psyhologies.ru
тесты
текст: Подготовил Антон Солдатов 

Жертвы, которые принесли нам мир

22 июня – День памяти и скорби. В этот день нацистская Германия напала на Советский Союз. Потери СССР были огромны, а сколько всего жизней унесла Вторая мировая война? Режиссер Нил Халлоран создал видеоролик, который напоминает о масштабах этой катастрофы. Комментарии психолога.
alt ФОТО Getty Images 

Знакомиться с личными историями мужчин и женщин, героически сражавшихся во время войны и павших в борьбе, прошедших ужасы концлагерей, умерших от голода в блокаду, – это важнейший способ сохранить память об их жертвах. Эти истории не просто важны, они необходимы для нашего понимания того, что такое храбрость, подвиг, жертва, потеря. Но когда речь идет о такой глобальной войне, как Вторая мировая, цифры могут рассказать не менее драматичную историю. Об этом говорит режиссер Нил Халлоран (Neil Halloran), создатель инфографического документального фильма «Павшие Второй мировой» (The Fallen of World War II). «В этом проекте я хотел не просто рассказать историю цифр, стоящих за войной, но сделать это с душой, с драматизмом кинофильма, – говорит Нил Халлоран. – Статистика тоже может сказать очень многое – прежде всего о том, какой след война оставила в нашей истории, насколько глубокую рану она нанесла тем народам, которые оказались в нее вовлечены»1.

читайте также

Физическое насилие: почему его становится меньше?

В фильме содержится и другая важная мысль: осознание масштабов потерь должно помочь нам больше дорожить тем мирным временем, в которое мы живем. Вот цитата из фильма:

«Во время Второй мировой войны погибло больше людей, чем в любой другой войне в человеческой истории. Но если мы посмотрим на долю населения Земли, погибшую во время разных войн, мы увидим, что в прошлом были и более кровавые войны. А после 1945 года наступил период, во время которого ни одна из крупнейших стран не воевала с другой напрямую. Историк Джон Гэддис назвал этот период «Долгий мир». Такой период мира между «великими державами» не наблюдался со времен Римской империи. Конечно, войны происходили и после 1945 года. Но вероятность гибели стала меньше, чем когда-либо.

В отличие от войны, состояние мира трудно измерить. Это как посчитать людей, которые не погибли, и войны, которые не случились. Мы ценим слово «мир», но часто пренебрегаем им. Иногда нужно напомнить себе о том, как ужасна война, чтобы осознать ценность мирной жизни. И чем дальше продолжается Долгий мир, тем более важным он становится. Так что если, смотря новости, мы все еще не понимаем, куда мы движемся, то обращение к этим цифрам – может помочь».

«Павшие Второй мировой», режиссер Нил Халлоран, перевод Евгения Шмуклера

Комментарий психолога Акопа Назаретяна:

«Действительно, мы с вами живем в самое мирное время за всю историю человечества. И даже двадцатый век, унесший самое большое число жизней, по относительному числу потерь значительно уступает девятнадцатому. В годы Второй мировой войны творилось страшное насилие, но в сознании людей уже произошел сдвиг: например, газовые камеры и концлагеря были призваны скрывать зверства нацизма, в то время как прежде такая «стыдливость» не требовалась, а массовые убийства объявляли «естественным законом эволюции» и даже считали неизбежным следствием «прогресса». Физическое насилие подвергается все большим ограничениям по мере того, как средства уничтожения становятся все более и более мощными. Когда одна-единственная бомба способна убить миллионы людей, сама вероятность войны становится равносильна взаимному уничтожению. Поэтому для сохранения общества мы создаем все более изощренные средства сдерживания и регуляции агрессии. Насилие все больше переходит в виртуальную сферу – на экраны телевизоров и компьютеров. Возникает иллюзия, что жестокость растет, хотя на самом деле все ровно наоборот. Будет ли эта тенденция сохраняться дальше и к чему она приведет – покажет время».

Акоп Назаретян, психолог, доктор философских наук, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова. Автор книг по социальной и политической психологии, в том числе «Нелинейное будущее» (Издательство МБА, 2013) и «Антропология насилия и культура самоорганизации. Очерки по эволюционно-исторической психологии» (Ленанд, 2015).

читайте также

Чему меня научила война

Виктор Франкл: «Вина может быть только личной»

Карл Густав Юнг: «Я знаю, что демоны существуют»

1 Узнать больше о проекте и посмотреть интерактивную версию фильма можно на сайте fallen.io
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье