psyhologies.ru
тесты
текст: Василий Борисов 

Как наша картина мира зависит от языка?

Ваза упала на пол. Англичанин скажет – «разбили», а испанец махнет рукой – «разбилась», что означает – никто не виноват. Слово следует за мыслью – или все же само мышление человека определяется тем, как мы говорим?
alt

Мы случайно уронили вазу. Как мышление человека – в зависимости от языка – повлияет на его рассказ о случившемся? По-английски мы обычно говорим, что вазу кто-то разбил. А вот носители испанского и японского языков скорее скажут иначе: ваза разбилась. Группа Леры Бородицкой (Lera Boroditsky)* – профессора психологии Стэнфордского университета – провела эксперимент: говорящим на этих трех языках показывали видео, где разные люди разбивали яйца, проливали напитки и ломали игрушки. Носителям английского языка оказалось проще, чем испанцам и японцам, вспомнить, кто именно что сделал – то есть чья была вина.

Какая картина мира складывается у носителей языка с такой структурой? Бородицкая утверждает, что существует связь между фокусированием английского языка на действующем лице и стремлением правоохранительных органов США скорее наказывать правонарушителей, чем помогать жертвам.

Пространство у австралийских аборигенов

Австралийские аборигены, живущие в общине в Пормпуре, не различают левое и правое. Местонахождение объектов они определяют иначе – «к северо-востоку» или «к юго-востоку», отмечает Лера Бородицкая, эксперт по лингвистическим и культурным связям США и Австралии. По ее словам, около трети языков мира описывают пространство в абсолютных терминах – в отличие от «относительного» способа, на котором построена, например, пространственная картина мира русскоговорящих.

Как это влияет на мышление человека? «В результате постоянной языковой тренировки, – указывает Бородицкая, – говорящие на подобных языках отменно ориентируются в пространстве». Они просто не способны заблудиться на местности! Куда бы они ни попали, даже если вокруг совершенно незнакомый пейзаж, они мгновенно определят верное направление. Изучая жизнь австралийских аборигенов, живущих в Пормпуре и говорящих на языке тайоре, Бородицкая и ее коллеги отметили, что аборигены не только всегда инстинктивно правильно указывали сторону света, на которую был обращен их взгляд: они также всегда могли в правильной последовательности разложить фотографии местности по порядку с востока на запад.

читайте такжеЛевши мыслят иначе?

Цвет у индейцев зуни и русскоговорящих

Образное мышление человека тоже определяется языком, и картина мира зависит от него в прямом смысле: так, сама наша способность различать цвета связана со словами, которые их описывают. В языке зуни – индейского народа группы пуэбло на юго-западе США – нет отдельных названий для оранжевого и желтого, поэтому зуни затрудняются говорить об этих цветах как о разных. А у носителей русского языка – в отличие, к примеру, от английского, – два разных слова для светло-синего (голубой, англ. light blue) и темно-синего (синий, англ. dark blue). Эксперимент показал, что русские действительно лучше различают оттенки синего, чем англичане.

Пол в финском и иврите

Картина мира – это не только окружающий мир, но и наше представление о самих себе. И даже здесь язык играет важную роль! Так, в иврите род обозначается множеством способов, а в финском языке категория рода вообще отсутствует. Исследование, проведенное в 1980-х годах, подтвердило, что мышление человека и в этом следует за языком: дети, говорящие на иврите, узнают про свою половую принадлежность на год раньше, чем те, кто говорит на финском. В английском же языке количество гендерных маркеров – примерно среднее между вышеупомянутыми языками. И вот наглядное подтверждение связи: англоговорящие дети «определяются с полом» позже, чем носители иврита, но раньше, чем носители финского.

читайте такжеКак язык выдает наши предрассудки
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье