psyhologies.ru
тесты
текст: Елена Шевченко 

Одиночество в Сети и не только

Мы часто испытываем острое чувство одиночества: в Сети, окруженные многочисленными подписчиками, в паре или семье, сидя за одним столом, на работе и даже в толпе. Одиночество нас пугает. А чем оно отличается от уединения? Есть ли в этих состояниях что-то жизнеутверждающее, то, что необходимо каждому из нас? Ответы на эти вопросы в беседе наших экспертов: психоаналитика Андрея Россохина и Александра Орлова, клиент-центрированного терапевта.
alt
Андрей Россохин: Без одиночества нет человека, нет личности. Откуда берется одиночество? Сразу после рождения ребенок ощущает себя неотделимым от матери. Это состояние для него – первичный рай. В нем нет никакого одиночества. И по сути, нет самого человека. Знакомство с одиночеством начинается в тот момент, когда ребенок становится отдельным человеком, когда он получает право на собственную жизнь, не физическую, а психическую. Впервые это происходит в тот момент, когда в матери пробуждается женщина, которая имеет свои сексуальные желания, влечение к мужу, мужчине, отцу ребенка. Из-за этого она оказывается перед конфликтом – ей хочется быть с ребенком и ей хочется быть с мужчиной, она вынуждена оставлять ребенка и уходить к мужчине. И именно в этот момент ребенок впервые ощущает одиночество. Каждый из нас это проживал, и, вообще говоря, – это ужас. Первая тяжелая фрустрация, травма, конфликт: «С какой стати она уходит?», «Почему меня уносят в кроватку?», «Почему мы не можем спать вместе?», «Почему я должен быть одинок, почему стало так плохо, когда еще недавно было так хорошо?». Это вынужденное одиночество и есть начало психической жизни ребенка. Мать уходит, и у ребенка формируется представление о том, что она есть в его внутреннем мире: ушла, но вернется. Именно благодаря одиночеству и конфликтам, связанным с ним, мы формируем свой внутренний мир. Дальше – больше. Произошло «изгнание из рая». Но если в христианской традиции изгнанным из рая необходимо туда вернуться, то в психоаналитической – все наоборот. Наша задача – выдавливать из себя по капле желание вернуться в рай, избавиться навсегда от одиночества, к примеру, в слиянии с любимым человеком. Такая любовь бывает только в одном случае – между младенцем и матерью. И если вы ищете в любовных отношениях именно этого, тем самым вы пытаетесь убежать от одиночества. Но оно необходимо, чтобы стать целостной личностью и только тогда найти другую целостную личность и… настоящую любовь, которая возможна только между двумя взрослыми людьми.
читайте такжеКогда выбирают одиночество
Александр Орлов: Для начала я хотел бы обратиться к значению этих слов. Одиночество – это состояние, в котором мы не можем встретить других очей, неравнодушных к нам, смотрящих на нас с интересом. Это сложная психологическая ситуация, связанная с лишением, депривацией, депрессией, тревожностью, с поисками выхода, отчаянием, суицидом. Со всем тем малоприятным спектром, с которым, как правило, имеют дело психотерапевты. И совсем другая ситуация и совсем другое слово – уединение. В ситуации уединения человек один, но это результат его выбора: «я уединяюсь». Сказать «меня уединили» – невозможно. Я сам выбираю уединение, мне оно нужно, чтобы собраться с мыслями, интегрироваться, решить свои задачи – внешние, внутренние, которые требуют усилий, концентрации всех моих интенций, намерений, потенциалов. Творческие люди не могут жить без уединения и периодически впадают в это состояние. Кто-то специально уезжает в отпуск. Мне кажется, что, в отличие от одиночества, уединение – очень разнообразное состояние. Нельзя сказать, что оно розовое и всегда положительное, оно сложное, наполнено непростой работой, но продуктивное, творческое. Натали Роджерс, дочь психотерапевта Карла Роджерса, сейчас реализует себя не только как психотерапевт, но и как художник, скульптор. Она прошла весь путь – замужество, семья, развод, поиск себя и, наконец, уединение. У нее широкий круг общения, но внутренне она уединена. И для каждого человека существует эта возможность.
читайте такжеМне хорошо только в одиночестве
Источник фотографий: Shuterstock
  • 1
  • 2
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье