текст: Жанна Сергеева 

Моя фирма — вторая семья?

Проводя в офисе больше времени, чем дома, мы начинаем разыгрывать в рабочее время те сюжеты, которые скорее были бы уместны на семейной сцене. Как провести черту между деловыми отношениями и личными и почему это нужно делать вообще?
alt

Полтора десятка рук поднимают бокалы с шампанским, звучат прощальные тосты, похвалы, пожелания… «Мне будет вас не хватать, я надеюсь, что мы не перестанем встречаться!» – произносит 29-летняя Светлана и замолкает не в силах продолжать, эмоции захлестывают ее. Происходящее напоминает семейный вечер, но это вечеринка прощания коллег с уходящей в другую компанию сотрудницей. Дни рождения, которые мы отмечаем на работе, маленькие подарки и гостинцы, привезенные коллегам из отпуска, чаепитие, устроенное в честь предстоящего декрета… Эти милые зарисовки из офисной жизни напоминают нам о том, что мир профессиональной деятельности вовсе не так бездушен и стерилен, как его представляют учебники по менеджменту.

Право быть собой

«Когда я проходила интервью в поисках работы, – рассказывает 36-летняя Екатерина, – один из менеджеров, посмотрев на мои джинсы и полосатый пиджак, сказал: «Так у нас можно одеваться только по пятницам».

Я почему-то подумала, что те, кто здесь работает, с понедельника по четверг являются сотрудниками, а с утра пятницы постепенно начинают превращаться в самих себя». «Сегодня руководители некоторых компаний, как и 10, 20 лет назад, склонны рассматривать свое предприятие как сферу, лишенную любой эмоциональности, – поясняет психотерапевт Александр Орлов. – Они полагают, что это лучший путь к эффективному бизнесу, а дресс-код (как и униформа) – способ помочь сотрудникам относиться к делу функционально. Но исследования моих коллег говорят о том, что они ошибаются»*. Наиболее успешны те компании, в которых руководители умеют понимать как свои эмоции, так и чувства других людей и использовать их для реализации общего дела.

Начальник как отец родной

Он может быть тираном или харизматической личностью, его присутствие неуловимо или, наоборот, бросается в глаза повсюду, но именно он, начальник, задает тон той пьесе, что разыгрывается в межличностных отношениях на предприятии. «Занимая ту или иную позицию, он формирует тип отношений между подчиненными, – поясняет Валентина Шипилова. – Начальник-отец может относиться к подчиненным как к детям, выделяя и поощряя любимчиков, – и они в ответ начинают бороться за привилегированное положение рядом с ним, в ущерб сплоченности команды. А если он дает возможность развиваться связям, основанным на сходстве интересов и симпатии, и позиционирует себя как капитана команды, это создает благоприятные условия для самостоятельности каждого». Но начальник неизбежно становится тем, на кого обращены фантазии подчиненных. Отношения подчинения, противостояния, соблазнения, любви, ненависти… «Именно с руководителем легче всего проигрываются прежние схемы отношений родитель-ребенок, – добавляет Валентина Шипилова. – Чем яснее для человека его собственная история, тем меньше риска, что ее проблемы будут воспроизведены в профессиональной сфере».

Человек и функция

«Работа – значимая часть нашей жизни, – продолжает Александр Орлов. – Именно здесь мы тратим свою энергию, а дома восстанавливаем силы. И наше желание общаться, дружить на службе вполне закономерно: мы хотим удовлетворять свои потребности там, где проводим большую часть времени». Поэтому для многих из нас так важны атмосфера и психологическая обстановка на службе: мы много работаем и не хотим делать это в ущерб своему внутреннему равновесию. «Из-за отношений с начальником отдела, человеком, склонным к диктату, я чувствовал себя буквально больным, – рассказывает спустя год после ухода с предприятия 34-летний Александр. – Сегодня я получаю меньше, но работаю в коллективе, где уважают друг друга. Я просто родился заново, вернул себе душевный покой и веру в себя». «Эмоциональный комфорт настолько важен для нас, что многие окружают себя тем, что так или иначе отражает их интересы (например, помещают на монитор компьютера собственную фотографию с горнолыжного курорта), – говорит Александр Орлов. – Так бессознательно работник еще и заявляет о себе как о человеке, а не как о безликой функции».

Три основные эмоциональные потребности мы реализуем в межличностных отношениях на работе: ощущать свою принадлежность к группе и быть профессионально признанным; чувствовать себя компетентным и знать, что твою работу ценят по достоинству; осознавать, что другие принимают тебя и доверяют тебе. «Но, когда эти базовые потребности не удовлетворяются, мы прибегаем к тактике, которую используем в семье», – уверяет французский психотерапевт, специалист по межличностным отношениям Бриан Дерош (Brian Desroches). «Как ни противно, но мне приходится лебезить перед своим начальником – только так он перестает ко мне цепляться по пустякам, – признается 41-летняя Вероника. – Кстати, так же я вела себя с отцом, когда была подростком, и это мне всегда помогало».

Родственные отношения

Мы склонны воспринимать работу как «семейное дело», потому что семья – это единственная модель социальных отношений, механизмы которой знакомы нам с детства. «Проекции, переносы и идентификации – эти психологические механизмы позволяют нам в служебных отношениях заново бессознательно переиграть крупные и мелкие драмы, конфликты, мечты и обманутые надежды нашего детства», – поясняет психоаналитический терапевт и бизнес-консультант Валентина Шипилова. Все, с чем мы сталкиваемся в своей семейной истории, мы так или иначе воспроизводим на работе. «Если пользоваться терминами транзактного анализа, – продолжает Валентина Шипилова, – то можно сказать, что в детстве, во многом под влиянием родительских предписаний („старайся“, „радуй других“, „торопись“), закладываются сценарии нашей жизни. Став взрослыми, мы проигрываем их везде, где бы ни оказались. И если мы, к примеру, воспринимаем начальника как Родителя, то сами ощущаем себя Ребенком – покорным или бунтующим, но всегда остро переживающим происходящее».

читайте такжеКак научиться сотрудничать?

Уязвимая близость

От симпатии к чувству общности, потом к откровенности – так постепенно между сотрудниками одного предприятия завязываются личные отношения. Трудность в том, чтобы найти правильную дистанцию – ни слишком близко, ни слишком далеко. «Корпоративные праздники, поездки, встречи – такое личное общение удовлетворяет нашу потребность в дополнительном (а иногда и единственном) круге общения, – уточняет Александр Орлов. – Тем не менее чрезмерная близость делает каждого более уязвимым: дружба, излишняя открытость и панибратство иногда не дают нам провести грань между эмоциональным и профессиональным, что мешает сразу двум нашим ипостасям».

Мир работы может быть суров и жесток, и не всегда «открытое сердце» – лучший вариант для существования в нем. Поэтому, прежде чем устраивать вечеринку или начинать откровенничать, важно понять: до каких пределов можно дойти, чтобы не зайти слишком далеко? Как вдохнуть в отношения с людьми жизнь и непринужденность, не впадая в интимные признания, способные исказить и подорвать рабочие отношения?

Секс в офисе

О сексе на работе говорят мало, но занимаются им много. 42% сотрудников международных корпораций признаются в том, что имели интимную связь на работе, причем 35% предпочитают не говорить об этом вслух*. Что неудивительно: при таком типе сексуальных отношений косвенным образом ставится вопрос о запрете на инцест. В большой семье, которой символически может являться предприятие, спать с коллегой – это все равно что иметь сексуальные отношения с братом, с сестрой или родителями. Отсюда неловкость и нежелание говорить об этом. «Подобные переживания могут быть свойственны тем, кто когда-либо имел опыт инцеста, эмоционального или сексуального насилия, – комментирует Валентина Шипилова. – У таких людей могут возникать мучительные (в том числе и платонические) романы на работе, и для того, чтобы понять, почему отношения складываются именно так, потребуется помощь специалиста».

* S. Hite. «Sexe et Business». Les Echos Editions, 2000.

Держать себя в руках

«Необходимо различать «индивидуальность субъекта» и «индивидуальность по должности», – рекомендует французский психоаналитик и коуч Элен Веккиали (Helen Vecchiali). – Самое сложное – добиться гармонии между ними. На многих предприятиях есть люди, позволяющие «индивидуальности субъекта» выйти за отведенные границы и вносящие личное во все свои отношения с людьми. А бывают, наоборот, те, у кого «ролевая индивидуальность» гипертрофирована, и от них вообще остается одна должность. Чудодейственных рецептов против этого нет, но все же необходима работа над собой, иначе крайности исказят (и могут разрушить) ваши профессиональные отношения».

Умение находить равновесие между головой и сердцем – сегодня это повседневная необходимость. Важно относиться к себе с вниманием и учиться держать себя в руках, советуют наши эксперты. Стать объективным наблюдателем своих отношений с людьми, отмечая, когда в профессиональной сфере разыгрывается что-то «семейное». Прояснять неоднозначные высказывания (например, сравнивая то, что было сказано, с тем, что, как мы полагаем, человек хотел сказать); учиться избегать конфликтов; поддерживать самоуважение и сохранять гибкость в отношениях с людьми. Наша рабочая жизнь не должна быть хуже жизни вообще – иначе на что же мы тогда тратим столько времени?

* Д. Гоулман, Р. Бояцис, Э. Макки. «Эмоциональное лидерство: искусство управления людьми на основе эмоционального интеллекта». Альпина Бизнес Букс, 2006.

Есть вопрос?

  • Общество психоаналитической психотерапии, тел.: (495) 314 -1877, www.spp.org.ru
  • Институт психотерапии и клинической психологии, тел.: (8 499) 978-6455, www.psyinst.ru
читайте такжеРабота и жизнь: в поисках равновесия
P на эту тему
  •   

Psy like
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • magic   
    315 недель назад

"Проводя в офисе больше времени, чем дома, мы начинаем разыгрывать в рабочее время те сюжеты, которые скорее были бы уместны на семейной сцене" Хых)) У мня наоборот. Я разыгрываю дома сюжеты, которые взяты из рабочего мремени" В общем-то, мне это даже нравится. Я научилась четко планировать время своего выходного дня (даже план-факт составляю)), расставляю приоритеты, постоянно ищу возможности запараллелить тот или иной процесс (если смотрю телепередачу, то всегда в это время глажу белье и т.п. а еще лучше - слушать новости на Эхо Москвы, а не смотреть их по ящику - так не привязан взглядом и можно переделать вообще все домашние дела)))) А недавно решили с мужем купить новый телевизиор. Приходим в магазин, выбираем. И тут я задаю вопрос "Сколько ты заложил?" Он не понял сначала, о чем я) И только спустя какое-то время стало ясно, чтоя говорю рабочим термином ("какую сумму ты заложил в бюджет", "какая статья расходов"). Это все смешно на самом деле.
Psy like0
новый номерСЕНТЯБРЬ 2017 №20137Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты