psyhologies.ru
тесты
текст: Алина Никольская 
PSYCHOLOGIES №114

Лишиться работы: что мы теряем и что находим?

Потерять работу – это всегда нелегко. Утрата возможности определять себя через свою профессию, шок, растерянность, страх перед будущим... Но если посмотреть на безработицу под другим углом, оно может оказаться не тупиком, а трамплином, шансом лучше понять себя и начать жизнь заново.
Бабочки на фоне стены ФОТО Getty Images 

Яркие футболки или значки с шутливыми надписями «Нет работы – нет проблем» или «Смотрю телик целый день» нередко надевают те, кто недавно лишились работы и хотят напомнить себе и другим, что и у них есть право на счастье и радость. Но такое рациональное отношение к безработице американцев и европейцев нам, скорее всего, покажется легкомысленным. Ведь почти треть россиян признаются в том, что испытывают страх при мысли о потере работы1. Сторонники же спокойного и легкого (но не беспечного и не легкомысленного) отношения к безработице, наоборот, уверены, что в такой ситуации страх парализует. А следуя за своими желаниями и устремлениями, можно дать себе шанс после паузы с новыми силами включиться в новую работу, которая будет больше соответствовать их талантам, ценностям и внутренним потребностям. Попробуем разобраться.

Дать себе время на траур

Работа – это определенные обязательства, рамки, общение, в общем, что-то, что нас поддерживает. Безработица же – как воздушная яма, куда летишь без страховки. И остаешься наедине с собой, с совершенно пустыми днями, счетами, по которым вот-вот нечем будет платить, бесконечным ожиданием приглашения на собеседование: перед встречей чувствуешь робкую надежду, а потом отказ оборачивается депрессией. Типичная и безрадостная картина. «Потеря работы переживается так же, как любая другая потеря, – говорит бизнес-консультант Евгений Креславский. – Каждый, кто с этим столкнулся, проходит через этапы горевания. Сначала шок, глубокая растерянность, непонимание, что делать. Затем гнев – на себя, на тех, кто уволил. Возможен и торг: а вдруг все еще можно уладить, и меня возьмут обратно? И наконец, депрессия».

читайте такжеШэрон Стоун: «Мой основной инстинкт – работа»

«Я отбросил все комплексы и приступил к активным поискам»

Александр, 43 года, был инвестиционным банкиром, основал книжное издательство

Я отбросил все комплексы и приступил к активным поискам ФОТО Арсений Несходимов 

«С юности работа для меня была синонимом движения к успеху и высоким доходам. К 30 годам я сделал неплохую карьеру в инвестиционном банке и ясно представлял, как совершу финальный рывок, чтобы в сорок почивать на лаврах и тратить заработанное. Но мне вдруг сказали: «Спасибо, до свидания». Было ощущение краха всех жизненных планов. Мы ждали ребенка, у меня были обязательства, и вот я оказался безработным. В такие моменты выбираешь приоритеты. Что тебе важно: изображать несправедливо обиженного или подумать о семье? Семья для меня определенно важнее. Я отбросил представление о себе как о крутом менеджере и приступил к поискам. Написал список всех друзей и знакомых, которые могли бы помочь, стал их обзванивать, отправлять им резюме, они пересылали знакомым... Сделал звонков 20 минимум. И уже через месяц был на новой работе, в компании, которая занималась инвестициями на рынке периодики. Там я получил опыт, знакомства, связи, и в итоге перешел в крупнейшее издательство, а затем основал собственный книжный бизнес. Увольнение кардинально изменило мою жизнь. Сейчас я даже не могу себе представить, что оставлю все дела и буду отдыхать в доме на берегу моря. Самое большое удовольствие сегодня – создавать новые проекты, двигаться вперед».

Кто я такой?

Одним из испытаний безработного является утрата (в той или иной степени) собственной идентичности. «До сих пор человек был инженером, бухгалтером или преподавателем – а теперь он кто? – рассуждает Евгений Креславский. – Был востребован как профессионал – и вдруг никому не нужен». Собственная бесполезность ощущается особенно остро, когда приходится от безысходности соглашаться на временную, случайную работу. Важно дать себе время, чтобы оплакать потерю. «Прежде чем начать новую жизнь с новыми силами, нужно научиться справляться со своим страхом и смятением, научиться принимать новую ситуацию, не обрекая себя на затворничество и самобичевание, – рассказывает психотерапевт и коуч Марк Трэверсон (Marc Traverson). – Предстоит пережить и упадок сил, и гнев, и грусть». Необходимо также расставить приоритеты. Подвести итог своей предшествующей карьеры, чтобы понять, как мы оказались в этой точке и к чему стоит двигаться дальше. За разрушительным периодом безработицы обязательно последует период созидательный.

читайте такжеПоколение Y о работе: «выжить и заработать побольше»

Одно из испытаний безработного –частичная утрата собственной идентичности

Переживание трансформируется в действие постепенно. «Для этого необходимо посмотреть на ситуацию под другим (непривычным) углом, переформулировать ее, – рекомендует Евгений Креславский. – Не «Я безработный», а «У меня теперь другая работа. Она называется «поиск работы». В чем же она заключается? Чтобы в этом разобраться, нужно дать себе ответы на два вопроса: «Что я умею?» и «Чего хочу?», оценить свои знания и умения, в том числе и те, которые, возможно, не были использованы на прежней работе. Понять, что из этого востребовано сегодня на рынке. Составить план действий и строго ему следовать. «Сама дисциплина его исполнения поможет держать тонус, – говорит Евгений Креславский. – И тогда исчезнет повод для неловкости или стыда: просто в данный момент мы реализуем себя иначе. Не так, как делали это раньше».

«Мне надоело проводить жизнь в офисе»

Анита, 56 лет, в прошлом помощник руководителя, сейчас – инструктор по йоге

Мне надоело проводить жизнь в офисе ФОТО Арсений Несходимов 

«Я росла в советское время, когда трудиться в какой-нибудь конторе было нормой. Моей «конторой» стала Академия наук. 15 лет я занималась научной работой, но ничем не блеснула, потому что строила семью, рожала детей, а работа была просто фоном. Когда в 90-е случился кризис и деньги платить почти перестали, я поняла, что надо менять «контору». И следующие 14 лет работала в популярном женском журнале – была и помощником руководителя, и заместителем начальника отдела. Работать было трудно и не очень интересно, я уставала, но не видела другого выхода – надо было зарабатывать деньги. Еще и подрабатывала – по выходным преподавала йогу. А потом начались увольнения. Я понимала, что волна сокращений дойдет и до меня, но все равно это стало неожиданностью. Я растерялась, как всякий советский человек, который знает, что дважды в месяц может рассчитывать на свою получку. Думая о новой работе, я вдруг ясно поняла, что больше не хочу жить в офисе. И решила сосредоточиться на любимой йоге, что оказалось невероятно приятно и комфортно.

Эта работа, в отличие от прежних, требует всех моих творческих способностей и, судя по всему, нужна людям. Да, мои доходы нестабильны, но возможность помогать другим быть здоровыми и счастливыми меня очень вдохновляет!».

Почувствовать себя живым

«Чем более интересна и насыщенна была жизнь человека в свободное от работы время, тем проще ему пережить период безработицы», – утверждает Марк Трэверсон. Так, например, произошло с Анитой. Многолетнее увлечение йогой позволило ей открыть для себя новую профессию.

Тем, для кого собственная значимость определяется прежде всего зарплатой или профессиональным статусом, кто отождествляет себя со своей работой, принять ее потерю будет, конечно, сложнее. Но каждый из нас больше, чем наша работа, напоминает Евгений Креславский. Наши потребности и интересы гораздо шире. И потеря работы одновременно дает нам ценный бонус – свободное время. Мы можем наконец уделить внимание тому, что любим: нашим хобби, общению с детьми… Это те грани нашей жизни, которые прежде оставались не вполне реализованными из-за нашей загруженности. Занимаясь тем, что мы любим, мы чувствуем себя живыми. «Если мы в разных жизненных обстоятельствах находим в себе умение жить, а не выживать, мы способны менять и эти обстоятельства», – отмечает бизнес-консультант.

Однако предстоит научиться справляться с осуждающими или пренебрежительными взглядами, с задевающим нас безразличием родных и знакомых. И не впадать в панику, услышав вопрос: «Где ты сейчас работаешь?», а спокойно ответить: «Нигде». Чтобы вернуться к жизни с новыми силами, необходимо абстрагироваться от мнения других людей, подчеркивает Марк Трэверсон. Они не должны поколебать нашу решимость действовать так, как мы для себя решили, в соответствии с нашим собственным планом.

читайте такжеСвобода ведет к успеху

Открыться новым возможностям

Но, конечно, это не значит, что лучше замкнуться в себе. Сторонники легкого отношения к безработице, напротив, стараются быть как можно более общительными. Как Александр, они активизируют все свои социальные связи. «С кем я давно не общался? К кому можно обратиться? Кто мог бы мне помочь? С кем я просто давно хотел повидаться?» И не забывают о силе социальных сетей. «Общение – не только «инструмент» для поиска работы, – подчеркивает Евгений Креславский. – Чрезвычайно важно, чтобы человек не чувствовал себя одиноким в этот непростой момент». Но и это не самое главное. «Друзья и знакомые могут помочь в поиске новых идей. Благодаря им мы, как в зеркале, можем увидеть в себе то, что сами не видели: что какие-то наши умения, способности могут быть востребованы на рынке». Так, например, произошло с 42-летней Людмилой, в прошлом стилистом, оказавшейся с новорожденным ребенком, без работы и с безработным мужем. Именно подруга натолкнула ее на мысль стать фэшн-блогером. Сначала это показалось пустой фантазией: денег на дорогие модные вещи взять было негде, а без них какой же блог о моде? Тем не менее идея Людмилу захватила. У нее был опыт работы в модном журнале и опыт блогера, наконец, она обладала вполне модельной внешностью. А муж умел программировать и развивать сайты… В итоге финансовое решение нашлось и все сложилось. Блог с ее фэшн-фотографиями и вдохновляющими историями динамично развивается уже три года.

читайте такжеРоман на работе – рискованное приключение?

«Сейчас я могу сама выбирать, с кем мне работать»

Светлана, 36 лет, в прошлом юрист, сейчас – коуч

«За три года я сменила около 30 мест временной работы. Я пребывала в постоянном поиске и соглашалась на все, надеясь, что, быть может, меня переведут в штат: мне надо было платить за съемную квартиру. Сейчас работа для меня не обязанность, а удовольствие. Я не только отдаю, но и получаю что-то взамен. Я выросла, помня о дедушке, который в 42 года потерял работу и упустил множество возможностей, не желая рискнуть и сменить специальность. Моя прежняя профессия мне страшно надоела. Мне не удавалось наладить личную жизнь, и я не хотела угробить еще и карьеру. Вместо того чтобы делать трагедию из безработицы, я использовала этот шанс изменить свою жизнь. Я прошла курс обучения софрологии, чтобы самой стать тренером по управлению стрессом, а также курс психотерапии, которая научила меня быть творцом своей жизни. Теперь каждый новый день не вызывает у меня волнения, я к нему готова. Раньше временные контракты и непостоянство меня пугали. Сейчас мне было бы очень неуютно работать в штате. На фрилансе я могу сама выбирать, с кем мне работать. Кроме того, с каждым новым клиентом я задумываюсь о том, что мне дала работа с ним. Я создала у себе настоящую «библиотеку» хороших воспоминаний. Трудности в жизни тоже могут оказаться полезными».

Лучше узнать себя

Парадоксальным образом, потеря работы открывает перспективы, о которых мы и не подозревали. Это продемонстрировала американка Лилу Мэйс. В 34 года она получила работу директора по маркетингу, а уже через семь месяцев была уволена. Свое разочарование она решила выплеснуть на бумаге; в результате появилась книга «Я потеряла работу, и это мне нравится»2. «У меня была альтернатива: открыться другим людям или замкнуться. Я выбрала первое, и это вернуло меня к жизни», – пишет Лилу. С тех пор она открыла собственный интернет-канал, где разместила сотни своих интервью с писателями и учеными со всего мира. «Моя жизненная философия теперь основывается на законе притяжения: наша жизнь лишь тогда становится прекрасной, когда мы начинаем творить ее».

Составить список своих целей и задач, распланировать неделю, позаботиться о своем теле, заняться самообразованием или получить еще одно образование – есть множество способов конструктивно подойти к безработице и с пользой провести это время. И среди них есть один, который Марк Трэверсон выделяет особо, – так называемая «серендипность» (serendipity). Речь о способности делать открытия, не совершая намеренных действий, другими словами, о случайных озарениях. «Я люблю слушать онлайн-лекции на интересующие меня темы, – говорит Марк Трэверсон. – В такие моменты я словно отпускаю разум в свободный полет, и у меня начинают возникать совершенно неожиданные ассоциации и идеи». Именно ухаживая за маленькими ростками нового, мы создаем себе в будущем большие возможности.

1 Опрос проведен «Левада-центром» в августе 2015 года, levada.ru
2 L. Mace «I Lost My Job and I Liked It» (Juicy Living Publishing, 2009).
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье