psyhologies.ru
тесты
текст: Алла Ануфриева 

Воспитание чувств: новые открытия

Новых талантливых авторов книг для детей и подростков уже пятый год подряд открывает конкурс «Новая детская книга».
alt

В этом году в конкурсе, организованном издательством РОСМЭН, как и прежде, участвовали малоизвестные отечественные писатели – всего было прислано более 4000 рукописей. Но с 2014 года появилась новая номинация: кроме художественных и научно-познавательных книг для детей младшего возраста жюри оценивало и рукописи книг для подростков (номинация «Воспитание чувств») – о первых чувствах, взрослении, о сложных отношениях со сверстниками и родителями.

И вот наконец подведены итоги V ежегодного конкурса «Новая детская книга» и объявлены победители. В номинации «Воспитание чувств» ими стали:

  • Нина Дашевская* со сборником рассказов «Около музыки» (1-е место)
  • Юлия Венедиктова с повестью для подростков «Армас. Зона надежды» (2-е место)
  • Богатырева Татьяна с трагикомедией «День матери» (3-е место)

Подробнее узнать о результатах конкурса «Новая детская книга» 2013–2014 можно на сайте издательства РОСМЭН

Книга Нины Дашевской «Около музыки» будет издана в первом полугодии 2015 года издательством РОСМЭН. Сегодня мы с согласия автора публикуем фрагмент рассказа «Панкратьев», вошедшего в этот сборник. Героиня рассказа Соня Арсеньева думала, что в школе и поговорить особенно не с кем, пока на крыше школьной пристройки она не столкнулась со своим самым несимпатичным одноклассником.

читайте такжеДетская дружба

«Панкратьев» (отрывок)

– А, Сенька-Сонька. Тебе, кстати, какое имя больше нравится?

– Сенька, конечно. А ты что здесь делаешь вообще?

– А ты? – отбил Панкратьев.

Я пыталась вспомнить, как его зовут. Нет, не помню.

В общем, он открыл свою тетрадку и опять стал там чирикать. А я ушла на другой край крыши и стала смотреть вниз. Как-то по-дурацки всё. Мне обычно так хорошо здесь, спокойно. А тут Панкратьев этот. Вот же день не задался с утра, и горло дерет.

– Слушай, Сень. А ты когда на своей виолончели играешь, ты о чем думаешь вообще?

– Чего?...

– Ну... Ты думаешь, куда там пальцы ставить, или, типа, о музыке больше?

– Не знаю...

Я правда не знаю. Я никогда не думала, о чем я думаю.

– Раньше думала только о пальцах, а сейчас... Я не знаю, словами трудно объяснить.

– А ты попробуй. Подумай, я тебя не тороплю.

Я впервые увидела, какие у него глаза. Жутковатые. Темные-темные, почти черные. И сверлят меня, как перфоратор у соседей за стенкой. Мне стало холодно как-то с ним. Надо же, думаешь, что идиот идиотом, а он вопросы задает.

– А тебе зачем вообще?

– Просто интересно. А тебе самой не интересно, что ли, подумать над этим?

Как-то странно. Вот этот псих устраивает мне допрос, а я думаю, что ответить, как дурочка. Но мне и правда интересно.

– Ноты как буквы. В первом классе думаешь, как пишутся. А сейчас нет, просто пишешь и все. Тут похожее.

Панкратьев аж вскочил:

– Ты что, серьезно?! Для тебя любую музыку сыграть – как текст написать? А пальцы не мешают, что ли?! То есть у тебя музыка напрямую из головы шарашит, не заплетается в руках?

Ничего себе, как он. Мне даже страшно стало. С психом на крыше любому будет страшно. И к тому же получается, что я ему соврала.

– Нет. Бывают трудные места, тогда да, думаю про руки. Чаще всего даже думаю. Но если простое место... Нет, думаю, все равно это не похоже на буквы. Ты меня запутал.

– Это ты меня запутала, – сказал он и в целом был прав.

Я решила с ним больше не разговаривать. Чего привязался вообще? Мы помолчали минут пять. Звонок; ну вот, опоздали.

– Слушай, Сень. Давай не пойдем ни на какую физику. Ты и так все знаешь, а мне уже не поможет. Давай?

– Как это... Нет, надо идти, – я еще никогда не пропускала уроки просто так.

– Да ты болеешь! Вон, голоса нет. Чего пришла вообще? Тебе спокойно можно не ходить.

– И что, – осторожно спросила я, – лучше с тобой тут на крыше торчать?

– Зачем на крыше. На речку пойдем...

Никто и никогда не звал меня куда-то пойти. Вдвоем. Ну, разве Данька, но это другое – он мой брат. Только почему Панкратьев! Вот ужас-то...

* Нина Дашевская – профессиональный музыкант, скрипачка, выпускница московской консерватории. Она работает в оркестре Детского музыкального театра им. Сац, а еще пишет рассказы и сказки. Ее первая повесть, «Скрипка неизвестного мастера», получила вторую премию в конкурсе «Книгуру» и диплом премии им. Крапивина (она готовится к изданию в Издательском доме Мещерякова). А еще она автор книги «Семь невысоких гномов. Таблица умножения в стихах» (ДЕТГИЗ, 2011).

читайте такжеДля чего нужны друзья
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье