psyhologies.ru
тесты
текст: Алла Ануфриева 

Каникулы психологов

«А как же я?» – недоумевают многие клиенты, когда психотерапевт бросает их ради залитых солнцем пляжей... Мы решили узнать, что чувствуют сами психологи. Легко ли им пережить это расставание? Три наших эксперта позволили заглянуть в их отпускную жизнь.

«Расставание – это момент свободы»

Светлана Федорова, психоаналитик

alt ФОТО Тимур Артамонов 

«Часто на отдыхе я наблюдаю семьи, где мать чрезмерно опекает ребенка, изолирует его от отца. Я чувствую волнение, злость, но быстро напоминаю себе, что не в силах одной репликой изменить жизнь чужой семьи. Если я позволю себе мимоходом какую-то интерпретацию, а мой знакомый поймет, что в этом есть доля истины, то как ему потом с этим жить? Я ведь с ним не работаю, кто поможет ему принять это в себе, найти какие-то пути-выходы? Своих пациентов обязательно предупреждаю об отъезде – особенно тех, кто пережил в детстве травмы, связанные с разлукой. У меня был пациент, который в младенчестве месяц провел в больнице, вдали от матери. Перед каждым моим отъездом он начинал нападать на меня, обесценивать: «Вы плохой терапевт. Вы там будете наслаждаться жизнью, а я здесь буду страдать». Другую пациентку в 4 года родители отправили к родственникам. Она долго жила в неопределенности: вернутся к ней папа с мамой или нет? И с тех пор часто проигрывает в жизни это состояние брошенности: провоцирует увольнения, бросает партнеров. Перед моим отъездом она не приходит на сеанс: для нее это означает, что это не я ее, а она меня бросает. Мы анализируем эти ситуации: «Вы боитесь, что я, как ваша мать, покину вас и никогда не вернусь»? Наши расставания важны как моменты свободы. Но удовольствие от этой свободы пациент получит только тогда, когда проблемы привязанности, страха потери хорошо проработаны».

читайте такжеО чем клиенты врут психологам

«Общение и лечение я всегда разделяю»

Анна Скавитина, детский психотерапевт, юнгианский аналитик

alt ФОТО Тимур Артамонов 

«Мы с коллегами шутим, что детские психологи – это сезонные рабочие. Большинство детей увозят на лето, и в терапии возникают долгие паузы. Обычно я за месяц предупреждаю их о скором расставании. Мы обсуждаем, кто куда поедет, чем будет заниматься, договариваемся, что осенью увидимся вновь. Я обязательно объясняю, что мы не теряем друг друга навсегда. Что ребенок может позвонить, если ему очень трудно. Есть дети, которые не готовы на такой большой срок расстаться и все лето пишут мне эсэмэски. А если на следующий год выдерживают и не пишут – это уже большой прогресс.

Конечно, в отпуске хочется отдыхать. Но всегда остаются клиенты, которые поддерживают связь по почте или по скайпу. Бывают истории в духе комедии Фрэнка Оза «А как же Боб?», где психоаналитик проводит отпуск вместе со своим клиентом (его играет Билл Мюррэй). Не один раз выяснялось, что клиенты выбирали ту же страну и тот же отель в то же самое время, что и я. И нам приходилось отдыхать вместе. У меня есть правило: если я встречаю вне сеанса своего клиента, он здоровается первым. Мы можем улыбаться друг другу, но я буду делать вид, что не знаю этого человека, пока он сам не покажет, что знает меня. А вдруг он не хочет афишировать наше знакомство? Я всегда разделяю общение и лечение. Аналитики не дают советы, а при общении я могу дать совет. Для меня проще совсем не общаться, чем заниматься лечением в отпуске».

пройдите тесты

Какой вы психолог для ваших близких?

«В отпуске чувствую себя исследователем»

Яков Кочетков, когнитивный психотерапевт

alt ФОТО Тимур Артамонов 

«Когнитивно-поведенческая терапия – краткосрочный метод. Но у меня есть пациенты с расстройствами личности, с которыми я работаю по несколько лет. Часто у них есть детский опыт отвержения и брошенности. Такой человек очень резко реагирует на отпуск своего психотерапевта. Поэтому мой отъезд мы всегда обсуждаем заранее и вырабатываем способы совладания с ситуацией. Среди этих способов, например, копинг-карточки, на которые мы выписываем наиболее действенные обращения к себе: «Я не одинок», «Мой терапевт вернется», «Есть люди, которым я нужен». А еще пациент может переслушивать записи наших сеансов. Он слышит мой голос, выполняет упражнения и чувствует себя увереннее. Конечно, я и в отпуске помню о своих пациентах, но мне удается отстраниться от работы. С интересом изучаю культуру стран, где отдыхаю. Например, в Буэнос-Айресе я обратил внимание, что люди часто малоэмоциональны при поверхностном контакте, как и в России, что, возможно, связано со схожим историческим опытом диктатуры. Словом, в отпуске я скорее чувствую себя исследователем. Но когда вижу, как мамы на пляже орут на детей, то могу иногда вмешаться. Говорю им так: «Я психолог (иногда добавляю: …известный психолог, – чтобы ошеломить сразу), и мне хотелось бы объяснить, что, если вы продолжите вести себя так, это может осложнить жизнь ваших детей в будущем». И если они просят совета, подсказываю, к кому обратиться.

читайте такжеПсихотерапия длительная или короткая?
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • alis9232   
    73 недели назад

A вы тoже не вepили, что пoxyдеть сидя дoма бeз диeт невoзможно? Я caма дo конца не вepила, что такoe бывает - ни диeт, ни спopтзала а лишний вec пpocто yxoдит. A все это блaгoдaря мeтoдикe чудесного похудения Полины Гагариной, даю ссылку - https://waa.ai/willbeslim Coвeтую всем, кто мeчтает о стpoйнooй фигype!
Psy like0
новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье