psyhologies.ru
тесты

Раздеваются все!

Что происходит в голове у художника, заставляющего сотни, а то и тысячи людей позировать ему обнаженными? А что чувствуют его модели? Мы задали эти вопросы известному фотографу Спенсеру Тунику и нескольким участникам его инсталляции в Лионе. Откровенность их ответов превзошла наши ожидания.
«Голая инсталляция» американского фотографа Спенсера Тьюника (Spencer Tunick) в нью-йоркском Центральном терминале, 26 октября 2003.«Голая инсталляция» американского фотографа Спенсера Тьюника (Spencer Tunick) в нью-йоркском Центральном терминале, 26 октября 2003. ФОТО REX FEATURES/ FOTOBANK.COM 

Нью-йоркский художник, родился в 1967 году, специализируется на съемках обнаженных людей в общественных местах. С 1994 года сотни, даже тысячи добровольцев принимают участие в его перформансах во многих городах мира: в Нью-Йорке, Лионе, Лондоне, Мельбурне, Каракасе… Если изначально его творчество вызывало немало дискуссий, то теперь Спенсер Туник – бесспорный авторитет в своей области и яркая звезда международной художественной фотографии.

«Как художник я всегда работал с обнаженной натурой. Первая обнаженная модель позировала мне на улицах Нью-Йорка. Это было на рассвете, в воскресенье, когда свет еще мягок, а пустынные улицы между небоскребами подобны тихим тенистым долинам. В этом урбанистическом «каньоне» я чувствовал себя в полной безопасности: мне казалось, что мы одни, вдали от чужих глаз. Потом все больше и больше людей стали просить меня сфотографировать их без одежды. Вот так мне и пришла в голову мысль предложить им сниматься всем вместе.

Первая инсталляция состоялась в 1994 году перед зданием ООН в Нью-Йорке, в ней приняли участие 28 добровольцев. Полицейские были настолько поражены происходящим, что невольно сами помогли мне, перекрыв движение на прилегающих улицах. Некоторые из них потом даже просили меня прислать им фотографии! И только спустя несколько месяцев начались проблемы: меня арестовывали пять раз, пока в 2000 году я не выиграл судебный процесс. С тех пор в Нью-Йорке участники моих акций и я сам находимся под защитой закона (первая поправка к конституции США)*. В другие города меня обычно приглашают музеи, которые и берут на себя заботу обо всех необходимых разрешениях.

То, что я делаю, не провокация, и никакой связи с политикой в моих работах тоже нет. Это чистое искусство. Я исследую взаимодействие тела и окружающей среды – не столь важно, природной (как, например, пустыня Алабамы) или городской. И в том, и в другом случае я могу снимать скопление тел либо как групповой портрет, акцентирующий внимание зрителя на лицах моделей, либо в абсолютно анонимном, безличностном ключе. Меня завораживает мысль о том, что человеческое тело может превратиться в абстракцию, в простую материю, обладающую собственным цветом и формой, но способную при этом стать органичной частью окружающего пейзажа.

Я слышал, что у некоторых людей мои фотографии вызывают ассоциации со сценами в морге. В мои намерения это, разумеется, не входило. Возможно, в момент съемки во мне действительно прорывается ярость, обостренное чувство гнева по поводу того насилия, которое осуществлялось над телом в прошлом и с которым нам так и не удалось покончить по сей день. Но даже если это в самом деле так, то на сознательном уровне я ничего подобного не ощущаю. В первую очередь мною движет страсть к обнаженной натуре, архитектуре и пейзажу…

читайте такжеКак поход в музей меняет жизнь к лучшему
Источник фотографий: REX FEATURES/ FOTOBANK.COM
  • 1
  • 2
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье