор знаю, что без своего зрителя настоящий художник счастлив быть не мог может.

Третий острый миг счастья я испытал, когда женился в третий раз – скорее всего потому, что понял, что больше жениться не буду. Первые два раза я, вероятно, тоже был счастлив, но это стерлось из памяти, а вот о последнем своем бракосочетании я помню уже почти 35 лет. Хотя кое-какие детали упустил, и жена периодически пилит меня за то, что я категорически не помню, в каком она была платье.

Четвертый острый миг счастья случился со мной, когда я бросил свою вполне успешную городскую жизнь и на несколько лет переехал жить в полузаброшенную деревню Перемилово. Я был счастлив, поскольку впервые в жизни испытал то самое одиночество, которое необходимо художнику для того, чтобы он рисовал, а не рассказывал о своих творческих планах. И еще я понял, что одиночество для художника, вернее, лично для меня может быть целебным и плодотворным лишь тогда, когда я твердо уверен в том, что есть семья, есть друзья, которые меня любят, ждут, прощают мне все мои выкрутасы и могут приехать ко мне в деревню в любой момент, чтобы это мое одиночество нарушить...

Ну, и пятый миг счастья я испытал, когда впервые вырастил кабачок – от семечки до того огромного дундука-переростка, в которого он превратился, спрятавшись от меня под кабачковыми листьями. Этот кабачок никто не хотел есть, а я гордился им и был счастлив, поскольку именно тогда осознал, что способен создать в жизни что-то реальное.

Записала Елизавета Замыслова

читайте досье

Жить среди своих

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


Замечательная статья. Спасибо!
Psy like0
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты