psyhologies.ru
тесты
текст: Подготовила Галина Северская 

Жизель Аррюс-Ревиди: «Нравится тот, кто ощутил свою ценность»

Мы далеко не равны в нашей способности нравиться другим людям. Почему некоторые из нас наделены особым обаянием, а на других не останавливается взгляд? Мнение психоаналитика.
alt

Интервью с Жизель Аррюс-Ревиди

Жизель Аррюс-Ревиди (Gisèle Harrus-Révidi) – психоаналитик, автор нескольких популярных книг, одна из последних – «Соблазнение: конец мифа» («Seduction, la fin d’un mythe», Payot, 2007).

Psychologies:  Обаяние – качество врожденное?
Жизель Аррюс-Ревиди:  Нет, хотя ребенок с самого раннего возраста испытывает удовольствие, когда ощущает, что нравится окружающим людям. Вы, наверное, замечали, что некоторые дети обладают особым обаянием: стоит им на нас взглянуть, и мы сразу умиляемся. Но их обаяние объясняется не столько физической привлекательностью, сколько умением устанавливать контакт: симпатичные дети умеют привлекать к себе доброжелательное внимание. Почему же им нравится нравиться? Все дело в матери. Ребенок становится обаятельным, потому что его матери нравятся его тело, его запах. Взгляд матери делает нас привлекательными, потому что поддерживает нашу нарциссическую составляющую, ту самую жизненную энергию, которая дает импульс развитию личности. Человек обретает способность нравиться благодаря тому, что в его жизни было время, когда он чувствовал себя центром вселенной, верил в свое всемогущество. Эта вера дает нам ощущение собственной ценности, неповторимости. Также очень важно, чтобы наше окружение с радостью принимало от нас знаки любви.

МЫ ОБРЕТАЕМ СПОСОБНОСТЬ НРАВИТЬСЯ ЛИШЬ БЛАГОДАРЯ ТОМУ ВРЕМЕНИ НАШЕЙ ЖИЗНИ, КОГДА МЫ ОЩУЩАЛИ СЕБЯ ВСЕМОГУЩИМИ.

Кто чаще страдает от недостатка способности привлекать к себе симпатию?
Ж. А-Р.:  Часто в таком положении оказывается средний ребенок в семье, на которого родители, слишком занятые старшим и младшим, обращают меньше внимания. Это может быть девочка, которая родилась, когда родители мечтали о сыне (например, если в семье уже были две дочери), или мальчик, появившийся на свет в аналогичной ситуации. «Необаятельными» вырастают и дети, отец и мать которых еще недостаточно повзрослели, чтобы отвлечься от себя и увидеть по-настоящему своего ребенка. Чтобы почувствовать за собой право очаровывать других, нам нужен взгляд, который выделяет нас и дает почувствовать, что мы уникальны. Но если мать относится к ребенку как к существу исключительному – я имею в виду единственного ребенка, которым восторгаются, что бы он ни делал, – то, став взрослым, он будет так уверен в собственной неотразимости, что просто не сочтет нужным прилагать усилия, чтобы кому-либо понравиться.

Обольщение нового века

Очаровывать не значит соблазнять, уверена Жизель Аррюс-Ревиди. Если обаяние мало изменилось за последние десятилетия, то сексуальное соблазнение предстоит изобрести заново.

Куда подевались стыдливые девы, которые привлекали наших прадедов? Где волнующая соблазнительность женского тела? Достаточно было увидеть кончик туфли, чтобы воображение дорисовало остальное… Но тайн больше не осталось. «Сегодня, чтобы нравиться мужчинам, нужно быть похожей на худых до прозрачности манекенщиц с силиконовой грудью, над которыми поработало немало пластических хирургов», – сетует Жизель Аррюс-Ревиди. Моцартовский Дон Жуан предпочел скорее умереть, чем отказаться соблазнять, и это стало высшим проявлением его свободы. А вот писатель Мишель Уэльбек заявляет в своих романах, что его уже тошнит от тела как сексуального объекта, и пытается убедить нас, что «сексапильность» – это ругательство. В противоположность утонченно-жестокому «Дневнику обольстителя» философа Кьеркегора (Азбука-классика, 2008) в «Сексуальной жизни Катрин М.» (Лимбус Пресс, 2004) писательница Катрин Милле выставляет напоказ свою интимную жизнь во всех подробностях, давая нам понять, что для нее мужчина сводится к гениталиям. Погрузившись в интернет-пространство, мы стали потребителями отношений, превращая другого человека в объект. Неужели наш век потребления навсегда уничтожит язык соблазнения? Это нам пока не грозит, уверяет психоаналитик. Но соблазнение XXI века нам еще только предстоит изобрести...

Источник фотографий: FOTOBANK.COM
  • 1
  • 2
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • AlisU   
    144 недели назад

Профессиональное выгорание?
Psy like0

Я умею все. И часто не деликатна.Все, меня кажеься "вылечили".
Psy like0

А мне все же кажеться, что надо стараться как то корректировать общение с людьми, даже если оно бесит, а не просто обрывать. Это как то по детски, как будто убежала. Поэтому и мучусь чувством вины какой-то. Ищу виноватых. А на самом деле как-то по детски получается.
Psy like0
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье