psyhologies.ru
тесты
текст: Подготовил Антон Солдатов 

Быть собой – почему это плохой совет?

Никогда не изменять себе – хорошее ли это качество? Психолог Адам Грант предостерегает: если все время жить под девизом «быть собой», можно упустить возможности для развития.
быть собой ФОТО Getty Images 

Адам Грант (Adam Grant) – доктор наук по организационной психологии, социолог, писатель, самый молодой и популярный профессор Уортонской школы бизнеса. Изучал психологию взаимоотношений в крупных структурах — от Google до ВВС США. Журнал BusinessWeek включил Адама Гранта в мировой Топ-40 профессоров моложе 40 лет.

Я готовился к самому важному выступлению в моей жизни – моей первой конференции TED (Technology Entertainment Design – частный проект, позволяющий ученым, мыслителям, бизнесменам выступить в течение 18 минут, затем их речи выкладываются в бесплатном доступе на сайте TED.com. - Прим. ред.). Я уже отправил в мусорную корзину семь набросков речи. В поисках новых идей я обратился к коллегам и друзьям. «Самое важное, – сказал мне первый из них, – быть самим собой». Следующие шесть человек дали мне тот же совет. Мы живем в эпоху аутентичности, где «будь собой» – идея, которая определяет то, как мы живем, любим и строим карьеру. Аутентичность означает, что вам нужно стереть границу между вашими глубокими внутренними убеждениями и тем, что вы демонстрируете миру. Как говорит психолог Брене Браун (Brene Brown), аутентичность – это «выбор, который позволяет нашему настоящему «Я» быть видимым».

«У каждого из нас есть мысли и чувства, которые мы считаем важными, но предпочитаем держать при себе»

Мы хотим жить аутентичной жизнью, вступать в брак с аутентичными партнерами, работать на аутентичного босса, голосовать за аутентичного президента. Во вступительных речах университетских ректоров одна из самых распространенных тем – «Будьте верны себе» (вторая после «Расширяйте свои горизонты»).

Но для большинства людей «будь собой» – ужасный совет.

Никто не хочет видеть ваше настоящее «Я». У каждого из нас есть мысли и чувства, которые мы считаем важными, но предпочитаем держать при себе.

Десять лет назад писатель А. Дж. Джейкобс потратил две недели на то, чтобы вести себя абсолютно аутентично. Он заявил издателю, что был бы не прочь переспать с ней, если бы был холост. Он сообщил няне, что пригласил бы ее на свидание, если бы от него ушла жена. Он сообщил пятилетней дочери своего друга, что жук у нее на ладони умер, а не просто лег вздремнуть. Он сказал родителям жены, что ему скучно разговаривать с ними. Можете себе представить результат этого эксперимента?

«Обман – вот что заставляет наш мир вращаться, – заключил он. – Без лжи все браки бы развалились, работников поувольняли, самооценка людей была бы разорвана в клочья, а государства распались».

Насколько сильно в нас стремление к аутентичности – зависит от черты, которая называется «социальный самоконтроль». Если мы хорошо владеем им, то постоянно сканируем окружение в поисках подсказок, как поступать в той или иной ситуации, и приспосабливаем к ним поведение. Мы ненавидим социальную неловкость и отчаянно пытаемся никого не оскорбить.

Но если наш социальный самоконтроль развит слабо, мы руководствуемся только внутренними позывами, независимо от обстоятельств. В одном увлекательном исследовании было показано, что люди с низким социальным самоконтролем (НСС) пробовали стейк сразу после подачи, не добавляя соль, а те, у кого этот показатель был высоким (ВСС), сначала солили блюдо. Как объясняет психолог Брайан Литтл (Brian Little), «кажется, что люди с НСС хорошо знают свои предпочтения и поступают соответственно».

«Вера в неизменность своего «Я» может мешать личностному росту»

Люди с НСС недолюбливают людей с ВСС, считая их лицемерами и лжецами. Они правы в том, что аутентичность в определенных обстоятельствах может быть полезной. По некоторым данным, люди с НСС более счастливы в браке и менее склонны разводиться. Если вы аутентичны в отношениях с партнером, есть шанс, что ваша связь будет более глубокой (если только вас не зовут А. Дж. Джейкобс).

Но в остальном мы платим определенную цену за свою аутеничность. Люди с ВСС быстрее делают карьеру и приобретают более высокий статус, отчасти потому, что они больше заботятся о своей репутации. Это может прозвучать как похвала эгоистичной саморекламе, но на деле эти люди много интересуются тем, что нужно другим, и помогают им. Комплексный анализ 136 исследований показал, что обладатели ВСС получают более высокую оценку работы и чаще занимают руководящие должности.

Но даже люди с ВСС могут страдать из-за веры в аутентичность, потому что она предполагает, что есть некое «настоящее» «Я», на котором покоится фундамент нашей личности. Психолог Кэрол Двек (Carol Dweck) давно обратила внимание, что вера в неизменность своего «Я» может мешать личностному росту.

Дети, которые считают свои способности неизменными, чаще бросают дело после неудачи. Руководители, которые верят в то, что талант либо есть, либо его нет, плохо обучают своих сотрудников. «Когда мы пытаемся улучшить свои достижения, ясное и твердое представление о себе ведет нас к цели, как компас, – говорит Эрминия Ибарра (Herminia Ibarra), профессор организационной психологии. – Но если мы хотим изменить что-то в себе, слишком жесткий образ «Я» становится якорем, который удерживает на месте».

«Вместо того чтобы менять себя изнутри, включите в себя то, что снаружи»

Но к чему нам стремиться, если не к аутентичности? Много лет назад литературный критик Лайонел Триллинг дал на этот вопрос ответ, который сегодня кажется старомодным: искренность. Вместо того, чтобы искать встречи со своим «внутренним «Я» и всеми силами пытаться выразить его, Триллинг призывал к тому, чтобы начать с «внешней» стороны нашей личности. Присмотреться к тому, как нас видят другие, и затем уже пытаться стать тем, кем хотим.

Вместо того чтобы менять себя изнутри, включите в себя то, что снаружи.

Когда доктор Ибарра изучала консультантов и инвестиционных банкиров, она обнаружила, что носители ВСС чаще, чем их «аутентичные» коллеги, экспериментировали с разными стилями лидерства. Они наблюдали за поведением старших менеджеров в организации, заимствовали их язык общения и модели поведения и практиковались, пока у них не получалось естественно. Они не были «аутентичными», но были искренними. Это сделало их эффективнее.

Будучи интровертом, на заре карьеры я избегал публичных выступлений. Мое аутентичное «Я» просто не позволило бы принять приглашение выступить на конференции TED. Но поскольку я очень хотел делиться знаниями, я потратил следующие десять лет на изучение того, что Доктор Литтл называл нехарактерным поведением. Я решил стать тем, кем хотел быть, – человеком, который не боится быть в центре внимания.

И это сработало. Когда в следующий раз друзья будут советовать вам «быть собой», остановите их. Окружающим не хочется слушать все, что у вас в голове. Они просто хотят, чтобы ваши действия не расходились со словами.

Подробнее см. на сайте The New York Times.

«У каждого из нас есть мысли и чувства, которые мы считаем важными, но предпочитаем держать при себе»

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье