psyhologies.ru
тесты
текст: Галина Северская 

Боитесь ли вы, что вас покинут?

Чувство одиночества, внезапные всплески раздражения на кого-то из близких, непомерный ворох дел… А что, если мы, того не ведая, стали жертвой синдрома покинутости? Сегодня психоаналитики объяснили этот недуг, который берет начало в нашем детстве.

Основные идеи

  • Синдром покинутости возникает после расставаний, которые ребенок пережил в раннем детстве и не смог понять и принять.
  • Он мешает взрослому эмоционально вкладывать себя в отношения: даже мысль о новом разрыве становится для него невыносимой.
  • Позволить себе быть любимым – лишь это поможет вновь обрести уверенность в себе и в других людях.
alt

«Ощущение отверженности – одна из самых частых причин нашего плохого самоощущения и упадка душевных сил», – отмечает психотерапевт, доктор психологических наук Александр Баранников. В истоках этого недуга, который он называет «синдромом покинутости», всегда лежит некая тяжелая ситуация, пережитая человеком очень рано – в младенчестве или детстве*. Это не всегда значит, что ребенок действительно оказывался брошенным. В одной семье не было отца, в другой мать посвятила себя работе, в третьей родители уделяли внимание прежде всего друг другу, в четвертой родился младший братик или сестра. Острое ощущение одиночества могла вызвать неудачная поездка в детский лагерь или же смерть дедушки, к которому ребенок был особенно привязан.

alt

Первый опыт разлуки

Для одних детей такие события проходят без значительных последствий, а другим могут нанести ощутимую травму. Почему мы не равны перед лицом подобных испытаний? «У каждого из нас есть собственный опыт разлуки, – объясняет психоаналитик Катрин Одибер (Catherine Audibert). – Все мы – кто раньше, кто позже – осознали, что мать и отец не всегда находятся рядом, в нашем распоряжении, и не готовы сразу удовлетворить все наши желания. Но не все пережили этот опыт одиночества одинаково». В одних случаях окружающие нас взрослые заметили, поняли и постарались рассеять наши детские страхи. А в других из воспитательных соображений, а может быть, от непонимания или занятости они оставили нас наедине с нашей тревогой, тем самым усилив и закрепив ее. Эти взрослые ни в чем не виноваты. Они просто не научили нас при расставании сохранять доверие к жизни и оптимизм – вероятно, потому, что им и самим было трудно переживать разлуку.

Боязнь новой разлуки

Мы стараемся забыть этот травматичный эпизод нашего детства, приуменьшая его значение или напоминая себе о том, что он совершенно нормален, банален. Действительно, что может быть естественнее, чем рождение младшего брата? А разве не чудесно, когда наши родители сильно любят друг друга? «Когда мы убеждаем себя в том, что эмоции, которые охватывают нас, логически не оправданны, нам остается только отрицать само наше право их переживать», – объясняет Александр Баранников. Но чувство, даже подавленное, все равно остается с нами. На поверхности, с формальной точки зрения, рассудок и наше воспитание убеждают нас, что все осталось в прошлом, но в глубине души все так же продолжает саднить обида.

  • 1
  • 2
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье