psyhologies.ru
тесты
текст: Подготовила Елена Шевченко 

Зачем Facebook ввел новые смайлики вместо лайков и что это значит для всех нас?

«Если вы получаете нечто бесплатно, помните, вы не клиент. Вы – товар». Мнения философа и исследователей медиа.
Иконки для общения в соцсетях ФОТО Getty Images 

Кирилл Мартынов, философ

«Известная книга The Filter Bubble американского исследователя интернета Эли Паризера начинается с эпиграфа: «Если вы получаете нечто бесплатно, помните, вы не клиент. Вы – товар». Facebook ввел новые смайлики, потому что это позволит ему собирать больше информации о предпочтениях и поведении пользователей, что в свою очередь даст возможность продавать больше рекламы и получать большую прибыль. Короткий ответ на вопрос о том, почему Facebook «убил лайк», звучит так: чтобы дороже продать свой товар – нас, пользователей.

пройдите тесты

Как вы общаетесь?

Почему вы так на все реагируете?

Причем сделать это нужно так, чтобы пользователи в целом остались довольны. Социальная сеть шла к «модернизации общения» давно, текстовый чат и комментарии дополнялись наборами эмоджи, ориентированными явно на подростковую аудиторию. Вместо ответа собеседнику в личном сообщении можно было прислать «лайк». Но до 24 февраля эти нововведения носили опциональный характер. Теперь мы все должны наслаждаться смайлами Цукерберга. Для массовой аудитории, которая использовала социальную сеть, чтобы играть в «ферму» и общаться с друзьями, это вполне закономерный ход – теперь как бы стало красиво.

Ключевая проблема в том, что в России Facebook воспринимается совсем не как социальная сеть для того, чтобы подростки могли обсуждать свежий фильм Marvel (как это происходит в США). Здесь пользователи Facebook рассматривали себя как участников элитарного сообщества, занятого поисками смысла жизни, дискуссиями о политике и даже публикацией журналистских расследований. Это касается не только России, но и Украины, где эту моду тоже подхватили. В русскоязычном сегменте Facebook политики делают официальные заявления, украинские министры ругаются между собой, есть специальный представитель российского МИДа Мария Захарова.

читайте также

Facebook и другие: формула удовольствия

Многие прямо внутри Facebook бескомпромиссно борются с американским капитализмом. Из сети для массовой аудитории и подростков был сделан клуб политических интеллигентов, литераторов, философов – «уникальное мыслящее сообщество», эрзац публичной сферы. Ясно, что одна из причин для этого, – упадок реальной публичной сферы, в частности отсутствие в России свободного рынка СМИ.

Эмоджи Цукерберга нанесли по русскоязычной публичной сфере мощный эстетический и идеологический удар – похуже российской государственной цензуры. Они показали, что разница между Facebook и «Одноклассниками» существует только в воображении российского креативного класса. В действительности социальную сеть волнует не «максимальный репост» российских политактивистов и не утонченная дискуссия литературных критиков, но таргетированная коммерческая реклама. Продавать которую лучше всего среди забавных видео, фотографий милых котов и статусов о том, что вы состоите «в отношениях». «Элитарное» российское сообщество загнано на детские карусели с лошадками. На которых можно смеяться, рыдать и возмущаться, но на которых в любом случае придется крутиться. Если интерфейс Facebook будет развиваться в нынешнем направлении, нас ждут многочисленные призывы «пора валить», но опыт миграции из ЖЖ показывает, что «российская мыслящая публика» действительно смогла бы свалить только при наличии бесплатной и очевидной альтернативы – которой не существует. Так что «ставь (креативный) класс!» И добро пожаловать в народ: нас разжаловали.

читайте также

«Друг» на Facebook: добавить или отклонить?

Проблема шире, чем судьба сообщества в Facebook, поскольку нечто подобное происходит уже не в первый раз. С тех пор как Роман Лейбов сделал первую запись в Livejournal в 2001 году («смешная штука, пробуем по-русски...»), в отношениях российской интеллигенции с контентом в Сети ничего не изменилось. Прошло 15 лет, но мы по-прежнему отдаем свой контент бесплатным площадкам, вместо того чтобы создавать собственные сайты и блоги. И не особенно беспокоимся о том, что политика хозяина площадки в любой момент может всю нашу «блогосферу» прихлопнуть. В мире, в частности, в США это не так – Тим Кук свое обращение по поводу давления со стороны ФБР публиковал совсем не в Facebook, существуют десятки тысяч популярных блогеров, пишущих на собственных сайтах. Мы в отличие от американцев не заботимся о создании подобных институтов, попытки вроде «Тифаретника» Михаила Вербицкого остаются уделом маргиналов, и мечемся из ЖЖ в Facebook, потом в каналы Telegram и далее везде. Наша интеллектуальная блогосфера – на самом деле и по мере ответственности подростковая, не только по эмоджи.

читайте такжеКак Facebook влияет на людей в депрессии?

Лайк появился в социальных сетях всего шесть лет назад, в 2010 году, и законодателем моды тут был именно Facebook. За это время он стал стандартом цифровой культуры, методом оценки активной вовлеченности аудитории для СМИ и своего рода универсальной виртуальной валютой. Многие так привыкли к нему, что думают, будто бы он был всегда. Теперь эта эпоха закончена. Другие сети будут брать пример с Facebook, и если на сегодняшний день интерфейс публикации «Вконтакте» выглядит чуть ли не образцом лаконичности и строгости, все может очень скоро измениться – конкурировать с Facebook за деньги рекламодателей придется всем.

Цифровая культура так или иначе адаптируется к хитростям маркетологов Facebook, кто-то останется на своей «веселой ферме», кто-то действительно мигрирует в лучшие миры – проекты вроде Ello, социальные сети с минималистическим дизайном, возникают постоянно. Возможно, эмоджи в интерфейсе окажутся не слишком популярными и от них придется отказаться самим маркетологам. Но нашему «уникальному сообществу» на русском языке, оказавшемуся в коротких штанишках глобальных «Одноклассников», пора как-то взрослеть».

читайте такжеУж лучше постите котиков!

Варвара Чумакова, культуролог, исследователь медиа

«Один из тех, кто грезил виртуальной реальностью еще когда это не было мейнстримом и продолжил рассуждать о ее особенностях тогда, когда она тесно переплелась с реальностью обычной, Джарон Ланир в своей книге «Вы не гаджет. Манифест» сокрушался, что соцсети приучают пользователя к стандартизации своего опыта – из спектра чувств и эмоций предлагают пользоваться ограниченным набором состояний.

Это не просто ситуация ограничения выбора, это меняет сам принцип конструирования мира. Выпадающие списки статусов, семейных положений, уровней образования или чего бы то ни было, где нельзя выбрать свой вариант, упорядочивают мир грубо, загоняя его в прокрустово ложе состояний «в отношениях» или «в активном поиске». Окошки для ввода «своего варианта» пусть менее грубо, но также делают пользователей гомогенной базой данных, только чуть более сложно сравниваемой между собой, но все же сравнимой в принципе. Это не толпа, не масса, это база данных.

читайте такжеКак на нас влияет общение в социальных сетях?

Ограниченный набор эмодзи-смайликов – продолжение тенденции по стандартизации чувств и эмоций, а отнюдь не новая степень свободы. Если у «обычного» лайка могло быть множество разных означаемых им чувств – одобрение, поддержка, сочувствие, внимание, то сейчас пользователю предлагается сузить то множество эмоций, которое он может выразить одним знаком.

Ключевое слово здесь «предлагается», поскольку язык новых медиа быстро меняется, включает в себя новые знаки. И можно предположить, что из каждого «побега», оторванного от «ствола» обычного лайка, со временем может вырасти свое разветвленное дерево означаемых».

читайте такжеСкажи мне, что тебе нравится, и я скажу, кто ты

Антон Гуменский, исследователь коммуникации и медиа

«Facebook обещал нечто подобное уже давно. В результате того, что разработчики в свое время отказались от использования кнопки «казнить» – легендарной «dislike» – с большим пальцем вниз, многие пользователи выражали свое недовольство тем, что на новости как радостные, так и печальные им предлагалось реагировать одинаково.

«Like» оказался действительно гениальным изобретением – он дополнил холодную вербальную среду возможностью изъясняться настоящими жестами, вернее, одним жестом – на все случаи жизни – чего в какой-то момент стало очевидно недостаточно.

читайте такжеЗачем мы ищем старых друзей

Примечательно, что, во-первых, Facebook ввел серию новых способов реагирования не «вместо», а «вместе» с лайками – вовсе заменить свой лайк на что-то новое было бы слишком радикально для коммерческой компании, и что, во-вторых, Facebook не вернул «палец вниз» – все-таки услуги компании должны ассоциироваться с радостью, с хорошими эмоциями. То есть по умолчанию Facebook заставляет нас скорее любить друг друга. Мы, конечно, можем покричать капслоком, поругаться в комментах, но если слишком увлечемся, нас могут и забанить. Это опять же возвращает нас из абстрактных высей медиатеории на бренную коммерческую землю.

Наконец, Facebook экспериментирует. Это старый добрый метод проб и ошибок. Пока новые иконки вызывают противоречивые чувства – одних забавляют, другим мешают. Со временем компания накопит статистику и вполне сможет скорректировать свои действия. Скажем, над дизайном иконок им точно стоило бы поработать еще».

Оригинал ответа см. на сайте сервиса TheQuestion.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье