psyhologies.ru
тесты
текст: Георгий Татевосов 

Почему мы так (не) любим теории заговора?

Снисходительная улыбка по отношению к обывателям, «власти скрывают», «на самом деле все гораздо сложнее» – трудно не раздражаться, имея дело с конспирологом. Возможно, мы будем меньше злиться, если поймем, почему видеть во всем заговор так соблазнительно.
Мужчина в шапочке из фольги ФОТО Getty Images 

Кристофер Френч (Cristopher French), профессор психологии Голдсмитского колледжа (Лондон, Великобритания), объясняет, что есть несколько причин, в силу которых некоторые люди видят второй, и третий, и пятый слой в событиях, очевидно не имеющих скрытой подоплеки1. В ходе эволюции люди научились, за счет большого размера мозга, понимать реальность как сложно устроенную динамическую систему, видеть казуальные связи явлений, что дало им возможность предсказывать ход событий на длинные промежутки времени, а это – огромное эволюционное преимущество. Однако в некоторых случаях механизм, отвечающий за выявление связей между явлениями, гиперфункционирует – и мы придумываем скрытые причины событий там, где их на самом деле нет.

читайте такжеТеория заговора рождается от недоверия к реальности

«Все это очень хорошо видно на примере событий 11 сентября 2001 года, – добавляет философ Кассим Кассам (Quassim Cassam). – Гражданам недостаточно объяснения, что несколько сот тонн металла врезались в здания на скорости около 300 километров в час, что привело к обрушению, они хотят видеть в этом происки собственной разведки»2.

Кроме того, мы имеем склонность больше верить тем свидетельствам и доказательствам, которые подкрепляют уже имеющуюся у нас точку зрения. Конспирологические теории, как правило, возникают вокруг трагических событий: смертей и катастроф. В ходе освещения этих событий, особенно в первые часы и дни после того, как они произошли, неизбежно возникают ошибки и неточности, и человек, склонный везде видеть заговоры, всегда сошлется на эти противоречия, чтобы укрепить свою позицию. Так, в ранних репортажах с места событий 14 лет назад царила такая неразбериха, что всегда возможны заявления типа: во-первых, «посмотрите на этих новостников, они же меняли показания по ходу дела, ясно, что они что-то скрывают»; и во-вторых, «а вот было предположение, что это на самом деле подрыв зарядов внутри здания». И совершенно неважно, что первый случай – естественный способ работы медиа, а второе предположение было отвергнуто уже через пару часов.

читайте также

Мы никому не верим?

Мы также склонны верить, что грандиозные события вызваны столь же грандиозными причинами. Именно поэтому так процветают толки вокруг смерти Джона Кеннеди: убийство самого харизматичного президента США в ХХ веке просто не может быть делом рук одного человека. По той же причине «всего лишь» угнанные самолеты не могут объяснить такой невероятной трагедии.

И наконец, огромную роль играет механизм проекции: мы переносим свои представления о людях и мире на окружающих. Другими словами, тот, кто сам распускает сплетни, плетет интриги на работе и всегда в действиях других людей ищет скрытый мотив, склонен полагать, что весь мир ведет себя так же.

Все сказанное не означает, что любая теория, предполагающая, что какая-то часть реальности есть результат тайных действий правительства (масонов, инопланетян), априори неверна. Однако важно понимать, что для конспиролога истина не имеет никакого значения. Он просто уверен, что «нас всех обманули».

1 Подробнее см. C. French «Why Do Some People Believe in Conspiracy Theories?» Scientific American, онлайн-публикация от 11 июня 2015 года.
2 Подробнее о склонности к конспирологии как черте характера см. на сайте mindhacks.com
читайте также

Леонид Гозман: «Изменения в обществе определяются нашими иллюзиями»

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье