psyhologies.ru
тесты
текст: Елена Ратнер 

Уметь мириться

Раздражение, ссора, разрыв отношений... А потом неожиданно возникает желание вновь увидеть того, кого мы уже почти вычеркнули из своей жизни. Первый шаг к примирению – размышления о себе, о нем и о том, что нас связывает...

Основные идеи

  • Желание возобновить отношения возникает, если они важны для нас.
  • Идти на это имеет смысл не раньше, чем ослабеют и стихнут бурные эмоции.
  • Возможно, помириться не удастся, но, делая эту попытку, мы лучше узнаем и понимаем себя.
alt

Принципиальный спор, взаимные упреки, обвинения, разговор на повышенных тонах… И вот уже громко хлопнула дверь или брошена в сердцах телефонная трубка. Многим знакомы подобные моменты: еще несколько мгновений назад ничто не предвещало разрыва, но вдруг вполне мирные отношения разбиваются вдребезги. Пришедшее им на смену враждебное молчание, казалось, будет длиться бесконечно. Но однажды (сами не зная почему) мы начинаем все чаще и чаще думать об «отверженном» – словно он изменился, стал другим, но тем, кто смог бы нарушить это тяжелое молчание. Встретиться? Помириться?

Точка возврата

«С отцом я перестала общаться после очередного спора о политике, который закончился переходом на личности: отец сказал, что я перестала его понимать, что у нас давно уже нет ничего общего, и бросил трубку, – рассказывает 38-летняя Татьяна. – Наш многомесячный разрыв я переживала как освобождение. Но как-то поймала себя на том, что с грустью и нежностью смотрю на пожилых мужчин в магазине и на улицах, – и почувствовала, до какой степени я по нему скучаю».

Татьяна решила помириться с отцом, когда осознала, что ей не хватает общения с ним. А 30-летний Олег захотел восстановить отношения с коллегой, поскольку устал чувствовать себя виноватым. «На совещании, где присутствовало все руководство компании, я в одиночку защищал проект, над которым мы работали вместе. Конечно, я упомянул имя моей коллеги, но все внимание все равно было приковано ко мне. Она обиделась и несколько недель со мной не разговаривала. Я был настолько возбужден успехом, что как-то не особо обратил внимание на ее переживания. Но потом, встречая ее в коридоре, я каждый раз чувствовал себя ужасно неловко. И однажды просто позвонил ей и извинился, признав, что виноват перед ней и жалею о случившемся».

читайте такжеСказать «нет»: целебная сила отказа

У желания помириться с другим человеком могут быть различные причины: ощущение, что нам недостает общения с ним, обмена мнениями, его поддержки, острое чувство вины, а иногда и просто любопытство (как он теперь живет?). «Потребность возобновить контакт возникает лишь в том случае, когда отношения с другим человеком действительно важны для нас, – поясняет социальный психолог Екатерина Дубовская. – Можно даже сказать, что мы ссоримся именно потому, что другой нам небезразличен и мы хотим, чтобы он понял нас, принял нашу точку зрения, посмотрел на мир нашими глазами. И решение помириться возникает потому, что отношения оказываются важнее повода, из-за которого возник конфликт».

«Разрыв в общении подтверждает эмоциональную зависимость друг от друга, иначе мы просто бы отдалились, – соглашается семейный психолог Мариз Вайан (Maryse Vaillant). – Поссориться не означает порвать связь: когда мы обижаемся, злимся, виним во всем себя (или другого человека), это верный признак того, что он по-прежнему важен для нас.

А примирение – это способ пробиться через свои негативные эмоции к отношениям, в которых есть место самым разным чувствам, но основанным на диалоге и взаимопонимании».

alt

Шаг навстречу

Как только появляется желание помириться, возникает и вопрос: как? «Делать шаг навстречу стоит только в том случае, если сильные эмоции по отношению к оппоненту ушли, – утверждает Екатерина Дубовская. – Пока мы вновь и вновь прокручиваем в голове ссору – припоминаем, кто что сказал, ищем аргументы, подтверждающие нашу правоту, оправдываем себя и обвиняем другого, – мириться рано. Ведь негативные эмоции не позволяют реалистично увидеть ситуацию и оценить, что же произошло на самом деле». Примирение возможно, лишь когда мы готовы признаться себе в собственных слабостях, оценить, насколько были правы (или не правы) в момент последнего общения, и, если необходимо, сформулировать то, от чего в своей позиции можем теперь отказаться.

читайте такжеНа ком мы срываем обиду?

Повторение пройденного

Трудно возобновить общение, если у вас еще остались в запасе невысказанные аргументы. Стоит ли вновь формулировать свои претензии? Это зависит и от ситуации, и от того, с кем мы хотим помириться. «Иногда это сделать просто необходимо, поскольку за самым незначительным поводом для ссоры (например, жена забыла передать мужу, что ему звонил приятель) может скрываться глубокое непонимание, – объясняет Екатерина Дубовская. – И настоящее примирение возможно, если партнеры смогут обсудить претензии, которые порождают у них столь сильные чувства (забывчивость жены вызывает обиду и гнев мужа, поскольку символизирует для него невнимательность, игнорирование его интересов и потребностей или желание все делать по-своему)».

Однако бывают ситуации, когда формулировать претензии не стоит. Например, между родителями и взрослыми детьми объяснения часто ни к чему не приводят. «Наоборот, попытка вновь доказать другому его неправоту может возобновить противостояние, – объясняет психоаналитик Изабель Королицки (Isabel Koro-litski). – В этой ситуации примирение без объяснений позволяет определить новые границы общения, а для повзрослевшей дочери или сына – это хороший повод подтвердить свою независимую позицию».

Прощение редко бывает односторонним

Восстановить связь с дорогим человеком часто означает простить его самому или принять его извинения. Однако для того, чтобы искренне простить другого, иногда нужны недели, месяцы, а то и годы раздумий, исследования своих чувств, работа души. Прощение редко происходит только в одном направлении. «Книга перемен» учит нас: «Вы не можете победить врага, пока не вылечите в себе то, что считаете низким в нем»*. А это означает, что очень часто в других людях мы болезненно воспринимаем именно те поступки, реакции, чувства, которыми грешим сами. И настоящее, истинное прощение другого человека начинается с умения увидеть собственные слабости и недостатки. Возможно, нам нужно научиться прощать себя, прежде чем мы сможем позволить другим простить нам зло, которое мы им причинили, или прежде, чем мы сами сможем (в душе или лицом к лицу) простить им зло, которое они причинили нам.

Елена Ратнер

  • «И-Цзин. Древнекитайская Книга Перемен». Эксмо, 2006.

Именно так произошло с 32-летней Кариной. «Я поссорилась с матерью из-за того, что она стремилась контролировать любой мой шаг, пыталась решать за меня, с кем мне дружить, куда идти, когда возвращаться домой. Мы не общались почти пять лет, и восстановить отношения я решилась лишь после того, как у меня появился бойфренд. Я надеялась, что он поможет мне удержать наши отношения в рамках приличия. Я позвонила, когда ее не было дома, и оставила сообщение на автоответчике: спросила, как у нее дела, словно мы расстались неделю назад. Спустя несколько часов мама перезвонила и вела себя так же непринужденно, как и я. Мы не вспоминали ссору, не обсуждали ее причину. Но именно это позволило нам установить в отношениях дистанцию, которая оказалась для нас самой верной».

На работе же, наоборот, бывает полезно вернуться к причине размолвки, для того чтобы не повторять прежних ошибок в дальнейшем сотрудничестве. «В профессиональном общении споры и негативные эмоции связаны с конкретными ситуациями (например, нечеткое распределение обязанностей, конкуренция), – рассказывает доктор психологических наук, бизнес-тренер Алексей Ситников. – Детальное обсуждение конфликтной ситуации снимает эмоциональный накал и позволяет перейти от противостояния к поиску конструктивного решения».

alt

Позитивный опыт

Но не все попытки помириться заканчиваются удачно. Почему же при нашем искреннем желании восстановить отношения это удается не всегда? Чтобы начать примирение, нужно прежде всего осознать, что другой человек – это действительно другой, не такой, как мы. И тот, с кем мы поссорились, совсем не обязательно испытывает те же чувства, что и мы: мы думаем о примирении, а он уверен, что разрыв окончательный и бесповоротный, и, возможно, не имеет ни потребности, ни намерения мириться.

Мы можем потерпеть неудачу еще и потому, что стремимся восстановить общение на прежнем уровне. «Но настоящее примирение всегда меняет отношения, – утверждает Екатерина Дубовская. – Ведь опыт размолвки (переживание обиды, ревности, поиск выхода из ситуации) помогает нам четче сформулировать свою позицию, понять, что мы готовы принять, в чем уступить, а с чем соглашаться не станем. В результате меняются наши представления о себе, друг о друге, ожидания и даже стиль общения. Истинное примирение делает отношения более зрелыми».

Мы идем навстречу другому, не преследуя определенной цели и не ища выгоды, – мы делаем это прежде всего для себя, надеясь, что он (она) услышит: «Я думаю о тебе». И если примирение не удается, не стоит жалеть о совершенной попытке. В любом случае мы обретаем большую свободу, «перерастая» ситуацию, в которой испытывали гнев и обиду. Ведь прежде, чем решиться сделать этот шаг, нам пришлось лучше узнать себя, что-то в себе изменить, мы стали терпимее и взрослее. В этом, возможно, и заключается самая большая ценность примирения.

Инструмент сопереживания

Наше настроение передается окружающим людям. Витторио Галлезе и Джакомо Ридзолатти (Vittorio Gallese, Giacomo Rizzolatti), нейробиологи Пармского университета (Италия), обнаружили в мозге нейроны (их назвали «зеркальными»), которые позволяют нам эмоционально настраиваться на окружающих. Когда другой человек наблюдает за нами или слушает нас, то он осознанно или бессознательно улавливает наши эмоции и это приводит в действие его зеркальные нейроны. Они буквально копируют, воспроизводят наше настроение, давая возможность ему сопереживать, испытывать эмпатию. Поэтому, если мы, преодолев обиду или гнев, искренне решим помириться, то наш настрой обязательно передастся другому и он правильно поймет наши намерения (даже если примирение не состоится).

Анна Родионова

* V. Gallese, G. Rizzolatti etc. «Action recognizio in the premotor cortex». Brain, 1996; Д. Гоулман, Р. Бояцис «Социальный интеллект». Harvard Business Review (Россия), 2008, ноябрь.

Об этом

  • Юлия Крижанская, Виталий Третьяков «Грамматика общения» Питер, 2005.
  • Наталия Гришина «Психология конфликта» Питер, 2008.
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Услышать сигналы тела и суметь их расшифроватьУслышать сигналы тела и суметь их расшифроватьБудет ли легкомыслием думать, что наше лицо, фигура, кожа, руки или форма ушей говорят нечто важное о нашем темпераменте, эмоциях или личной истории? Что мы можем узнать с помощью телесной психотерапии о нашем уникальном способе бытия в мире? Что знал Фрейд о языке симптомов и какую пользу работа с телом принесла нашей героине? К каким методам следует относиться с осторожностью и почему принципы психосоматики особенно эффективны при лечении детей? Краткий весенний курс взаимопонимания тела и души. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты