psyhologies.ru
тесты
текст: Елена Шевченко 

Анализируй это!

У каждого из нас свои страхи, переживания и экзистенциальные вопросы, которые в разные моменты жизни заставляют нас усомниться в самих себе, в том, что мы делаем и как живем. Но как узнать, есть ли смысл в этих тревожных сомнениях?

Основные идеи

  • Сомнения могут быть плодотворны, только если мы стремимся их разрешить поступками.
  • Истинное желание перемен приходит спонтанно и уже содержит в себе необходимую силу.
  • Все изменить – не означает разрушить. Нам важно быть всегда доброжелательными к себе.
alt

Всего несколько недель прошло после зимних каникул, а на кого-то из нас уже навалились усталость и безотчетное недовольство. Вроде бы кругом привычный офисный open space или даже отдельный кабинет, или мы, как и раньше, сидим, как влитые, у домашнего компьютера. Мы снова покупаем домой продукты на неделю и задумчиво загружаем стиральную машину, собираем детей в школу и слушаем вполуха телевизор… И вдруг откуда-то изнутри начинает звучать этот странный вопрос: а почему, собственно, я здесь? Что привело меня в эту точку моей жизни, на своем ли я месте? И вообще, так ли я живу?

Обоснованны ли эти сомнения, действительно ли мы ждем перемен, готовы к ним, или на время попали в зону турбулентности – просто устали, хандрим? Да, бывают внешние причины для кризиса: неожиданные перестановки на работе, сложности с друзьями, разлад в отношениях с партнером... Но возможно, мы просто зацикливаемся на беспокойстве, которое никуда не ведет, или даже получаем своеобразное удовольствие от хождения по мысленному кругу. «Попытаться по-новому взглянуть на свою жизнь и нащупать верное направление – совсем не то же самое, что заниматься самокопанием, которое вряд ли даст нам шанс сдвинуться с места», – замечает психолог Наталья Тумашкова. Ведь все можно подвергнуть сомнению. Скажем, вдруг мужчина, с которым я провожу упоительные ночи и дни, – не тот, кто мне нужен? Не поискать ли мне кого-то получше?

Глубокий самоанализ

«Хотя иногда мы неизбежно буксуем: нам бывает необходимо до мелочей обдумать то, что происходит, чтобы понять, что старые решения не работают, и придумать новые способы реагировать на обстоятельства, – говорит семейный психотерапевт Люси Микаэлян. – Возможно, сомнения не самая приятная сторона взросления, но зачастую именно они помогают вырваться из замкнутого круга и начать движение вперед». Так как же понимать это предложение «конструктивно сомневаться в себе; задавать себе правильные вопросы; переосмыслить собственную жизнь»?

«В процессе самопознания нам предстоит принять то, что мы не можем изменить, – объясняет психолог. – Некие факты про себя, про свое прошлое… Даже если они нам совсем не нравятся, раздражают, неконструктивны. В противном случае мы так и не сможем ничего с ними сделать». Кроме того, важно понимать, что все люди делают ошибки (даже те, кто в этом не признается), что нет смысла ругать себя за промахи, когда можно воспользоваться полученным опытом. Осознавая при этом: если бы у нас появилась возможность начать все сначала, мы совсем не обязательно изменили бы все то, что отсюда представляется ошибкой. И сохранили бы то, что сейчас ценим, оглядываясь назад.

Желание измениться не возникает в результате волевых решений, к новым обстоятельствам и «новому себе» трудно подготовиться. «Даже если речь идет об очередном возрастном кризисе, – добавляет Люси Микаэлян. – К примеру, все понимают, что дети вырастут и уйдут из семьи, но мало кто из родителей по-настоящему готов к этому». Тем более что потребность в переменах наступает, как правило, внезапно: еще вчера все шло своим чередом, а уже сегодня ситуация требует совсем других решений. Впрочем, события могут развиваться не так бурно. «Однажды ко мне на прием пришла тихая, незаметная женщина, – вспоминает Наталья Тумашкова. – В течение нескольких недель она подробно рассказывала мне свою ничем не примечательную жизнь. Казалось, что ей просто не с кем поговорить, поэтому я практически молча слушала. А обратилась она ко мне потому, что ни с того ни с сего начала плакать – дома, в метро, на работе – и не могла остановиться. Она закончила свой рассказ, мы расстались, а через полгода она пришла снова. Это был совершенно другой человек! Элегантная женщина, с блеском в глазах… Оказалось, что она развелась с мужем, решила квартирный вопрос, поменяла работу. Стало ясно, что тогда она просто оплакивала свою жизнь, которая проходила мимо нее. А рассказав ее другому человеку, словно бы развернула ее перед собой, смогла рассмотреть и принять решение: «Нет, мне это не нравится».

Настойчивое, сильное желание измениться не возникает по нашей воле: оно вспыхивает, как правило, внезапно.

Способность действовать

«У меня никогда не было времени задумываться над тем, как я живу: дети, работа… – рассказывает 40-летняя Маргарита. – Но однажды начальник предложил мне новый проект, заниматься которым у меня не было ни малейшей возможности. Однако никто и не собирался меня спрашивать – все было решено! Я помню, как у меня перехватило дыхание. За годы работы я, конечно, ко многому привыкла, но это стало последней каплей… Мне действительно пришел в голову вопрос – а для чего мне все это?» Правда, сначала Маргарита попробовала объяснить происходящее отношениями в коллективе: «Ну разумеется, так и должно быть: он – хамоватый начальник, а мы – подчиненные, у которых не хватает духу возражать...» Затем пришел черед самобичевания: «А я вообще вела себя как какая-то амеба: сидела в углу и боялась пошевелиться!»

Внезапная вспышка, осветившая «бесцельно прожитые годы», часто вызывает подобную реакцию: сначала мы пытаемся обвинить – либо окружающих, либо себя, поясняет Люси Микаэлян. Но это, в общем, бесполезное занятие. «Мы не можем изменить других людей, – добавляет Наталья Тумашкова. – Неконструктивны и обвинения в свой адрес: состояние вины обессиливает. Важно взять на себя ответственность за тот эффект, который производят наши действия, – вот наш ресурс. Если мы понимаем, как влияем на действительность, то можем попробовать изменить подход. Но только свой подход».

читайте такжеЗачем нужно чувство вины?

Сильный импульс

Желание перемен приносит с собой множество сомнений и страхов. Оказавшись с ними один на один, многие предпочитают отступить, «успокаивая» себя тем, что миссия невыполнима. Всегда можно найти оправдание: поезд ушел, обстоятельства против меня, возраст уже не тот… «Мы боимся неизвестности, предпочитаем привычное – не очень благополучное, но предсказуемое, – рассказывает Люси Микаэлян. – Мы так устроены: нам нужна стабильность, спокойная жизнь, нам дороги наши привычки». Требуется много мужества, чтобы ответить себе на вопрос: как перестать быть только тем, кем мы являемся, и исследовать другую часть собственного «Я»? «Главное – решиться, а это всегда страшно, – продолжает Наталья Тумашкова. – Чего мы больше всего боимся? Брать на себя ответственность. Важно сказать: «Вот я, а вот то, что я могу». Молодым это сделать проще: у них больше гибкости, они не держатся за старое».

И все же каждый способен только на те перемены, на которые у него лично хватит сил. И обычно этого… вполне достаточно! Ведь чтобы изменить свою жизнь, вовсе не обязательно увольняться с работы, разрывать отношения, хлопать дверью и разворачиваться на 180 градусов. «Хотя многим именно так и кажется, и из-за этого они не решаются ничего менять, – уточняет Люси Микаэлян. – Разумнее думать скорее про перестройку отношений, а не про разрушение. Позиция «все брошу и уеду» не решает проблемы: просто человек перестает смотреть в ту сторону, где находится источник проблем. Важнее поверить себе, своим ощущениям, эмоциям. Слышать себя и пробовать что-то новое, понимая, что можно ошибиться».

Изменения – это и резкая смена курса, и постепенные шаги, с оглядкой на отношения, которые нам дороги, на людей, без которых мы не представляем свою жизнь. У каждого есть свои способы справляться с трудностями, которые мы все испытываем, устраиваясь в этом мире. «Когда-то я хотела быть балериной, – улыбается Наталья Тумашкова. – Я не могла спокойно смотреть на сцену, на то, как танцуют другие. Но у меня получилось изменить свое отношение: я любуюсь артистами и так получаю удовольствие от балета».

Вероятно, об этом и речь: постараться принять и радости, и горести нашего существования. Отважно взглянуть в лицо стереотипам о самих себе и попробовать соединиться с той частью нашего «Я», которую мы всегда держали под замком, в неволе. И почувствовать, как небо становится выше, а горизонт – светлее…

Олег Аронсон, искусствовед, философ: «Сомневаюсь, значит, существую»

Psychologies:  Что думают философы о наших сомнениях в себе?
О. А.:  В классической философии нет «сомнения в себе», есть общее понятие «сомнение», которое ввел Рене Декарт. Он автор классической формулы «Я мыслю, следовательно, существую» (Сogito ergo sum). Но есть и более развернутый вариант: «Я могу сомневаться во всем, кроме того, что я сомневаюсь; я сомневаюсь, значит, мыслю; я мыслю, значит, существую». Тем самым сомнение – это и акт мышления, и основа самого существования человека.
Помогают ли сомнения приблизиться к истине?
О. А.:  Сомнение как процедура и метод естественно для тех, кто считает ценностью познание мира. Сомневаться необходимо, потому что в поисках истины мы совершаем много ошибок, которые нужно анализировать и осмысливать. Кроме того, есть вещи, которые вроде бы очевидны, но мы не можем им полностью доверять, – эмпирический опыт, видимая реальность (мы можем находиться в состоянии сна, галлюцинаций). Так что для Декарта сомнение – отправная точка познания. Но так было не всегда. Сомнение как форма мышления и существования стало возможным, когда возникла неуверенность в прежде незыблемом – в вере. В эпоху Реформации оказалось, что можно верить иначе, чем предписывала католическая церковь. Но сомнение не противоречит ни вере вообще, ни христианству, потому что в нем есть смирение и признание несовершенства разума. И одновременно сомнение стимулирует поиск нового.
Почему, чтобы сомневаться, нам требуется смелость?
О. А.:  Потому что сомнение – это действие, а осторожность и страх препятствуют совершению действия, которое всегда может оказаться ошибкой. Сомнение – рискованный мыслительный акт, ставящий нас под вопрос, а в современном обществе принято сводить к минимуму любые риски. «Время сомнения», момент подлинной рефлексии сегодня – большая редкость. Каждый из нас окружен информацией, которая конструирует его «Я», и мы начинаем воспринимать мир и самих себя как аксиому. А чтобы мыслить и сомневаться, необходимо ощущать ясность собственного взгляда, не замутненного иллюзиями и чужим мнением.

Интервью Анастасия Аскоченская

Олег Аронсон работает в Институте философии РАН и в Институте «Русская антропологическая школа» РГГУ; автор книг, в том числе «Коммуникативный образ» (НЛО, 2007).

читайте досье

Сделать выбор

P на эту тему
  •   

Psy like
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Принять свое несовершенствоПринять свое несовершенствоПринятие себя требует серьезной внутренней работы. Одним удается спокойно относиться к своим недостаткам, другие пытаются держать все под контролем. Чтобы достичь внутреннего равновесия, необходимо перестать спасаться бегством и решиться заглянуть в себя. Как мы устроены? Чего боимся? Что мешает быть собой? Ответы помогут вспомнить о талантах, нереализованных амбициях, признать свою красоту и начать заботиться о себе. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты