psyhologies.ru
тесты
текст: Галина Черменская 

Нужно ли верить детским воспоминаниям?

Это было на самом деле? Все происходило так, как мне помнится? Ожившие картинки прошлого говорят о нашем детстве и помогают понять себя, сегодняшних взрослых, какими мы стали. В них всегда заключена некая правда... даже если они только выдумка.
alt

«Однажды, когда няня везла меня в большой коляске по улице, какой-то человек попытался меня похитить. Ему помешал кожаный ремень, которым я был пристегнут, и няня отважно сопротивлялась (мне смутно видится ее оцарапанное лицо, багровые полосы на ее лбу). Собралась толпа, подошел полицейский, и тот человек обратился в бегство. Я и сейчас вижу эту сцену и даже припоминаю, что все произошло возле станции метро»*. При всей реалистичности и обилии деталей это воспоминание, о котором рассказывает знаменитый детский психолог Жан Пиаже (Jean Piaget), было всего лишь вымыслом. Многие годы Пиаже верил, что его действительно пытались похитить. Но однажды няня призналась в письме, что все выдумала, ей просто хотелось привлечь к себе внимание. История неудачного похищения не раз пересказывалась родителями: слушая их, мальчик вообразил ее так ярко, как если бы это было на самом деле. И запомнил свою фантазию. Позже, став всемирно известным психологом, он подчеркивал: многие ранние воспоминания, без сомнения, представляют собой явления того же порядка. Мы «помним» то, о чем нам рассказывают другие люди.

Нет способа, который позволял бы с точностью отличать правдивые воспоминания от ложных. И те и другие могут сопровождаться сильными эмоциями и множеством подробностей.

Информацию мы начинаем накапливать еще в утробе матери, но воспоминания в полном смысле слова появляются тогда, когда ребенок хорошо осваивает речь, не раньше двух-трех лет. «До этого момента мозг маленького ребенка еще не способен анализировать, а значит, и запоминать все то, с чем он сталкивается, что откликается в нем, вызывая эмоции и сильные чувства», – поясняет психоаналитик Виржини Меггле (Virginie Meggle). Но есть и те, кто утверждает, что помнит себя в первые месяцы жизни и даже в момент появления на свет. Можно ли с уверенностью назвать их жертвами ложных воспоминаний? Не обязательно. «Время первых эмоциональных впечатлений сильно варьируется (от полутора-двух лет до восьми-девяти), – рассказывает психолог Елена Сидоренко. – Иногда самое раннее воспоминание датируется точно и очень рано, – например, полет на самолете всей семьей. Ребенку семь с половиной месяцев, он лежит в самолетной люльке и запоминает потолок во всех подробностях, со всеми заклепками. А спустя годы вдруг вспоминает этот момент, как не вполне ясный образ, как смутно мерцающую картинку»**.

Ключ к реальности

Но верно и то, что многие из наших ранних воспоминаний в большей степени выдуманы, «сфабрикованы», чем реальны. «Мои родители так часто со смехом рассказывали, как забыли меня в супермаркете, что я, кажется, и сама в деталях помню, как это было, – признается 32-летняя Алла. – Помню, что очень долго была одна, хотя мама уверяет, что сразу же за мной вернулась». Это «воспоминание» словно преследует Аллу. Чтобы вновь не оказаться «забытой», она невольно ведет себя так, чтобы и дома, и на работе без нее не могли обойтись. «У детей страх быть потерянным, брошенным настолько силен, что каждое мгновение в такой ситуации может показаться вечностью, – поясняет психоаналитик Марина Арутюнян. – Похожий случай могут вспомнить многие из нас. Но далеко не всегда это переживание становится ключом ко всей жизни. Возможно, для Аллы оно стало настолько значимым из-за легкомысленной («со смехом») интерпретации взрослых. У нее могло возникнуть ощущение, что они ненадежны, раз не понимают, не чувствуют, какой ужас она пережила».

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье