psyhologies.ru
тесты

Выбор в пользу добра

Как сберечь в наших детях веру в справедливость и чувство собственного достоинства? Филолог и писатель Мариэтта Чудакова размышляет о той важной роли, которую в воспитании играют семья и книги.
alt
Psychologies:  

С чем у вас связано слово «свобода»?

Мариэтта Чудакова:  

Я сразу вспоминаю Хлебникова: «Свобода приходит нагая, Бросая на сердце цветы, И мы, с нею в ногу шагая, Беседуем с небом на «ты»*. Это очень глубокая цитата, как бывает только у поэтов. Глубже, чем сам человек, может, думает. Представьте себе прекрасную семнадцати- или шестнадцатилетнюю девушку, которая вдруг, в силу вещей, оказалась среди толпы нагая. И от этой толпы зависит – или быстро ее прикрыть, прикрыть ее наготу, или надругаться над ней. Свобода приходит нагая, она приходит как возможность. И у нее нет защиты от злоупотреблений!

Что такое вообще свобода?
М. Ч.:  

Есть разные свободы. Свобода воли, свобода выбора между добром и злом, которая дана нам с рождения. Для меня это аксиома. Но если человек выбирает зло, он может стать рабом своего выбора, рабом зла. Так случилось со многими на наших глазах… И тогда эти люди оказываются в тисках своего выбора, они уже несвободны. А когда человек делает выбор в пользу добра, то он становится свободным, на мой взгляд. Так я сейчас подумала, отвечая на ваш вопрос.

Мариэтта Чудакова, филолог, специалист по Булгакову и Зощенко; писатель, автор книжных серий «Не для взрослых. Время читать!», «Дела и ужасы Жени Осинкиной» (Время, 2012). Работала в Президентском совете и Федеральной комиссии по помилованию при Президенте РФ.Мариэтта Чудакова, филолог, специалист по Булгакову и Зощенко; писатель, автор книжных серий «Не для взрослых. Время читать!», «Дела и ужасы Жени Осинкиной» (Время, 2012). Работала в Президентском совете и Федеральной комиссии по помилованию при Президенте РФ.
Вы человек решительных поступков, твердых принципов, ясно выраженных мнений. Для меня и для очень многих вы олицетворяете свободного человека, человека без страха. Откуда в вас это ощущение?
М. Ч.:  

Не знаю, не знаю. Это природное, наверное, качество. Моя любимая пословица испанская: «Никто не может сказать «Я смел». Он может только сказать: «Я был смел». У меня отец дагестанец, и там действительно бояться, по крайней мере у мужчин, было не принято. Может, это как-то передалось от отца. Родители – я потом поняла это, с годами, – с необычайным уважением относились к детям (у меня две сестры и два брата). Приведу маленький пример. У меня была подруга, я с ней училась с пятого класса и до пятого курса на филфаке. Денег у нас в семье было заведомо меньше, чем у нее. Мне с собой давали копейки какие-то, и то я их отпихивала, а мне говорили: «Нет, возьми в буфет». Так вот, я почти всегда старалась за нее платить, знаете почему? Она рассказывала, что мама спрашивает у нее вечером: «Куда дела деньги?» Я не могла представить себе, чтобы в нашей нищей семье родители кому-то задали такой вопрос. Это было совершенно исключено! Или, например, чтобы сказали: ты врешь! Не принято было врать и не принято было наказывать детей. Мама ненавидела слово «наказывать», говорила: «Мои дети и так прекрасно знают, когда я недовольна ими, когда они меня обидели, – мне не надо для этого их наказывать». И никогда не заставляла просить прощения. Все как-то по-другому решалось.

Наверное, так они оберегали в детях чувство собственного достоинства?
М. Ч.:  

Да, пожалуй. Могу предполагать, что тут еще и генетика сказывается. Смешно, но я всегда своих стопроцентно русских друзей ругаю: «Чтобы вы поняли, что задели ваши чувства, вам надо долго объяснять». Если меня задели, так сказать, за живое, я слышу свой голос! Я не преувеличиваю: я не успеваю подобрать слова, придумать ответ – просто уже слышу свой голос со стороны… Я однажды целый семестр с отцом ездила на метро: я в университет, он на работу. Входим в Сокольниках на платформу, и тут его кто-то задел. Он резко обернулся, смотрел страшным взглядом. Я сказала: «Папа, ну с тобой просто ездить стыдно. Он же нечаянно тебя задел». Он ответил: «Дочка, ничего не могу сделать. У нас до мужчины пальцем нельзя дотронуться».

Начать работать головой!

alt

В предисловии к своей книжке «для смышленых людей от 10 до 16 лет» Мариэтта Чудакова пишет: «Подумавши, пришла я к выводу, что эта книжка – все-таки не для каждого даже из смышленых. А только для таких, кто или уже любит и умеет анализировать, или хочет этому выучиться. А что это значит – «анализировать»? Ну, это прежде всего – думать. Работать головой. Пользоваться своим разумом как рабочим инструментом. Не довольствоваться одними эмоциями – типа «Не нравится и все!» Или – «А моя бабушка говорит, что...». Но пытаться узнать и понять. Вам кажется, например, что кто-то поступил плохо, потому что причинил лично вам и вашим близким какое-то – и, может быть, очень чувствительное – неудобство. Но этого, должна вам сообщить по секрету, еще недостаточно для того, чтобы тут же его возненавидеть и начать поносить. (Хотя многим взрослым дяденькам и тетенькам у нас в России кажется, что совершенно достаточно.) Сначала нужно разобрать все происшедшее на составные части. Затем установить между ними причинно-следственные связи... Впрочем, прояснится все это дальше».

М. Чудакова «Егор» (Время, 2012).

Источник фотографий: Алексей Башмаков, ИГОРЬ СКАЛЕЦКИЙ
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье