psyhologies.ru
тесты
текст: Георгий Зайцев 

Почему время бежит быстро

В году 365 дней, в сутках – 24 часа. Но сколько в них заключено наших мыслей? Сколько новостей, тревог, радостей? Четыре эксперта объяснили нам, где здесь реальность, а где – иллюзия, почему время бежит так быстро, а наше восприятие времени всегда субъективно.
Время бежит, и чем старше мы становимся, тем быстрее. Есть ли способ его остановить?Время бежит, и чем старше мы становимся, тем быстрее. Есть ли способ его остановить?

В детстве три месяца летних каникул кажутся вечностью. А стоит повзрослеть, как целые годы проносятся мимо, не успеваем мы и глазом моргнуть. Однако время-то как таковое не меняется, независимо от того, сколько нам лет. Так почему же так меняется его восприятие в нашем сознании? Быть может, дело в том, что мы – существа субъективные, и время для нас течет нелинейно? Оно не движется из точки A в точку Б с постоянной скоростью, а существует в нескольких измерениях и может замедляться или ускоряться.

Мы живем одновременно в нашем биологическом времени и во времени, привязанном к какому-то важному для нас событию. Всему виной наш мозг, считает нейробиолог Марк Швоб (Marc Schwob) и приводит в пример состояние концентрации при решении сложной интеллектуальной задачи. В такие моменты время словно приостанавливается: «Наша лимбическая система, центр эмоций, чувствительности, временно отключается. Мы не воспринимаем окружающий мир, поскольку кора головного мозга пропускает только жизненно важные сигналы».

читайте такжеИнтроверты: жить в своем ритме

Но и сильные эмоции способны «останавливать» время. Пока мы ждем любимого человека, минуты превращаются в часы, но стоит ему появиться, как ощущение времени исчезает. «Механизм» в этом случае иной – активно задействованной оказывается как раз лимбическая система, которая вырабатывает огромное количество гормонов, буквально опьяняющих нас.

Возможно, субъективное изменение скорости течения времени связано и с изменением ритмов нашей жизни. «Мы поменяли местами периоды отдыха и активной деятельности: теперь мы работаем зимой, а отдыхаем летом. Но такие изменения требуют адаптации, а значит, увеличения уровня стресса, – считает Марк Швоб. – Гормоны стресса, кортизол и катехоламины, вырабатываются организмом все активнее, заставляя нас постоянно спешить и вызывая ощущение нехватки времени». К тому же время в нашем сознании ускоряется с возрастом. Чем мы старше, тем чаще обращаемся к воспоминаниям и к мыслям о будущем – сокращая продолжительность настоящего.

Разумеется, нейробиология не в состоянии описать и объяснить субъективность восприятия времени, но она позволяет по крайней мере понять его сложность. Как с точки зрения биологии, так и с точки зрения философии единственный способ замедлить бег времени – отдавать себе в нем отчет. Изменив отношение к каждому конкретному моменту времени и свое самоощущение в нем, мы открываем перед собой вечность.

Мнение психоаналитика

«Ускорение течения времени – часть взросления»

alt

Cветлана Федорова, психоаналитический психотерапевт, старший преподаватель НИУ «Высшая школа экономики»

«Представление о времени формируется в процессе взросления. Ребенок постепенно узнает о том, что существует прошедшее и будущее, а настоящее заметно сокращается в его сознании. Самый важный скачок происходит в подростковом возрасте – разочарование как результат неоправдавшихся детских ожиданий. Подросток осознает, что ему никогда не стать рыцарем или принцем. С этого момента течение времени в его сознании начинает ускоряться...

Для того чтобы обрести свое время, необходимо иметь внутренние границы, которые закладываются еще в детстве и позволяют нам не испытывать чрезмерную тревогу от того, что мы не можем соотнести свои желания с реальностью жизни. В каком-то смысле мы входим в диалог со временем, определяем себя во времени, заполняем абстрактное хаотичное время собственным смыслом и содержанием. Важно, чтобы обезличенное время стало личным, и тогда мы будем проживать осознанно и с удовольствием каждую его минуту».

Мнение нейрофизиолога

«Обработка информации замедляет время»

alt

Александр Каплан, доктор биологических наук, руководитель лаборатории нейрофизиологии и нейрокомпьютерных интерфейсов биологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова

«Структуры мозга, которая отвечала бы за ощущение времени, нет. И вопрос восприятия времени – конечно, скорее психологический. Человек не в силах объективно отмерять ход времени. Нейробиолог Дэвид Иглман (David Eagleman) проводил эксперименты, демонстрируя испытуемым различные изображения. Часть из них была участникам опыта знакома, а часть они видели впервые. Затем Иглман спрашивал, как долго испытуемые смотрели на картинки. Оказалось, что по субъективным ощущениям испытуемые намного дольше разглядывали незнакомые картинки. Между тем изображения демонстрировались с равной продолжительностью. Очевидно, чем сильнее мозг занят обработкой новой информации, тем субъективно медленнее течет время. Вот почему так растянуты 10 лет детства, так коротки 10 лет отрочества и юности и так мимолетны остальные годы, сколько бы их ни было!»

Мнение философа

«Мы слишком доверяем часам»

alt

Олег Аронсон, философ, искусствовед, сотрудник Института философии РАН и института «Русская антропологическая школа» РГГУ

«Когда мы ощущаем, что время бежит слишком быстро или тянется бесконечно, то это только потому, что мы слишком доверяем объективному исчислению – часам, календарю, да и вообще – упорядоченности мира, где за прошлым следует настоящее, а за ним – будущее. Переживание времени и его понимание невозможно примирить. Для Августина время в чем-то подобно божественному присутствию: оно дано вне мысли о нем, когда же задаешься вопросом «что это?» – оно исчезает. А по Хайдеггеру, мы ощущаем время только потому, что смертны. Оно указывает нам на нашу конечность, мы переживаем его как прикосновение самого бытия. Для Бергсона, наоборот, время выражено в идее длительности и связывает нас, людей окультуренных и технологизированных, с изменчивостью самой жизни, от нас не зависящей.

Каждый раз приходится спрашивать: где место времени? Где оно в математике? Где оно в психоанализе? Где – в повседневности? Это всегда разные образы, созданные столкновением воспоминания и ожидания, забытого и навязчивого желания… Оно может сжиматься, делая наше существование механистичным, а может растягиваться до бесконечности, открывая в нас способность к безумию и вере».

Мнение антрополога

«Время зависит от культуры»

alt

Марина Бутовская, антрополог, доктор исторических наук, профессор Центра социальной антропологии РГГУ

«Представители разных культур по-разному ощущают и структурируют время. У датога, традиционных скотоводов Танзании, с которыми я много лет работаю, можно точно узнать, при каких обстоятельствах родился человек, но бесполезно спрашивать дату рождения. Они не знают и свой возраст, лишь причисляя себя к группе: ребенок, подросток, юноша, родитель, дедушка.

О времени встречи они договариваются приблизительно: «на рассвете», «в полдень», «когда стемнеет». Важные события (например, свадьбы) приурочены к времени года – когда начнутся дожди, в начале сухого сезона... Далее следует уточнение: церемония состоится в полнолуние или «когда луна совсем убудет». День и час не указываются, но датоги безошибочно понимают, когда должно состояться событие. Время в европейском понимании для них неважно, и никого не раздражает, что мероприятие может начаться на несколько часов позже. Все мирно ждут и не понимают, отчего мы, европейцы, так нетерпеливы.

Представления о точности, впрочем, разнятся и в индустриальных культурах, так что наличие часов еще не обеспечивает соблюдение договоренностей. В Латинской Америке, Северной Африке или на Ближнем Востоке опоздание на час-полтора приемлемо. Ожидающий отдыхает, пьет кофе, листает книгу или слушает музыку. А вот в Германии, Швеции или Голландии опоздание на несколько минут – уже дурной тон».

пройдите тесты

Как снять стресс?

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье