текст: Ксения Киселева,  Елена Шевченко 

Кто на свете нам милее

Очарование, шарм, обаяние – в чем они и кто ими обладает в большей мере, чем другие? На нашем сайте мы просили вас помочь нам в поисках ответов на эти вопросы. Главный вывод эксперимента: во многом мы реагируем на облик знаменитостей бессознательно.
Кто на свете нам милее

Топ-10 самых обаятельных

На сайте www.psychologies.ru мы предложили вам два списка из десяти имен очень известных женщин и мужчин, чтобы каждый смог оценить силу их обаяния. Результаты голосования:

Выбрать десять мужчин и десять женщин, знаменитых и привлекательных, чтобы наши читатели расставили их по порядку на «шкале обаяния»? Казалось бы, чего уж проще – каждый из нас знает таких звезд. Однако неожиданно бурная дискуссия в редакции показала: эта простота обманчива. Имена, которые одни со страстью предлагали, а другие решительно отметали, столкновение аргументов, критика предлагаемых кандидатов... Каждый отстаивал свое понимание обаяния. Улыбка, взгляд, осанка, непосредственность, отвага, чувственность!.. Впрочем, это можно было предвидеть: никакая наука не способна вывести формулу того, что нам нравится в мужчине или женщине, – тут мы всегда субъективны.

В конце концов с немалым трудом мы составили список тех, кто, не обладая идеальной внешностью, нас по-настоящему привлекает. Вполне естественно, что в него попали в основном артисты, но еще и телеведущие, спортсменка, политик… Посетителям нашего сайта предстояло оценить силу «обаятельности и привлекательности» двадцати знаменитостей.

Ответы посыпались на наш сайт практически сразу же*. В лидерах женского списка оказались три актрисы: Алиса Фрейндлих, Чулпан Хаматова и Нонна Гришаева. У мужчин в тройку первых вошли шоумен Иван Ургант, актер Константин Хабенский и телеведущий Николай Дроздов. Надо признать, что конкуренция была острой: лидеров отделяют от остальных десятые доли балла. Конечно, на состав первой тройки повлияло множество факторов, в том числе и наш выбор фотографий, и степень известности каждого из героев, и особенности нашей аудитории... И тем не менее наш эксперт, психоаналитический психотерапевт Светлана Федорова, полагает, что этот выбор не случаен: он многое говорит о нас и нашем восприятии людей «из телевизора».

alt

Иван Ургант

«Я не расцениваю свою внешность, привлекательность как достоинство, потому что практически над этим не работаю. И когда ко мне подходят на улице и говорят, что у меня красивые ноги, я стараюсь быстро убежать. А вот что касается профессиональных навыков, мне приятно, когда люди высказываются о том, что я делаю».

«Собеседник», апрель 2006 года.

alt

Константин Хабенский

«Страдаю ли я от избытка внимания к собственной персоне? Я считаю, что актеру тяжелее сидеть в полной безвестности и ждать интересных предложений… Что кривить душой: актерская профессия – публичная профессия. И лучше, когда актера знают в лицо, нежели спрашивают: «А чем вы занимаетесь?» И он вынужден говорить: «Я актер». «Да что вы?! А где вас можно увидеть?» А вот с человеческой точки зрения – тяжело. Я же не машина – не могу запрограммированно улыбаться всем! Я человек, такой же, как и все. По крайней мере хочу оставаться таким».

«Аргументы и факты», июль 2004 года.

Улучшенная версия нас самих

«Выбирая самого обаятельного, мы неизбежно пускаем в ход свои самые потаенные представления о себе, которые проецируем на объект своего поклонения», – объясняет наши пристрастия Светлана Федорова. Либо мы приписываем нашему идеалу достоинства и недостатки, которыми наделены сами, либо, напротив, он воплощает то, чего (как нам кажется) нам не хватает. Например, глубина и сила характера Алисы Фрейндлих, хрупкая женственность Чулпан Хаматовой и детская игривость и темперамент Нонны Гришаевой могут привлекать нас как своим сходством с нашими качествами, так и потому, что мы хотели бы такими быть. Так же дело обстоит и с выбором мужского идеала. «Сама суть популярности знаменитостей заключается в том, что в них, как в увеличительном зеркале, отражаемся мы сами», – напоминает Светлана Федорова.

Шарм, кроме того, несовместим с застывшим, неподвижным, однозначным образом. Когда наши кумиры открывают нам целую палитру возможностей, это позволяет нам легче идентифицировать себя с ними: нас притягивает неоднозначность. Если образ, который мы воспринимаем, остается жестким, постоянным, если в нем есть лишь одна-две грани, магнетизма не возникает. Нас влечет не фотография, которую мы видим перед собой, а то, как человек двигается, улыбается, ходит, жестикулирует. Словом, то, как живут и каким языком говорят его лицо и тело.

НАС ОСОБЕННО ПРИВЛЕКАЮТ ЛЮДИ, ВО ВНЕШНОСТИ КОТОРЫХ МЫ ВИДИМ ОДНОВРЕМЕННО МУЖСКИЕ И ЖЕНСКИЕ ЧЕРТЫ.

Бессознательное притяжение

Физическая привлекательность – очевидный критерий нашего выбора. Но есть и другие, еще более значимые, о которых мы обычно не подозреваем. «Нас особенно привлекают те люди, во внешности которых присутствуют одновременно мужские и женские черты, – комментирует Светлана Федорова. – Если мы видим то мужские, то женские проявления, угадываем в человеке то сходство с нашим отцом, то с матерью, это возвращает нас к первичной иллюзии двуполости, которая ассоциируется у нас с ощущением своего младенческого всемогущества». Иногда это сочетание присутствует не во внешности как таковой, а в соединении внешности с именем, как у Чулпан Хаматовой: жесткое, несклоняемое, мужское (на наш слух) имя и хрупкий, тонкий, девичий облик.

alt

Николай Дроздов

«Я – позитивный человек, всегда стараюсь радоваться жизни. Как мне это удается? Я ничего нового не скажу. Жизнь – это движение. Движение – это здоровье, веселое настроение, бодрость, радость во всем теле, в уме и сердце. Здоровый дух в здоровом теле. Эту непреложную истину знали и исповедовали древние греки и римляне. Но XX век подарил нам телефон, телевидение, машины, мягкие диваны и убийственную гиподинамию! Так что очень полезно бывает с утра встать пораньше и элементарно пробежаться, в любую погоду. И хорошее настроение никуда не денется».

«Антенна», февраль 2007 года.

Другой важный аспект привлекательности – сочетание во внешности красоты и неправильных, резких, даже гротескных черт. «Красота для нас символически воплощает инстинкт жизни, а притягательность неправильных, уродливых черт связана с инстинктом смерти, – объясняет Светлана Федорова. – Эти два инстинкта являются основными составляющими нашего бессознательного и взаимосвязаны. Когда они соединяются в чертах одного человека, парадоксальным образом это делает его особенно притягательным. Сами по себе неправильные черты, напоминая уродство, пугают нас, но, когда они одушевлены энергией жизни, это примиряет нас с ними и привлекает. Например, обаяние Алисы Фрейндлих возникает благодаря сочетанию в ее внешности мужского и женского, гротескных черт и очаровательной улыбки, которая мгновенно делает жесткое лицо добрым и открытым». Гротескность, заостренность черт лица нравится нам так же, как детям нравятся клоуны с большим красным носом и нарисованным ртом. Крупные черты лица, как у Константина Хабенского, позволяют выражать разные, порой противоположные эмоции почти незаметным изменением мимики, и эти неожиданные, непредсказуемые перепады завораживают нас.

Алиса Фрейндлих

alt

«Хотя у меня на первом месте стоит работа и катастрофически не хватает ни времени, ни силы воли, я стараюсь не относиться к своей внешности по-хамски. Все-таки это мой рабочий инструмент. Я просто обязана за ним следить. И раньше, когда у женщин не было особых возможностей, и сейчас я строго придерживаюсь проверенных правил ухода за собой».

«Новые Известия», май 2008 года.

«В каждом из нас живет ребенок, которому психологические защиты порой мешают непосредственно проявлять чувства, радоваться, удивляться, – продолжает Светлана Федорова. – Этого внутреннего ребенка тянет к тем, в ком есть детскость, непосредственность, открытость, кто приглашает его вступить в игру». Детские черты особенно ярко присутствуют у Ивана Урганта и Николая Дроздова. Мужская небритость и тембр голоса Ивана Урганта сочетаются с детским взглядом светлых глаз, с пушистыми ресницами и пухлыми, чувственными губами. Николай Дроздов покоряет своей способностью искренне радоваться, загораться, играть всерьез, которая сочетается с мужским умом и солидностью возраста.

alt ФОТО Борис Захаров 

Чулпан Хаматова

«Я стараюсь не зацикливаться на своей внешности, на том, смогу ли я понравиться... Если у меня есть время, буду долго смотреться в зеркало, прежде чем выйти из дома, если нет – значит, я говорю себе, что доверяю своей личности больше, чем своей внешности, и что, увы, тем, к кому я иду, видимо, придется потерпеть».

«Известия», октябрь 2006 года.

Еще одна важная сторона обаяния – способность убедительно выражать разные чувства: от любви до ненависти, от радости до скорби. «Внутренний мир, который мы чувствуем за этим искренним выражением эмоций, нас очаровывает и привлекает. Глубина и сила эмоции дают нам возможность заново пережить что-то очень важное вместе с экранным героем. А вместе с тем принять в себе зачастую противоречивые чувства, что способствует расширению границ нашего «Я», – считает Светлана Федорова. Этим качеством эмоциональной убедительности, несомненно, обладают Константин Хабенский, Алиса Фрейндлих и Чулпан Хаматова.

Сложный выбор

Что же получается в итоге? Что сила обаяния определяется прежде всего внешностью? «Да, внешность играет важную роль в восприятии другого человека, – полагает Светлана Федорова, – но так же важен и его целостный образ: его эмоции, голос, имя, личная история, сила характера…» Да и «внешность» тут совсем не равна «красоте»: нас манят как раз те, в ком есть неоднозначность, многогранность, соединение противоположностей.

alt ФОТО Олег Хаимов  

Нонна Гришаева

«Все отрочество я переживала из-за носа. Он казался мне очень большим, я даже думала: как бы сделать пластическую операцию? Но однажды приехала в пионерлагерь, и вдруг там – ах! – все мальчики в меня влюбились. И я почувствовала, что перестала быть гадким утенком. А еще я с детства знала, что обладаю актерским обаянием. Когда маленькой выходила на сцену, даже мама говорила: «Ну надо же! Ты такая невзрачненькая в жизни, а на сцене такая обаятельная!» Может быть, дело в ямочках на щеках?..»

Psychologies, ноябрь 2009 года.

Конечно, сложность ранжирования наших героев объясняется их статусом знаменитых, публичных людей. «На наше мнение о них влияет имидж, некий образ, на который мы проецируем наши достоинства и недостатки. Но при этом никакая реальность не корректирует, не опровергает и не поддерживает наши представления: между нами и ими нет никакой реальной связи. В жизни все происходит наоборот: сила притяжения толкает нас на то, чтобы вырваться за рамки нарисованного воображением, пойти дальше, узнать о другом нечто за пределами того, что мы себе намечтали». Ободряющая мысль для тех из нас, кому не посчастливилось обладать внешностью Моники Беллуччи или Джорджа Клуни…

* * Опрос проводился на сайте www.psychologies.ru с 7 по 19 апреля 2010 года. В нем приняли участие более 800 человек.

Источник фотографий: EAST NEWS, PHOTOXPRESS, Борис Захаров
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты